ЛитМир - Электронная Библиотека

— А как насчет паршивцев, разгромивших лагерь Эшеверы? — спросил Шефер. — Если нам не удастся избавиться от этих уродов, вряд ли тебе удастся принести куда-нибудь мою голову.

— Это ты о своих приятелях? Да они давно забыли о нас! Они получили лагерь, они получили наркотики — чего им еще нужно?

— Они мне не приятели, — устало сказал Шефер. — Ты что, не рассмотрел, с кем сражаешься?

— Ну, артподготовка у вас на высоте, — ответил бандит. — Так это вполне естественно, что у властей огневой мощи больше, чем обычно. А кто это еще может быть? Все очевидно!

— Ты любишь это словечко, «очевидно».

Человек пожал плечами.

— Если уж говорить об очевидности, — проговорил Шефер, — позволь показать тебе одну очевидную штуку, — и тут он нанес колумбийцу внезапный удар ногой в промежность, заставив боевика согнуться пополам. Шефер выбрался из-под него и нанес ему второй удар в челюсть, уложивший его на землю.

Подобрав АК-47, Шефер отшвырнул его подальше и поднял колумбийца за кожаную безрукавку.

— Твои рассуждения не слишком логичны в одном месте, дружок, — проговорил он. — Эти существа, поигравшие в салки с твоими коллегами, не дадут ломаного гроша за твой вонючий кокаин. Они не люди, compren-de?

— Иди ты знаешь куда, врун чертов!.. — боевик все еще держался за живот.

— Проклятие, — взорвался Шефер, встряхнув парня за плечи. — Это правда!

Он отбросил колумбийца и встал над ним, только сбоку, чтобы тот не смог использовать тактику ша против него самого.

— Слушай, болван ты этакий, я устал, я болен, и у меня крошки во рту не было с того времени, как я оставил Нью-Йорк. И все же свалить меня не так просто, да, карьерист?

Он отвернулся и подобрал свой «калашников».

Еще до того, как колумбиец заговорил, Шефер понял, что совершил какую-то глупость. Он не мог понять, почему именно это произошло — обычно он был гораздо более чутким, во всяком случае, спину врагу не подставлял, вне зависимости от того, насколько разбитым выглядел враг. Возможно, он просто не подумал как следует, вернее, был настолько загнан, что просто не мог думать как следует.

Словом, какова бы ни была причина его головотяпства, только он повернулся спиной к парню Эшеверы, колумбиец немедленно этим воспользовался, откатившись в кусты и схватив АК-47. — Эй, свинья, — ухмыляясь, позвал он, вскочив на ноги и целясь в него из автомата.

Шефер медленно обернулся, понимая, что дал промах, что этот тип его сейчас пристрелит, что через мгновение боевик, скрючившись, рухнет, получив несколько пуль в живот... Детектив услышал автоматную очередь, похожую на звук стремительно открываемой металлической «молнии», и у него не было времени, даже чтобы напрячься...

На груди колумбийца расцвел и тут же увял кровавый цветок. Шефер понял, что стреляли не из АК-47.

Парень, мечтавший о должности Эшеверы, оказался от нее дальше, чем когда бы то ни было. Он качнулся и упал, уронив свой АК-47. Алая кровь залила гладкий металл.

Перед Шефером стоял генерал Филипс собственной персоной, сжимая в руках автомат.

— Кого я вижу, — проговорил пораженный Шефер. — Вот это да! Настоящая охота!

Филипс нахмурился. Он не был расположен упражняться в остроумии. Генерал собирался подобрать детектива в кратере, вместо того, чтобы разыгрывать причудливые сцены со спасением — это казалось ему неуместным излишеством. Спасибо и на том, что тут не было пришельцев, угробивших «Девятую Ловушку».

Филипс не знал и не хотел знать, от кого он спас Шефера. Главное — Шефер найден и все еще жив.

Но пришельцы находились совсем рядом, в лагере, и жаждали заполучить детектива. Вот-вот они бросятся за ним следом. Если, конечно, они уже не собрались вокруг, скрытые своими проклятыми защитными экранами. Времени на пустую болтовню не было.

— Жить хочешь? — крикнул он Шеферу. Тогда заткнись и следуй за мной!

