ЛитМир - Электронная Библиотека

Он швырнул маску на стол капитана.

— Может быть, вы все же выслушаете меня? — выйдя из себя, сорвался на крик Раше. — Здесь вокруг — десятки, сотни этих тварей, только поджидающих, когда вы на них посмотрите. Все, что требуется — это взглянуть...

— Да не буду я никуда смотреть, кроме как на вас в камере предварительного заключения, в ожидании ведомственного разбирательства! Будь я проклят, Раше, вы ведете себя не хуже, чем Шефер! Проникаете на опечатанное место происшествия, утаиваете вещественные доказательства, лжете в своих письменных показаниях...

— Отлично! — заорал Раше в ответ. — Просто замечательно! А я-то надеялся, что поговорю со своим шефом! — и с этими словами он выскочил из кабинета Мак Комба.

— Эй, Раше, не смейте никуда уходить! — закричал Мак Комб ему вслед. Раше не обратил на эти слова никакого внимания, только изменил предполагаемый маршрут, направившись к задней лестнице, чтобы избежать возможных попыток задержать его. Он собирался поделиться своими опасениями с начальником, со старшим, способным выслушать и понять, но деловые качества Мак Комба не напрасно всегда внушали Раше опасения. Нью-Йорк осадили инопланетные чудовища, а Мак Комб озабочен точным соблюдением устава.

— Господи, Шефер, — пробормотал про себя Раше, спускаясь по бетонным ступенькам, — где ты сейчас? В этой чертовой Центральной Америке, Господи, прости! Если бы ты знал, как ты мне нужен!

Его единственная попытка сделать без Шефера что-нибудь для улучшения ситуации закончилась неприятной встречей с Мак Комбом. Но когда стальная пожарная дверь внизу оглушительно хлопнула, так что по всей лестнице раскатилось похожее на гром эхо, Раше понял, что Филипс и его люди знали обо всем.

Мак Комб ведь вполне мог им позвонить. Рядом с разбитым Шефером телефоном у капитана на столе уже красовался новый аппарат.

Три человека в костюмах и солнечных очках, внезапно ворвавшиеся снизу, налетели на него. Раше не стал вытаскивать пистолет.

— Федеральные агенты, — заявил один, с девятимиллиметровым автоматическим пистолетом. — Вы, Раше, зашли слишком далеко, — он помахал перед носом Раше какими-то бумагами, видимо, разрешениями на задержание, но Раше не смог ничего разобрать. Другой поднял портативную рацию и проговорил в микрофон:

— Все в порядке — мы его обнаружили.

Третий, целясь из пистолета, протянул свободную руку Раше.

— Передай моему другу шлем, Раше! — приказал первый.

Детектив скривился. Он размахнулся, собираясь запустить маской в человека в штатском. Три пистолета нацелились ему в живот.

— Полегче, полегче, — прикрикнул на него первый агент. — Ты просто передай потихоньку, как велено, — Тебе она не нужна.

Оглядевшись, Раше опустил руку и передал маску.

— Хорошо, — одобрил агент. — Теперь вперед: ты отправляешься с нами.

— Куда? — спросил Раше. — Можно, я хотя бы позвоню жене или сообщу кому-нибудь наверху?

Агент отрицательно потряс головой.

— Ну-ну, Раше. Никаких звонков. Никто даже не заметит твоего исчезновения. Машина давно ждет.

Раше нахмурился.

— Это незаконный арест! Он больше смахивает на похищение!

Он успел прикинуть, что даже если Мак Комб позвонил куда надо сразу же, как Раше переступил порог его кабинета, все равно вызванные им агенты не смогли бы так быстро появиться. Похоже, они следили за ним все время.

— Называй это, как знаешь. Давай, пошевеливайся, — агент подтолкнул Раше пистолетом в нужном направлении. Ему не оставалось ничего другого, как повиноваться. Однако, выходя из здания, он сделал еще одну попытку запротестовать.

— Как вы обращаетесь со мной! Вы не имеете права похищать офицера полиции прямо из Полицейского Управления!

— Хрена лысого мы не имеем, — пробормотал один из агентов.

— Ты не обычный агент ФБР, — сказал Раше. — Даже дешевые шпики из Бюро не будут так себя вести. Кто вы такие?!

