ЛитМир - Электронная Библиотека

Он поставил черно-оранжевую штуковину на стол.

— Пила, — с удовольствием объяснил он. — Очень мощная.

Эта штука выглядела и правда мощной: циркулярное лезвие, мотор мощностью в полторы лошадиных силы, снятый щиток предохранителя. Шеферу это не понравилось. Кроме всего прочего, это означало, что здесь есть электричество, то есть хижина нечто большее, чем просто хибарка на тропе.

Эшевера снова заулыбался.

— Я скоро вернусь. А пока тебе придется провести несколько минут наедине с Паоло. Пожалуй, ты сможешь развлечь его какими-нибудь своими занимательными историями. — Паясничая, гангстер вскинул руку в прощальном салюте, после чего повернулся и захромал прочь.

Садист с пилой, ухмыляясь, смотрел на Шефера. Он крутанул лезвие, чтобы его опробовать, и свет ослепительно вспыхивал на полированном металле.

— Так мало времени, так много работы, — проговорил он, оценивающе разглядывая Шефера. Он топтался возле своей жертвы, положив руку ему на затылок и, нажимая, пригибал его голову все ниже, обнажив его мощную шею наподобие парикмахера, собирающегося подбрить волосы.

Паоло опять включил свою пилу, на этот раз переключив в режим «работа». Мотор равномерно загудел.

— Да, я знаю это ощущение, — сказал Шефер, сгибаясь, насколько это возможно, вперед. А потом он неожиданно встал, вместе со стулом и всем остальным, оттолкнувшись от пола ногами. Ноги связанного Шефера стиснули коленную чашечку палача.

— Что?.. — пораженный колумбийский мучитель отшатнулся назад.

Шефер присел на корточках, и, с силой оттолкнувшись ногами, прыгнул назад, размазав Паоло по деревянной стене и загнав проволоку, которой были связаны его руки, Паоло в живот. Падая, садист выдавил из себя придушенный стон, едва различимый сквозь вой пилы. Резко повернувшись и подавшись вперед, Шефер рванул вонзившийся в колумбийца конец проволоки и почувствовал, как по его рукам потекла кровь из распоротого живота его врага. Упругим движением он подвинулся вплотную к продолжающей вращаться пиле, оставив поверженного Паоло лежать возле стены.

Оставалось избавиться от пут. Изогнувшись, детектив прижал заднюю часть стула к вращающемуся лезвию. Мотор взвыл, во все стороны полетели опилки, и через секунду Шефер уже смог выпрямиться, отбросив прочь щепки распиленного стула.

Паоло задвигался, пытаясь приподняться. Шефер пнул его в живот, и, когда тот свернулся клубком на полу, ударил по голове. Кровь брызнула из носа Паоло на свежие опилки.

— Удовольствие — удовольствием, дружок, — сказал ему Шефер, — но времени на подобные штучки у меня сейчас нет.

Присев на пол, детектив двинул связанные за спиной руки, так что они оказались спереди, и принялся зубами раскручивать проволоку на запястьях. Через минуту ему удалось освободить один конец, потом пошло легче. Он несколько раз поранился, и его рот наполнился кровью, стянутые острой проволокой запястья тоже были изранены и кровоточили, но он не обращал на это никакого внимания.

Он ударил Паоло еще раз для уверенности, что то оставался без сознания. Тогда Шефер подвигал пилу, так, чтобы у тех, кто охраняет дверь — не было никаких оснований предполагать, что кроме Паоло здесь никого нет. Как минимум в лагере было еще четверо боевиков, которые принесли его сюда. Они, скорее всего, оставались здесь. А, кроме них, здесь могли оказаться другие.

Шефер подпрыгнул, ударив ногами по двери в надежде, что она не крепче, чем выглядит. Все получилось, как он и рассчитывал: щеколда и верхняя петля сорвались, и детектив вылетел наружу, опрокинув изумленного охранника.

Боевик, стоявший на страже у двери, сжимал автомат Калашникова. Шефер ударил бандита кулаком в челюсть, вырвал из рук оружие и огляделся. Детектив очутился в пустом коридоре с дверьми в конце и начале. Три двери располагались с каждой стороны. Шефер появился как раз из одной из центральных дверей.

