ЛитМир - Электронная Библиотека

Детектив заметил, что фейерверк начался сразу с нескольких сторон. Выходит, проводник был прав — умершая тварь имела друзей, и теперь они явились поразвлечься.

Эшевера громко кричал, отдавая приказания группе боевиков, орудующих в небольшом флигеле в дальнем углу внутреннего двора. Шефер увидел, как стены пристройки медленно раздвигаются, открывая целую зенитную батарею, готовую к бою. Эшевера действительно был готов сражаться против чего угодно и отражать любые, даже самые крупномасштабные атаки — но как он мог подготовиться к такому?!

Тяжелые зенитные орудия открыли огонь, наугад посылая снаряды в лес.

— J Donde demonios este el? — прокричал один из артиллерийского расчета. Люди Эшеверы не видели противника, и это пугало их. От возбуждения и замешательства они совсем забыли о Шефере.

Но теперь Шефер не спешил убегать. Несмотря на то: что люди Эшеверы были всего лишь торговцами наркотиков, они продолжали оставаться людьми, а Шефер считал, что не дело позволять космическим хищникам играть с людьми, используя их как животных, предназначенных на заклание.

Между тем полоса белого огня расползлась по всему двору, добралась к зенитным установкам, опрокидывая всех попадавшихся ей на пути людей, и Шефер понял, что спортом тут не пахнет. Игрушки закончились.

Инопланетяне воевали, и довольно решительно.

В этом проводник оказался прав: эти создания терпеть не могли людей с оружием.

Но с другой стороны... они продолжали делать это скрытно, а не отправились на свои космические корабли, чтобы стереть лагерь с орбиты, и почему-то Шеферу казалось, они это не сделали не потому, что не могли...

И тут он вспомнил тех пьяных охотников, всаживающих пулю за пулей в мертвого оленя.

Потом тяжелые орудия взорвались, оторвав детектива от мыслей и уложив еще не менее дюжины боевиков.

Эшевера метался по лагерю, пытаясь организовать сопротивление, но вот и он, как подкошенный, рухнул на землю.

Когда с артиллерией Эшеверы было покончено, согласованный огонь пришельцев сосредоточился на сторожевых вышках, и через несколько секунд две из них рухнули наземь.

— Боже, — проговорил Шефер.

Момент, когда отсюда следовало бежать, похоже, наступил, — особенно учитывая немаловажную возможность того, что инопланетные твари явились по его душу и рано или поздно об этом вспомнят. Датчик все еще находится у него в шее, и о том, что произошло, хищники тоже не забыли. Так что, пока люди Эшеверы не могут остановить его, нужно бежать.

Шефер повернул направо и побежал по одному из переулков между зданиями, надеясь, что тот выведет его наружу. За его спиной оглушенный Эшевера поднял глаза и внезапно заметил бегущего детектива. Он отчаянно закричал:

— Шефер! Его люди должны были искать его. Это, наверно, они! Его рук дело! — он поднял руку, указывая на убегающего norteamericano.

Поток бело-голубой плазмы, ударив в его руку, оторвал кисть. Эшевера закричал от боли и повалился на спину. Один из его боевиков бросился за беглецом.

— Схватите его! — орал Эшевера, размахивая обожженным обрубком. — Я хочу его убить! Он во всем виноват!

Боевик, побежавший догонять Шефера, внезапно заколебался, оглядываясь, потом решительно продолжил свое преследование, крикнув Эшевере:

— Он мой!

Шефер исчез за поворотом, а позади него, во внутреннем дворе, Эшевера остался лежать, истекая кровью.

Сгустившийся воздух вдруг обратился в невероятное чудовище, исчадие ада, двигающееся вертикально на двух ногах, с лицом из металла и рябой кожей такой странной окраски, какая не могла быть ни у какого человеческого существа. Оно было выше, чем любой человек. На его плече примостилась какая-то непонятная штука, вроде попугая, и эта штука поворачивалась во все стороны.

Потом появилось еще по крайней мере три таких же чудовища. Они спокойно разгуливали среди огня и дыма, вооруженные чем-то наподобие ножей и дротиков. Двигались они с необыкновенной уверенностью, словно победители.

— Матерь Божия! — задохнулся Эшевера.

