ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подходящий отель находился всего в нескольких сотнях ярдов от посадочного поля. Он оказался одним из самых дорогих, с хорошим обслуживанием; впрочем, Винс выбрал его совсем по другой причине. Тусклое освещение — вот что привлекло землянина. Если возникнет необходимость, он сможет спрятаться среди множества тенистых уголков и продолжать наблюдение за бульваром.

Довольно быстро Винс выяснил, что до сих пор видел лишь малую часть гуманоидов, посещающих Шанн. Создавалось впечатление, что здесь собрались пираты со всей ячейки пространства!

Самыми многочисленными были приземистые существа с коричневой кожей, которых издали можно было легко принять за людей. Вблизи же сразу бросались в глаза необычные колени и локти с двумя суставами, а также трехпалые руки. Впрочем, хватало одного внимательного взгляда на широкие лица, маленькие глазки, прячущиеся в складках кожи, и широкие плоские ноздри, которые при необходимости могли плотно закрываться, чтобы отличие стало очевидным. Наверное, они родились на планете, подверженной песчаным бурям, предположил Винс.

Эти существа говорили на ленджийском языке непривычно шепелявыми голосами, хотя пилообразные зубы были прикрыты узкими губами. Из случайных разговоров Винс выяснил, что они не пираты — на Шанн высадились команды четырех кораблей, восставших против империи.

Похожие на гризли существа, которых он видел на посадочном поле возле кораблей, напоминающих песочные часы, вызвали у Винса интерес, как только он преодолел робость перед их огромным ростом. «Гризли» говорили на превосходном ленджийском низкими, но приятными голосами. Их отношение ко всему могло бы показаться грубым, однако цинизм смягчался неожиданной иронией; нечто похожее Винс не раз встречал и у людей.

Только после того, как он случайно узнал название этой расы. Винс начал их избегать. То были чуллвей!

Пару раз ему встречались толстенькие существа с синей кожей и человеческими руками; маленькие дырочки, заменявшие уши, двойной нос (в каждом имелось по одной ноздре) и широко расставленные янтарные глаза, способные смотреть в разные стороны, поражали воображение. Гребень коротких жестких волос шел вдоль гладкого черепа и спускался на шею. Где он заканчивался, Винс мог лишь гадать, поскольку толстячки носили длинные плащи, скрывающие почти все тело. Некоторые надевали на один глаз окуляры, которые держались на гибких лентах, укрепленных вокруг головы.

Представители еще одного народа казались изящными и грациозными, если не считать коленей, смещенных на несколько дюймов. Винс никак не мог понять, каким должен быть мир, на котором родились такие существа — светло-зеленые, совершенно безволосые и ужасно застенчивые. Тонкие черты лица быстро менялись, выражая удивление, отвращение, любопытство и, вне всякого сомнения, жадность. Винс пару раз замечал, что они внимательно за ним наблюдают, но как только он переводил на них взгляд, моментально опускали глаза.

По меньшей мере еще дюжину рас Винс с трудом отличал друг от друга. Все говорили на ленджийском языке.

И всеми этими существами уверенно руководили уредды, немедленно пресекая любые споры. Они вели себя вежливо, но жестко, были незаметны и вездесущи. Повсюду — в кафе, тавернах, казино или барах, где исполнялись экзотические танцы, — уредды моментально выводили твое фото на экран и обращались к тебе по имени.

Посадочное поле практически не пустовало. За полчаса наблюдения Винс насчитал больше дюжины больших грузовых машин, сновавших между крупными кораблями и небольшими шаттлами. Машины перевозили массивные предметы, как правило накрытые брезентом, для разгрузки которых требовались краны. Иногда над грузовиками зависали суденышки с антигравитационными двигателями и опускали широкий занавес, скрывающий погрузку от любопытных глаз.

Мелкие грузовички доставляли мешки с зерном, большие куски мяса в пластиковой упаковке, а также ящики с консервами, очень похожими на земные, только с другими надписями. Попадались и цистерны — с нефтью или бензином; очевидно, они шли на отсталые миры. Винс научился распознавать разные виды способных к ядерному делению веществ в массивных контейнерах темно-бордового цвета. Всякий раз, когда он смотрел на эти контейнеры в темноте, он различал жутковатое фиолетово-синее свечение.