Генерал повернулся и побежал рысцой через джунгли, даже не взглянув, пошел ли Шефер за ним.

Но Шефер пошел. Он не был настолько глуп, чтобы отказываться от чуда, явившегося ему на помощь, и к тому же, слишком устал.

Несколько минут спустя, пробираясь вслед за Филипсом сквозь заросли острой, как ножи, и гибкой, как хлысты, растительности, Шефер краешком глаза заметил вспышку. Повернув голову, он увидел столб огня и белой раскаленной плазмы, бушующий где-то в районе крепости Эшеверы. Секундой позже раздался грохот.

— Слышал взрыв? — крикнул он Филипсу. — Твои инопланетные друзья разнесли базу Эшеверы на кусочки!

Филипс обернулся, взглянув сначала на Шефера, а потом на устремившийся к небу высоченный столб дыма.

— Наркотики? — переспросил он, хоть и так было все понятно — зачем еще может понадобиться здесь, в этой глуши, такая база?

Шефер кивнул.

— Черт, я упомяну о вас в ведомственном отчете, как только выясню, где раздают медали!

— Да хищникам не нужны твои наркотики, — отозвался Филипс. — Не больше, чем Эшевера. Им вообще ничего здесь не нужно, их здесь ничего не интересует...

Они прорвались сквозь последнюю стену зарослей на поляну, где, медленно вращая винтом, ожидал их вертолет. Филипс замедлил шаг и обернулся к Шеферу.

— За исключением тебя, — закончил он, поднимая пистолет.

Глава 27

Раше поднялся со своей откидной кровати, не в силах больше валяться на ней. Его одолевала невыносимая тоска. Федеральные агенты разместили его в квартире где-то в средней части города, под присмотром агентов ФБР. Прошло уже немало времени... Они выдали ему белый купальный халат, и каждый второй день один из трех охранников работал прачкой. Еда оказалась вся покупная — кухня была темной и необорудованной. Один из трех охранников приносил ее, но всегда только один. Двое всегда оставались сторожить Раше.

Они представились как Смит, Джонс и Миллер, и даже не улыбнулись, говоря это.

По крайней мере, ему не надо было делить с ними спальню. Они спали в комнате рядом на раскладном диване, не больше чем по двое, по очереди оставляя одного стоящим на часах.

Здесь был телефон, но они не позволяли Раше пользоваться им, и когда однажды он выбрался потихоньку в два часа ночи из своей спальни и попытался набрать номер, воспользовавшись тем, что стоявший на часах агент отправился в туалет, он не смог этого сделать. На следующий день, наблюдая за охранниками, он заметил, что те набирают код из четырех цифр перед тем, как набрать номер, и этот код меняется с каждым звонком.

Шифровальщиком Раше не было, а трое агентов не любили, когда он смотрел, как они звонят, так что разобраться с кодом не представлялось возможным.

Тут же находился телевизор, но настроить его никак не удавалось. Раше махнул на него рукой — тем более, что это было постоянным напоминанием о причине, по которой он не показывался.

Проклятые корабли все еще были здесь, кружа вокруг города.

Маска лежала на столе рядом с телефоном как еще одно напоминание о пришельцах. Раше не мог понять, почему федеральные агенты не отдали его в свою лабораторию на исследование, но до сих пор они этого не сделали. Они положили его здесь, и он выглядел просто по идиотски.

На вопросы Раше, почему они так поступают с маской, агенты, видимо, отвечать не собирались. Наконец, один из них сказал:

— Маска останется с тобой, пока не вернется Филипс. Она ведь была при тебе, когда ты был арестован, значит, это твоя личная вещь.

Это было просто смешно, и Раше этому не поверил. Теперь ко всем прочим вопросам, мучившим Раше, добавился еще один: куда же это запропастился Филипс и когда он вернется.

Естественно, это ему сообщать не стали. Вообще, агенты не отвечали ни на один серьезный вопрос. Когда Раше интересовался, долго ли они собираются его здесь держать, они просто говорили:

— До тех пор, пока не отпустим.

И все же было яснее ясного, почему он здесь. Агенты ФБР хотели иметь стопроцентную уверенность, что Раше никому не расскажет о кораблях.

37
{"b":"1853","o":1}