ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это тебе за то, что обидел бойскаутов, — заявил Раше, еще раз пнув агента.

После этого Раше зажал подмышкой маску, рывком выхватил пистолет Смита и, окончательно разломав дверь, выбрался наружу.

— Дрянные новомодные конструкции, — пробормотал он себе под нос, сбегая вниз по лестнице. — Я бы не стал использовать такие для конспиративной квартиры... Значит, Мет-Лайф, шесть часов...

Над головой послышались стоны Смита и ругательства Джонса. Детектив успел бросить последний взгляд наверх, как раз, чтобы увидеть выскочившего в холл Джонса, схватившегося одной рукой за нос, изливающий потоки крови на его лицо и грудь, а второй сжимающего девятимиллиметровый пистолет.

Джонс успел выстрелить, но невредимый Раше метнулся к двери и выскочил на пожарную лестницу. Наверно, Джонс не успел даже прицелиться — выстрел сбил штукатурку над головой Раше.

Детектив отдавал себе отчет в том, что шансов у него практически нет: эти двое могут позвонить во все федеральные ведомства. Если бы у него было время связать их, тогда другое дело... но Миллер мог вернуться в любую минуту. Поэтому р и воспользовался лестницей, а не лифтом.

Единственное, на что он мог рассчитывать — это на желание ФБР избежать огласки. Скорее всего, агенты решат, что он не предпримет ничего более серьезного, чем побег, а потом станет скрываться. Тогда поиски затерявшегося в Нью-Йорке полицейского будет не трудно сохранить в тайне. А эти парни отчаянно стремятся сохранить в тайне все, что бы они ни делали. Они могут просто дать ему уйти...

В конце концов, пройдет всего шесть часов — и все закончится.

Глава 28

Федеральные агенты не тронули фургон, арендованный Раше — он все также стоял на углу перед Управлением Полиции. Наверно, они не сочли это важным, а, может, не знали, что фургон его. Автомобиль простоял без присмотра все эти дни, но каким-то сверхъестественным образом сохранил все колеса, и единственной надписью, появившейся на его борту, было «Помой меня!», написанное на толстом слое грязи, покрывавшем черную дверь. Причиной тому, без сомнения, было хорошее соседство — множество полицейских ходило вокруг круглые сутки.

Раше не планировал продолжать аренду столько дней, наверно, счет, который он со временем получит, будет просто убийственным, но пока он еще нуждался в фургоне.

Раше ехал и размышлял, что бы предпринять, чтобы предотвратить предстоящую выдачу Шефера чудовищам.

Он слишком многого не знал. Не знал, кому можно доверять, не знал, как можно остановить то, что происходит. Ну да ладно, он постарается приготовиться ко всему — а там будет видно.

Припарковав фургон и заплатив за стоянку, Раше нырнул в здание Полицейской Академии на Двадцатой улице.

Разгромленный тир был все еще закрыт, но Салвати снова дежурил на верхней площадке лестницы, несмотря на блеклые кровоподтеки, из-за которых одна половина его лица казалась намазанной маслом. Он поднял глаза на звук открывающейся двери.

— Боже мой, Раше, — воскликнул он, — где тебя черти носят? Тебя пытались найти, искали целыми днями, Браунлоу и эти парни...

— Я подсчитывал налоги, — сказал Раше. — Слушай, Сал, мне нужна помощь.

— Прямо не знаю, — замялся Салвати. — Не хочу я ссориться с Мак Комбом...

— Я охочусь за теми ублюдками, что разгромили тир, — продолжал Раше.

Лицо Салвати окаменело.

— Чего тебе надо? — проговорил он сквозь сжатые зубы.

— Оружие, — ответил Раше. — Все, какое ты мне сможешь предложить. И без записей в журнале.

— ФБР? — спросил Салвати. — Этих тварей покрывает ФБР?

— Да, вроде того.

— Так я и знал! Проклятие на нашу голову... Так что именно ты хочешь получить? — подумав немного, Салвати сам ответил на свой вопрос: — То, что тебе нужно, на оружейных полках внизу, но там осталось немного. А остальное позаимствуем из партии с Ямайки, ты ведь, помнится, и занимался этим делом. Оно все еще в лаборатории. Там есть над чем поломать голову. Да еще можно добавить то, что подобрали после резни на улице Бикман. Словом, можно найти все виды ручного оружия. Хотя его потихоньку растаскивают и распределяют.