«Я ходячий счетчик Гейгера, — как-то раз мрачно подумал Винс. — Разве что не щелкаю, а в остальном…»

Постепенно он все лучше разбирался в жизни колонии. Охотничьи партии доставляли сюда самые разнообразные сорта мяса; мясоперерабатывающие фабрики располагались неподалеку от посадочного поля. Шаттлы, словно муравьи, один за другим прибывали, разгружались и улетали. Большинство представляли собой четырехместные модели с кузовом, в котором помещалось десять или более туш размером с овечью. Некоторые были приспособлены для рыбной ловли, с устройствами для «бомбометания» на дне, откуда выбрасывались сети.

Винс пришел к выводу, что охота и рыбная ловля разрешены только на материке (вероятно, для того, чтобы сохранить флору и фауну острова для туристов). Далеко не все отряды возвращались с добычей; не раз он видел, как шаттлы прилетали пустыми. Так или иначе, охотники отправлялись на работу строго по расписанию.

Винс провел немало времени, наблюдая за хранилищами, которые, как он вскоре сообразил, одновременно являлись ломбардами и скупками — всего, чего угодно, — а также банками.

В самом крупном здании принимали наиболее дорогие товары. Огромное — размером с футбольное поле, — оно выходило на улицу двумя массивными дверями, тщательно охраняемыми. Если в здании имелись и другие отверстия — для вентиляции, например, — они наверняка находились на крыше.

За час наблюдения к дверям подлетели четыре корабля, два из которых оказались совершенно одинаковыми — они прибыли вместе; их быстро разгрузили, и товар скрылся внутри. Винс внимательно следил за процессом передачи, но он находился в пятидесяти футах от здания, когда грузовая платформа проскользнула в открытые ворота, и не успел рассмотреть груз.

В течение часа не меньше дюжины партий самых разных товаров исчезло за надежными дверями здания. Особенно Винс удивился, увидев грузовик, доверху наполненный черным с серебристыми полосками мехом. В другой раз его глазам предстали диковинные металлические клети, запертые на висячие замки, которые громко звякали во время погрузки.

Довольно быстро Винс обратил внимание на то, что множество товаров попадает внутрь, однако очень небольшое количество покидает здание. Но тут он вспомнил: Гондал намекал, что хранилище — лишь ширма. Главные запасы находятся где-то в другом месте.

В таком случае как перевозится товар? Наверное, есть туннель. Интересно, имеет ли к нему отношение тайная деятельность Гондала? Туннель, ведущий на материк, должен иметь протяженность более двадцати миль. Подводный тайник? Весьма маловероятно.

Существует ли магистраль, связывающая остров и материк?

Глядя на огромное строение. Винс вдруг удовлетворенно усмехнулся. Да, такая магистраль существует — охотничьи партии!

Стараясь не торопиться, землянин повернулся и зашагал вдоль края посадочного поля, а потом замер в тени, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте. Теперь он видел, как один за другим движутся фуражиры. Шаттлы взлетали от главного здания (очевидно, на крыше имелись специальные люки) и устремлялись на север, к материку.

Помещаются ли в шаттлы крупногабаритные грузы? Нет, но много ли таких предметов он видел? Шаттлы в состоянии перевозить девяносто пять процентов всех товаров.

Винс осторожно вышел из тени и направился через поле к своему кораблю. Возможно, это и не самое замечательное судно на Шанне — многие инопланетяне готовы посмеяться над ним, — но у него есть одно достоинство, которого поначалу Винс не заметил. Оно высокое! А из рубки открывается отличный вид.

Полчаса спустя у него появилась теория относительно расположения туннеля. Если бы планированием занимался он, то пустил бы туннель вниз от хранилища в направлении, противоположном полю, пока не оказался бы настолько далеко и глубоко, что обычные подслушивающие устройства не смогли бы ничего засечь. Затем, по дуге, вернул бы туннель к месту переработки мяса. Получился бы не такой уж существенный крюк. Туннель должен проходить под бульваром, под тем, на котором нет отелей — только склады, находящиеся под контролем уреддов.

13
{"b":"18532","o":1}