Три красных точки появились на лбу Эшеверы и мгновение спустя слились в маленький красный треугольник. Черный предмет на плече чудовища повернулся вокруг своей оси и нацелился прямо в лицо гангстеру, который слишком поздно понял, что на плече у твари не домашний любимец, а какое-то оружие.

Спустя секунду тело Эшеверы вспыхнуло восковой свечой.

Тварь оторвала глаза от дымящегося трупа и подняла их к небу.

Прекрасно воспроизведенный, многократно усиленный голос погибшего разнесся над джунглями, раскатившись эхом в невероятной дали. Тоскливым воплем он взлетел к небесам:

— Матерь Божия!..

Глава 26

«Пожалуй, Эшевера прав, — думал Шефер, выбегая из разворошенного осиного гнезда и скрываясь в джунглях. — Именно я виноват в том, что его лагерь уничтожили. Правда, нельзя сказать, что это сделали мои друзья».

Звуки взрывов за его спиной скоро смолкли, оружейный огонь тоже утих — им на смену пришли душераздирающие человеческие вопли. Подгоняемый этими криками, сливающимися в единый невыносимый вой, Шефер мчался изо всех сил. Он отлично понимал, что хищники решили развлечься, добивая оставшихся в живых защитников лагеря. Но скоро они закончат кровавую игру и вспомнят, зачем здесь оказались. На очереди окажется он. И, когда это случится, поиски затерявшегося в джунглях Шефера окажутся для кровожадных чудовищ не сложнее тренировки по спортивному пеленгу благодаря датчику, закрепленному у него на шее.

— Чертов собачий ошейник! — зарычал Шефер, пытаясь бежать еще быстрее.

Он все еще сжимал автомат, хоть и не думал, что тот чем-нибудь ему поможет при встрече с этими созданиями.

Шефер снова очутился в джунглях, даже не представляя себе, куда его занесло, в какую страну, — безоружный, исключая краденый автомат. Он еще не полностью оправился от ран, полученных в Нью-Йорке, и не обращал внимания на раны, полученные здесь. Ко всему прочему, он подозревал, что чертов автомат даже не заряжен, но не мог себе позволить остановиться и проверить. Добрая половина колумбийских торговцев наркотиками уже занялась его поисками, поганые чудовищные пришельцы вот-вот отправятся по его следу, и даже Филипс с его тайными агентами тоже, возможно, желает его смерти...

Детектив остановился, чтобы восстановить дыхание и решить, куда направиться. Оглядевшись, он увидел, что со всех сторон его окружают джунгли. До него еще доносились крики и стоны из лагеря Эшевера, но выстрелы и взрывы смолкли окончательно. Как там в пословице? «Перед грозой всегда затишье»?

Да, похоже, что влип он весьма основательно!

«Вот и сбываются апокалиптические пророчества, вот оно, проклятие Новой Эры», — подумал Шефер, когда, сбитый брошенным в него предметом, неожиданно рухнул на землю. «Калашников» отлетел в сторону. Шефер откатился в кусты и огляделся.

Да, подобной оплошности с ним еще не случалось. Он не услышал шагов преследующего его человека, не заметил летящего в него предмета. Он никогда еще не позволял никому подкрасться к себе подобным образом.

Во всяком случае, это не был один из этих проклятых охотников. Скорее всего, его выследил кто-то из людей Эшеверы — здоровый малый в кожаной безрукавке, коричневых джинсах и тенниске. Он стоял над упавшим Шефером, зажав его ноги между своими, и ухмылялся, ткнув своим АК-47 детективу в лицо.

— Какого дьявола тебе нужно? — поинтересовался Шефер. — Ты собираешься приволочь меня обратно? Думаешь, Эшевере станет от этого легче?

— Эшевера мертв, — сказал незнакомец.

По крайней мере, он говорил по английски, но, впрочем, по английски говорили почти все, работавшие на Эшеверу.

— Ты подкрался бесшумно, — заметил Шефер.

— Ага, — согласился человек. — Ты — мой шанс выдвинуться. Картель Кали будет искать нового кандидата для контроля района Мейнджейб — до сих пор этим занимался Эшевера, выставленный тобой из Нью-Йорка. И если я окажусь тем, кто принесет Картели твою голову, детектив Шефер, выбор будет очевиден.

36
{"b":"1853","o":1}