Недобрая ухмылка искривила губы Раше.

Это было намного лучше, чем он рассчитывал.

Весьма вероятно, что оружейники не работают — в последнее время большинство преступников были такими болванами, что не могли должным образом позаботиться о своем оборудовании, но Раше хорошо помнил, каким богатым в свое время был арсенал этого тира. Даже если половина его исчезла, оставшегося оружия вполне хватило бы, чтобы устроить настоящий ад, сыщись только повод — автоматическое оружие, гранаты, ручные ракетные установки — тут можно было найти абсолютно все.

Этого было более чем достаточно, чтобы избавить Раше от федеральных агентов и их приятелей из космоса.

— Ты мне поможешь, а, Сал?

Салвати кивнул.

— Пойду возьму тележку.

Народ поглядывал из окон, с любопытством наблюдая, как Раше и Салвати вытаскивают оружие на улицу и загружают в фургон, но никто ничего не спросил и не остановил их. «Да, — подумал Раше, — кому придет в голову, что нашелся сумасшедший, собирающийся разгуливать по городу с такой коллекцией, не имея на это разрешения?» Раше улыбнулся сам себе. Он, конечно, не был таким крутым, как Шефер, но в арсенале тира ему удалось кое чем разжиться.

А в это время Шефера уже привезли в Нью-Йорк на борту фантастического военного реактивного самолета, как будто он был чрезвычайно важной персоной. И тут же его посадили в вертолет. С ним обращались, как с послом могущественной державы, и от этого детектив немного нервничал.

— Отлично, — сказал он Филипсу, когда они оказались на борту вертолета, — мы возвращаемся. Позвольте теперь задать несколько вопросов.

Филипс смотрел на него, не отвечая. Потом генерал махнул рукой двум сопровождающим — те несказанно удивились. Шефер подумал, что они, наверно, собирались сопровождать их, но Филипс решил потолковать с ним в воздухе без посторонних ушей, и без дополнительных приглашений забрался в вертолет и пристегнулся ремнем. Когда они поднялись в воздух, детектив повернулся к Филипсу:

— Так какой дьявольщиной мы занимаемся? Что это за создание, которое я убил? Кто разгромил лагерь Эшеверы?

Филипс покачал головой.

— Ты хочешь знать, как они зовутся? — спросил он. — Мы этого не знаем. Интересуешься их родиной? Это не Земля. Вот все, что мы знаем.

Шефер пристально посмотрел на Филипса, не скрывая недоверия.

— Если интересуешься теориями — пожалуйста, у нас их десятки, сотни. Мы насобирали уйму легенд, преданий и научных гипотез. Там, в джунглях, нам рассказывали, что хищники известны с древности и появляются из века в век, всегда в жару, при температуре слишком высокой даже для тропиков. Они не выносят холода и того, что мы посчитали бы прекрасной погодой, а такая вот чертова парилка...

— Как в этом году, — добавил Шефер. Филипс кивнул.

— Да, — согласился он. — Кстати, они охотятся. Им нравится погоня. Кое-кто из наших научных сотрудников считает, что именно они уничтожили динозавров — охотились на них, пока те не исчезли. Я склоняюсь к тому, что эта исследовательская чепуха по поводу пришельцев из космоса и астронавтов древности — все-таки правда. Во всяком случае, в отношении этих созданий такое предположение похоже на правду. Мы тут отыскали одного парня, который думает, что эти космические охотники воспитывали человечество, помогли нашей технологии, научили нас воевать, стараясь сделать нас более привлекательными жертвами и более интересными целями — и, пожалуй, нельзя не согласиться, что дьявольские отродья добились своего.

Филипс пожал плечами.

— А может, все совсем не так. Может, они как раз начали появляться с тех пор, как мы принялись стрелять друг в друга. Вполне может статься, что их привлекает запах пороха. Мы не знаем. Мы ни черта не знаем о них. Единственное, что, как нам кажется мы знаем... впрочем, ладно. Что им понадобилось в Нью-Йорке, тоже непонятно. Мы никогда не думали, что нам придется иметь с ними дело так далеко на севере.

39
{"b":"1853","o":1}