ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пилигримы спирали
Король на горе
В логове львов
Любовь. Секреты разморозки
Отшельник
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана
О тирании. 20 уроков XX века
Никогда не верь пирату
Ирландское сердце
A
A

Ее фигура… ну, у Джеффа перехватило дыхание.

Она бросила на него мимолетный взгляд, он сглотнул и быстро отвел глаза. Кто-то захихикал. Джефф испытал настоящую благодарность к маленькой чертовке, заманившей его сюда, когда она сказала:

— Нам надоело. Ты не мог бы подмести тут и забрать мусор?

Джефф тупо смотрел на нее несколько мгновений, а потом, заикаясь, пробормотал:

— Ну… э-э… тут много. Липкого ничего нет? А если машина засорится?

— Я не ношу липких платьев!

Услышав высокий нежный голос, Джефф сразу понял, что на его вопрос ответила девушка с рыжими волосами и зелеными глазами.

Он повернулся к ней, изо всех сил стараясь удержать взгляд на лице незнакомки.

— Пл… платья?

Она улыбнулась — небесный ангел и хитрый бесенок.

— Большая часть — оранжевые кусочки — совсем недавно была моим платьем. Мы заговорили о том, как сильно его цвет напоминает один цветок, а потом решили разорвать и сделать мозаичную картину. — Девушка еще раз улыбнулась. — Как правило, я не разгуливаю в нижнем белье и не привыкла в нем купаться.

Джефф в очередной раз вылупил на нее глаза, и девушка вздохнула.

— Мне кажется, он мне не верит. Мелани… — Очевидно, она обращалась к светловолосой девчонке. — Отведи его в дом и покажи мельницу для продуктов, ту, что размолола мое платье.

Джефф от возмущения залился краской, заставил себя отвернуться от рыжеволосой красавицы, направил машину к мозаике и нажал на кнопку — оранжевые кусочки начали исчезать в резервуаре для мусора. Он ни секунды не сомневался, что молодые люди над ним потешаются и что их веселит его смущение.

Когда на лужайке ничего не осталось, он с вызовом посмотрел на полуодетую девушку и спросил:

— Желаете что-нибудь еще?

Все дружно расхохотались. А девушка, не испытывая ни малейшей неловкости, спокойно улыбнулась и сказала:

— Можете заехать чуть позже. Не знаю, какие новые развлечения придумают эти сумасброды.

Джефф ужасно разозлился, хотя сам не понимал почему. Он сердито потянулся к кнопкам управления, мечтая только об одном — оказаться как можно дальше отсюда. Но прежде чем он поднял машину на достаточную высоту, чтобы пролететь над живой изгородью, рыжеволосая девушка, казалось, застыдилась своего поведения и сделала шаг в его сторону.

— Мы не можем отпустить вас, даже не поблагодарив! Мелани, пойди сделай ему что-нибудь выпить!

— Сама иди! — сердито фыркнула маленькая озорница. — Это на тебя он пялился так, что глаз не мог оторвать!

— Я же мокрая, посмотри, с меня течет! — раздраженно сказала ее сестра.

Джефф понимал, что лицо его стало таким пунцовым, что дальше уже некуда, и потому сердито проговорил:

— Спасибо. Я не пью, а тем более на работе.

Юноша поднял машину повыше, перелетел через живую изгородь, опустился на уровень травы и помчался к ближайшим деревьям, где надеялся укрыться. У него так сильно дрожали руки, что он с трудом справлялся с рычагами. Через несколько минут Джефф сбавил скорость, перевел машину на автопилот и позволил ей медленно плыть вперед. Ветки хлестали его по лицу, но он даже не отворачивался, чтобы защитить глаза.

Почему его наполняет такой всепоглощающий гнев? Почему он дрожит от негодования? Почему вся нижняя часть тела болит так, будто его лягнул дикий квин? И почему ему хочется выпрыгнуть из машины, бегом вернуться назад, сгрести в охапку темноволосого красавчика и кулаком стереть нахальную усмешку с его лица? Ведь это именно он стоял рядом с девушкой и вел себя так, будто она ему принадлежит?

И неожиданно, сам удивившись пришедшему пониманию, Джефф сообразил, что с ним произошло. Он хотел рыжеволосую незнакомку! Она старше его на год или два, но его руки, тело — что там еще отвечало за такие вещи? — умирали от желания овладеть этим прекрасным существом! А жгучая ненависть к тому мужчине — всего лишь ревность!