— Кто надо, — последовал исчерпывающий ответ, и Раше втолкнули на заднее сидение черного «седана» без номерных знаков.

Глава 25

Потоки грязной холодной воды обрушились на голову Шефера и потекли по груди и спине, приведя его в чувство. Он услышал над собой смешок и чей-то голос произнес:

— Эй, щенок, время вставать!

Шефер моргнул и огляделся.

Он сидел на низком деревянном стуле, ступни упирались в дощатый пол. Запястья были стянуты сзади чем-то твердым, вроде проволочной вешалки для пальто, чем-то настолько жестким и туго стянутым, что детектив не мог ни подвинуться поближе, чтобы снять путы, ни выскользнуть из них. Эшевера, если это ему он был обязанным таким беспомощным положением, знал свое дело.

Стул стоял почти в центре довольно большой полутемной комнаты с деревянными стенами. Шефер не узнавал этого места. Дневной свет проникал из-под навеса крыши — ни окон, ни лампы не было.

Детектив решил, что был без сознания несколько часов, если не дней, — достаточно долго, чтобы подчиненные Эшеверы притащили его сюда, на свою базу. Тот, кто нанес ему удар в джунглях, явно был специалистом в своем роде: голова ныла, но оставалась ясной, мысли не путались, сотрясения скорее всего не было.

Шефер прикинул, в какую дыру он мог попасть и насколько трудно будет отсюда выбраться. Если они умудрились переправить его через всю Панаму и доставить в лагерь Кали у Колумбийской границы, то дело плохо. Судя по донесениям агентов, это место укреплено не хуже крепости. Если же он в лачуге у дороги, где контрабандисты делают привал, надо думать, все будет нормально.

Было бы очень обидно выдержав схватку с космическим чудовищем, погибнуть от руки бандитов, торгующих наркотиками.

Боевик, обливший детектива водой, швырнул пустой таз к ногам Шефера и, подкрутив проволоку на запястьях американца, чтобы он и шевельнуться не мог, удовлетворенно произнес:

— Bueno.

Шефер почувствовал, как металлическое лезвие впилось в его тело. Резкая боль и детектив почувствовал, как струйки горячей крови потекли вниз. Он зарычал от ярости и боли.

— Пожалуй, проволока крепковата? — заговорил незнакомец на хорошем английском. — Не стоит так волноваться — ведь мы только начали. Пройдет немного времени, и ты даже замечать не будешь такую боль.

Боевик отвернулся, выглянул через единственную дверь из комнаты и махнул кому-то.

Мгновение спустя высокий человек в военной форме вошел в комнату, кивнув боевику. Тот поприветствовал его и ушел. Вновь прибывший медленно пересек комнату и, остановившись возле связанного пленника, улыбнулся ему сверху вниз. Шефер сразу узнал этого человека. Он видел его в Нью-Йорке, и с каким бы удовольствием он прикончил бы его!

Это был Эшевера.

Шефер получал своеобразное удовольствие, наблюдая, как гангстер хромает.

— Детектив Шефер, я огорчен, — заговорил Эшевера. — Ты долго путешествовал по Центральной Америке, проезжал так близко от моего дома — и не захотел остановиться, навестить доброго старого друга!

Шефер хмыкнул.

— Наверно, ты искал меня, но потерялся? — подсказал Эшевера. — Где-то неудачно свернул, кто-то направление неудачно подсказал? Что еще могло привести тебя в этот укромный уголок, как не страстное желание возобновить наше знакомство?

— До сих пор мне кое-как удавалось избегать этого, — парировал Шефер.

Эшевера оскалился.

— Когда мы виделись в последний раз, я сделал тебе весьма великодушное предложение. Возможно, теперь ты пожалеешь, что ответил мне таким образом.

— Я жалею, что мы не встретились на крыше дома повыше, — огрызнулся Шефер. Улыбка Эшеверы исчезла.

— Очень смешно, детектив Шефер. У тебя всегда было прекрасное чувство юмора, не правда ли? Надеюсь, в дальнейшем оно тебе не изменит. Я, к сожалению, не смогу в должной мере оценить его. — Эшевера отвернулся и снова появился боевик. В одной руке у него было что-то яркое, ослепительно-оранжевое с черным, а в другой — катушка с черным кабелем, который он постепенно разматывал.

34
{"b":"1853","o":1}