Это было плохо и означало, что здание больше, чем он надеялся. Место, куда он попал, было явно больше чем простая стоянка на тропе торговцев наркотиками.

Шефер рассчитывал, что его единственный шанс избавиться от врагов — раствориться в джунглях и пробираться куда-нибудь в цивилизованное место, откуда можно будет вернуться в Штаты. Поиски этого цивилизованного места могут отнять недели. Но главное — из этого большого здания гораздо сложнее будет ускользнуть невидимым, чем из предполагаемой лачуги. Однако выбирать не приходилось.

Охранник на полу застонал. Шефер ударил прикладом автомата его по голове, и тот замолчал.

Детектив осмотрел семь закрытых дверей, и, заметив, что из-под одной из них, в левом конце коридора, пробивался дневной свет, направился туда.

Узкая полоска света никак не изменялась. Либо она не охранялась, либо охрана стояла сбоку от двери. Шефер прижался ухом к ее дощатой поверхности и услышал голоса, но разобрать, кто там, сколько их и как далеко они находятся от двери, было невозможно.

Осторожно, одной рукой, Шефер поднял задвижку, сжимая автомат в другой.

Ничего не произошло.

Тогда он распахнул дверь вовнутрь, так быстро и бесшумно, как только мог, и шагнул вперед.

И замер.

За дверью не меньше дюжины человек, явно поджидавших его, целились в него из винтовок. Он оказался в широком открытом внутреннем дворе, совершенно лишенном каких бы то ни было укрытий — негде спрятаться, некуда бежать. Двор был окружен крытыми черепицей зданиями, разделенными узкими аллеями. По углам возвышались сторожевые башни, оснащенные прожекторами и тяжелыми механическими орудиями.

Это, несомненно, был дом-лагерь Эшеверы, один из тех, о которых говорилось в рапортах разведуправления. Их обслуживали сотни боевиков с военным снаряжением, способным отразить атаку регулярной армии.

— Все не так просто, как кажется, мистер Шефер, — сказал Эшевера, широко улыбаясь из-за спин двух стрелков. — Паоло был неосторожен. Я думал, он сможет тебя урезонить... Я, конечно, в курсе, что ты ловкий мужик, но Паоло... Ну, ничего. Раз Паоло не произвел должного впечатления сразу, может, ему во второй раз повезет больше, коль уж ты оставил его в живых!

Шефер внимательно смотрел на Эшеверу, раздумывая.

Они наверняка рассчитывают, что он сейчас бросит своего «калашникова» и поднимет руки, после чего для него начнутся весьма болезненные и неприятные вещи. Но ведь они все равно в конце концов его убьют, так почему не попытаться прорваться к воротам? Конечно, спасти его может только чудо, но и чудеса иногда происходят. Кроме того, вне зависимости от планируемого чуда, он постарается добраться до Эшеверы.

Но, предчувствуя какую-то ловушку, детектив все-таки колебался.

Такое с ним случалось и раньше — и в Нью-Йорке, и в джунглях.

Шефер поднял глаза на ближайшую сторожевую башню, где человек в тропическом шлеме целился в него из автоматической пушки, что само по себе заслуживало некоторого внимания. Но не это вызывало беспокойство. Тут как раз все было в порядке. Однако Шефер не мог оторвать пристального взгляда широко открытых глаз от человека с пушкой.

И тут грудь человека взорвалась бело-голубым огнем.

Половина стрелков обернулась, изумленная взрывом за их спинами, другая половина, видимо, более организованная, продолжала целиться в Шефера, не сводя с него глаз.

Эшевера оказался среди тех, кто заинтересовался взрывом, но он тут же повернулся назад, когда второй белый огненный шар снес голову стрелку справа от него.

— Чтоб тебе пусто было! — вполголоса выругался гангстер, ковыляя по двору, припадая на больную ногу, он тщетно пытался увидеть противников.

Потом через двор ударила струя огня, и стрелки разлетелись в разные стороны.

Все боевики высыпали из зданий. Часовые на вышках, поворачивая свои орудия, начали поливать огнем окружающие джунгли, но Шефер, знакомый с маскирующими приспособлениями погибшего чудовища, сильно сомневался, что хоть кто-нибудь из них действительно хорошо себе представляет, во что и куда он стреляет.

35
{"b":"1853","o":1}