ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неужели полиция не следит за Барьером? — удивленно спросил Джефф.

Мюллер встал и принялся взволнованно расхаживать по кабинету.

— Проклятье, Адамс, не существует такой системы, придуманной человеком, которую другой человек не смог бы перехитрить. Разумеется, Барьер находится под пристальным наблюдением. Полиция использует радары и патрульные машины. И конечно же здесь не обходится без Центральной транспортной инспекции. Но ты только что столкнулся со случаем, когда защита не сработала. Думаешь, он единичный? Не так давно ты взял напрокат гравимобиль и отправился домой, в Кули-Хед. По пути туда или обратно тебе встретился какой-нибудь патруль или, может быть, за тобой велось наблюдение при помощи электроники? Что помешало бы тебе взять кого-нибудь с собой?

— Да, верно, сэр. Я не помню, чтобы кто-нибудь проявил ко мне интерес. Неужели все так просто?

— Поверь мне, Адамс, все очень просто, если ты готов рисковать. Ведь совершенно не обязательно сажать пассажира на соседнее сиденье, чтобы его все видели. Вот о чем я сейчас думаю: нам совершенно точно известно, какие гравимобили принадлежали Ларри Пендергасту и какие он брал напрокат, но мы не знаем, на каких машинах Леонард Питерс летал через Барьер. И я не могу этого выяснить, пока не заставлю корпорацию «Архангел» сообщить мне данные, в существовании которых они пока не признаются. Впрочем, вполне возможно, что у них таких сведений в самом деле нет. Однако стоит мне что-нибудь предпринять в этом направлении, многие заподозрят неладное — что не входит в мои планы.

Капитан подошел к Джеффу и встал прямо перед ним.

— В качестве торгового агента, занимавшегося продажей гравимобилей, Питерс, или Пендергаст — это уж как тебе больше нравится, — имел доступ к любой интересующей его модели. Он вполне мог заявить, что ему нужно продемонстрировать образец будущему покупателю. — Мюллер улыбнулся. — Я не поделился с тобой своими соображениями на сей счет перед тем, как ты отправился на завод, потому что не хотел, чтобы они прозвучали в разговоре с официальными лицами. Мы могли бы засветиться. Естественно, я прошу тебя и сейчас никому ничего не говорить.

— Я не стану. — Джефф почувствовал, что краснеет. — Только если вы тогда мне не доверяли, почему же решили рискнуть теперь?

Мюллер почти ласково посмотрел на Джеффа.

— Не думай, я хорошенько взвесил ситуацию, прежде чем это сделать. Однако твое положение не изменилось. Испытательный срок еще не закончился, а если ты начнешь слишком много болтать, то обязательно заденешь интересы какой-нибудь высокопоставленной особы, которая немедленно отправит тебя назад, в Колонию. Я пока не знаю, о ком идет речь, но не сомневаюсь, что он завяз по уши. Кроме того, давай не будем забывать о мисс Пег Уоррен. Наверняка ты станешь сражаться до последней капли крови и вынесешь любую пытку ради того, чтобы ее защитить. — Мюллер снова сел. — Проблема не в том, что я тебе не доверяю, Адамс. Просто таких честных и принципиальных людей, как ты, я уже давно не встречал. Я боялся, что во время разговора в корпорации ты слишком разволнуешься и сделаешь преждевременные выводы.

Лицо Джеффа пылало. Неужели всем на белом свете известно, как он относится к Пег?

— Вы уже не раз мне напомнили, что у меня имеются весьма веские основания для сотрудничества с вами. Но… гравимобили и разные модели… я не понимаю. — Он замолчал и посмотрел на Мюллера. — Вы хотите сказать, что Ларри летал через Барьер на машинах… имеющих багажники?

— Конечно! Под именем Леонарда Питерса человек, о котором идет речь, мог летать на гравимобилях со специальными отсеками, приспособленными для перевозки туш крупных животных, убитых во время охоты. Как тебе такая идея? Там вполне может поместиться три или четыре человека — причем достаточно удобно. Если хотел, Ларри Пендергаст поддерживал отношения с южанами под своим собственным именем. Затем, когда ему было удобно, становился Леонардом Питерсом, переправлялся через Барьер, высаживал живой груз в каком-нибудь потайном месте, а потом возвращал машину в «Архангел».

— Капитан, неужели вы действительно думаете, что такое возможно? А как же колонисты, которых он оставлял на территории Внутриземелья? Они же ничего не знают, не представляют себе, куда идти и что делать. Любой сообщит о них полиции!