Девушка? Женщина? Ангел? Дьяволица? Слова, хоть как-то характеризующие ее, не приходили. Она — особенная, волшебная мечта, являвшаяся ему во сне. Джефф знал, что и дальше будет честно выполнять свою работу, но ему придется все время сражаться с желанием вернуться к тому дому, чтобы еще раз взглянуть на небесное создание. Или он станет прятаться где-нибудь неподалеку и просто смотреть на нее. И проводить бессонные ночи, сходя с ума от желания ею обладать.

Наверняка она… наверняка спит с тем загорелым парнем или еще с кем-нибудь. Она слишком… ну… слишком женщина! А вдруг она шлюха и позволяет всем касаться своего тела!.. Измученная, страдающая душа Джеффа вопила: «Нет! Она не такая! Она слишком красивая, слишком чистая, а ее голос исполнен такой божественной музыки!» Джефф чуть не плакал, представляя себе, как чьи-то горячие руки срывают с его богини белье, ласкают ее гладкую, несказанно прекрасную кожу, прикасаются к твердой груди и она тихонько всхлипывает от удовольствия. Кто-то грубо раздвигает прекрасные бедра и торопливо проникает в нее.

Джефф застонал. О Господи! Неужели именно это и называется любовью? Неужели можно так сильно хотеть женщину, что ты готов умолять, валяться у нее в ногах, строить безумные планы, насиловать… готов сделать все, что угодно… И одновременно испытывать к ней такую всепоглощающую нежность, что ты с радостью отдашь свою жизнь, чтобы защитить ее от страданий?

Джефф, ничего не замечая вокруг себя, вернулся в Административно-хозяйственную корпорацию. Ему нужно было срочно где-то спрятаться, закрыться от мира и постараться победить нестерпимую боль.

9

Бушер резко затормозил, некоторое время вглядывался в склон, затем опустился на четвереньки и спрятался в зарослях высокой травы галл. Осторожно раздвинув стебли с шишками на концах, похожими на большие бусины, принялся всматриваться вниз.

Два человека на дне лощины над чем-то склонились; что они делали, Бушер не понимал, хотя и видел время от времени какие-то белые пятна. В конце концов один из мужчин выпрямился, держа перед собой пару брюк. А его приятель занялся изучением тонкой рубашки с голубой отделкой на манжетах и у ворота.

Бушер вскочил на ноги, несколько секунд вглядывался в небо, а затем помчался вниз по склону.

— Эй! — позвал он. — Эрдман! Слик!

Оба тут же побросали свою добычу и схватили висевшие на поясах метатели бумердисков. Но, узнав Бушера, сразу успокоились, хотя вид как у того, так и другого сделался мрачный.

Эрдман, тот из двоих, что был покрупнее, прорычал:

— А тебе что, черт подери, здесь нужно, Бушер?

Бушер развел руки в сторону, показывая, что у него нет никаких дурных намерений.

— Я охотился и вдруг увидел вас. Чего вы взъелись, будто я какой-нибудь вонючий полицейский? Интересно, как вам удалось этого типчика приветить? Он что, один тут шлялся? А где его гравимобиль?

— Ничего у тебя не выйдет, Бушер! И не надейся. Мы его нашли и делиться ни с кем не собираемся! — сердито заявил Слик.

— А кто говорит о дележке? Мне стало интересно, вот я и спросил. Если сюда явятся толпы легавых и будут его искать, я бы хотел знать заранее! А зачем вы вытащили его на открытое место? У вас что, мозги совсем отшибло? — Он немного помолчал. — Я мог любого из вас сбить бумердиском, пока вы тут торчали, как две кучи квиньего дерьма!

— Вот снимем все тряпки, — фыркнул Эрдман, — и валяй, оттаскивай его в ближайшие кусты, если тебе так неймется. Всего-то полмили! А можешь здесь похоронить. Мы его сами только что нашли. Кто-то бросил его прямо на дне лощины вчера днем или сегодня ночью. Два дня назад никого тут не было.

— Кто-то бросил его? Вы это о чем, ребята? Откуда вы знаете? Может, он вывалился из гравимобиля? Случайно!

— Ага, и остался лежать, и никому нет дела, никто его не ищет, да? — расхохотался Эрдман. — Свои же прикончили, уж можешь не сомневаться! Он помер сутки назад, не меньше! — Эрдман пихнул тело ногой так, что оно перевернулось лицом вверх.

14
{"b":"18531","o":1}