ЛитМир - Электронная Библиотека

— Генерал, отзывайте вертолеты. Охотничий сезон закончился. Хищники отправляются домой, — он ухмыльнулся. — Увидимся в следующем году.

Глава 35

Когда носилки с Раше вносили в «Скорую помощь», он поднял голову, поправляя ремни, и бросил последний взгляд на место сражения.

— Господи, какой кошмар, — невольно вырвалось у него.

Шефер тоже огляделся вокруг и увидел полуразрушенные здания, усыпанные обломками тротуары на протяжении десяти кварталов, валяющееся тут и там оружие, трупы, еще не убранные и не прикрытые. В нескольких местах, несмотря на сильный дождь, еще плясал огонь. Бегущая по желобам вода была темной от крови и пепла.

— Похоже, в этот район придется туристов не пускать, — сказал Шефер. — Ну, напарничек, давай отправим тебя отсюда.

— Да уж, хорош напарник, — отозвался Раше. — К черту мою пенсию, ухожу в отставку, как только меня отпустят. Забираю Шерри и детей и отправляюсь в какое-нибудь безопасное местечко, ну, там, в Бейрут, или на юг Латинской Америки, в Сараево тоже можно — лишь бы убраться из Нью-Йорка.

Шефер улыбнулся ему. Это была самая теплая улыбка, которую Раше когда-либо видел на его каменном лице.

— Иди к черту, Раше, — сказал Шефер. — Ты и тут неплохо справляешься.

Санитары поставили носилки в машину и закрыли дверь. Шефер стоял и смотрел, как «Скорая помощь» увозит Раше. Потом повернулся к Филипсу, отряд которого уже взялся за расчистку территории.

— Прибираетесь? — спросил Шефер.

— Это лучшее, что мы можем сделать. К тому же, кто нам поверит, что здесь такое произошло? У нас нет никаких улик — пришельцы не оставили никакой шпильки или перочинного ножика. Пока их не увидят собственными глазами, лучше никому ничего не сообщать.

— Кажется, на этот раз свидетелей было более чем достаточно. Если уговорить людей дать свидетельские показания, этому нельзя будет не поверить.

Филипс покачал головой.

— Мы не хотим никого убеждать. Какой в этом смысл? Ублюдки ведь улетели.

— Они вернутся, — произнес Шефер.

— Кажется, ты в этом уверен на все сто. Похоже, ты не сомневаешься, что понял этих пришельцев.

Шефер смотрел на облака.

— Полагаю, что понял, генерал. Они охотники. Если несколько охотников наталкиваются на добычу, с которой им не справиться, и они погибают, это не значит, что охота закончена. Необходимо издать дополнительные правила по технике безопасности и убедиться, что следующая группа лучше оснащена и имеет больше здравого смысла. Остальные охотники не испугались, вы должны это понять. Они восприняли происшедшее как вызов. Мы сделали Землю еще более привлекательной для них. Конечно, они потеряли нескольких своих, но это сделало игру еще более волнующей. В городах такие прекрасные джунгли! Думаю, что в Нью-Йорке они проводили эксперимент, закончившийся, с их точки зрения, головокружительным успехом. Держу пари, генерал, они опять появятся. И появятся в городе. Может, не в Нью-Йорке, а где-нибудь еще. И следующий удар, возможно, будет сильнее.

— И мы, поджидая их, будем сидеть, как на вулкане, — пробормотал Филипс.

— Вы все еще собираетесь молчать об этом? Не хотите никого предупредить?

Филипс покачал головой.

— Нет, если мы обнародуем такую информацию, фермеры начнут стрелять в своих соседей всякий раз, как напьются. Так что пусть этим занимаются профессионалы, — вздохнул генерал. — Было бы гораздо проще, если бы мы имели представление об их технике.

— Может, в следующий раз вы и раздобудете несколько образцов, — сказал Шефер.

Он огляделся вокруг.

— Так как вы собираетесь объяснить происшедшее? — спросил он.

— Крушение самолета, — с готовностью сказал Филипс. — Истребитель упал, взорвался, вокруг разлетелись боеприпасы. Подозревается диверсия террористов. Подойдет?

Шефер какое-то время молча смотрел на Филипса, потом на разрушенные здания.

— Думаю, подойдет, — Шефер тряхнул головой. — Желаю удачи вам в вашей лжи, генерал.

Он пошел прочь, направляясь к ближайшей станции метро.

— Эй, — зло окрикнул его Филипс, — постой! Куда это ты собрался? У нас есть к тебе вопросы!

— Оставьте, генерал, — бросил Шефер.

— Черт тебя подери, Шефер, — закричал старый вояка. — Манхэттен — район бедствия, дюжину кварталов сравняли с землей, а ты так запросто уходишь! Нью-Йорк никогда не будет прежним!

Шефер остановился и обернулся. Он улыбнулся Филипсу, но не той теплой улыбкой, которая предназначалась Раше. Его лицо опять было застывшей ледяной маской.

— Вы говорите об этом так, как будто это плохо, — спокойным голосом сказал детектив.

Потом отвернулся и пошел прочь по бетонным джунглям.

49
{"b":"1853","o":1}