— Не забывай, что речь вовсе не обязательно идет о южанах, не знакомых с законами Внутриземелья. Кто-нибудь один в группе мог быть осужденным на изгнание преступником, отлично ориентирующимся во Внутриземелье. В любом случае это не важно. Главное, что работа, которую Ларри выполнял под именем Леонарда Питерса, давала ему как раз то, что было необходимо. А чтобы ее получить, удержать и не вызвать никаких подозрений, ему нужно было иметь связи среди очень влиятельных людей. Тут пахнет хорошо организованной операцией на чрезвычайно высоком уровне.

— В таком случае, — проговорил Джефф, — кто-то мог узнать, что Ларри попал под подозрение, и предупредить его.

— Верно. Сначала он спрятался под вымышленным именем. Возможно, ему требовалось закончить кое-какие дела. Не исключено, что он предпринял поездку в Феррит чтобы забрать оттуда последнюю группу перебежчиков. Или хотел получить деньги. В любом случае ему было необходимо исчезнуть под именем Леонард Питерс, он знал, что его камуфляж не выдержит серьезной проверки.

— Я не могу сказать этого его отцу, — немного подумав, заявил Джефф. — Наверное, даже нельзя говорить ему, что Ларри подозревали в контрабанде.

— Нет. Сообщишь ли ты ему данную информацию в будущем, дело твое. Однако сейчас я попрошу тебя немного подождать. Мы — Дженкинс и я и еще те ребята, которым мы доверяем, — не уверены в том, что Джил Пендергаст не прячет Ларри. Или что не станет этого делать, если возникнет такая необходимость. И еще, Джефф, подумай вот о чем: как бы ты ни относился к Джилу Пендергасту, ты ведь не можешь быть уверен в том, что я не прав. Ларри его единственный сын. Ты меня понимаешь?

Джефф вскочил на ноги и заметался по кабинету.

— Прекрасно понимаю, сэр. У меня еще нет детей, и сомневаюсь, что когда-нибудь будут, но… полагаю, окажись я в подобных обстоятельствах, я бы обязательно спрятал своего сына. Не знаю, что делать… Разве что солгать Джилу Пендергасту, когда я увижусь с ним в следующий раз. Наверное, мне не стоит с ним встречаться, пока дело не прояснится.

— Мы надеялись, что ты и дальше будешь нам помогать, чтобы это произошло быстрее, — улыбнувшись, проговорил Мюллер.

— В каком смысле, капитан?

— Ну, ты поднабрался опыта в качестве разведчика, а прикрытие для расспросов у тебя просто отличное. Вдруг тебе удастся узнать в Феррите что-нибудь интересное?

Джеффу стало совсем нехорошо.

— И что мне там искать?

— Конечно же Леонарда Питерса, так, будто он побывал в городе на совершенно законных основаниях, а ты пытаешься выйти на его след. В такой ситуации ни у кого не вызовет подозрений твой интерес к марке гравимобиля, на котором он прилетел. Может быть, на месте тебе в голову придет какая-нибудь свежая идейка — хотя, естественно, не следует забывать об осторожности. Наверняка получить ответы на некоторые вопросы гораздо проще в Феррите, чем где-нибудь еще.

— На какие вопросы, сэр?

— Среди прочего меня заинтересовала одна загадка, — совершенно серьезно проговорил Мюллер. — Если только мы не поверим в случайные совпадения. Центральная транспортная инспекция согласилась — и, возможно, до сих пор не изменила своего мнения — с тем, что Леонард Питерс покинул Феррит и направился сюда. Но начальник полицейского участка в Лейкхеде предположил, что машина Питерса находилась в пещере или глубоком ущелье, а может быть, рядом с месторождением руды, когда произошла катастрофа. Кто знает? На свете еще и не такое случалось. Только я уверен, что это лишь часть правды!

— Полагаю, и на сей счет у вас имеется собственная теория, — без всякого интереса заметил Джефф.

— Ясное дело. — Мюллер ухмыльнулся. — Не думаю, что ты очень близко знаком с электроникой. Поэтому постараюсь объяснить попонятнее: существуют способы отключить искривление поля, на основе которого действует «ПРИЦЕЛ». Создано несколько приборов — исключительно для достижения этой цели. Если на борту гравимобиля имеется такой прибор, пилот может лететь куда пожелает, и нигде не останется никаких данных о его полете. Главное условие — находиться не менее чем в нескольких сотнях миль от станции Центральной транспортной инспекции.

28
{"b":"18531","o":1}