ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Снизу доносился приглушенный шум яростного сражения, долетал грохот далеких взрывов — Гондал полагал, что это чуллвей пытаются подавить сопротивление в воздухе. Уреддам приходилось нелегко: противник разузнал, где находится их тайный склад, и одновременно другие враги осадили колонию.

Винс с тревогой думал о том, что происходит на острове. А на посадочном поле? Что стало с его кораблем, как, впрочем, и с сотнями других? Сохранился ли запас лекарства для его глаз? Где Гондал его спрятал?

Винс начал размышлять о других вещах и решил еще немного довериться Гондалу.

— Меня продолжает занимать один вопрос. Предполагалось, что Зарпи каким-то образом вошел в контакт с чуллвей. Как это связано с происходящими событиями?

— Хисс-хисс-хисс! Я не удивлен. Вероятно, его перехитрили и предали. Меня мало тревожит светлая шкура этого подлеца — сохранить бы собственную! Я, Винз Кул Ло, в настоящий момент нахожусь в таком же тяжелом положении, как и ты, если не считать нескольких малозначительных приспособлений, которые мне удалось спрятать на Шанне, — сейчас до них все равно не добраться. Ты понимаешь, что означают звуки, доносящиеся в последнее время снизу?

— Нет, могу лишь предположить, что там разделываются с Зарпи или с уреддами.

— В целом сражение закончено. Остались разве что разрозненные защитники. За последние десять минут мы слышали лишь крики, грохот и отдельные разрывы. Если я правильно понимаю, в ход пущены тяжелые излучатели и разрывные ружья, которыми пытаются пробить скалы. По-видимому, Зарпи рассчитывает найти то, что подогревает его жадность даже сильнее, чем сокровища уреддов. До хранилища он уже наверняка добрался.

Конечно, Зарпи не в силах вырваться из нижних помещений, поскольку не может не знать о высадке чуллвей. Что у него на уме? Не забывай, Акорра уже довольно давно попала к нему в руки. Сумел ли он заставить ее поделиться своими знаниями о бесценном ленджийском артефакте, спрятанном где-то здесь?

Онсианин ненадолго замолчал. До Винса доносилось его прерывистое дыхание.

— Что скажешь о туннеле, Винз Кул Ло? Ты не чувствуешь, что мы приближаемся к артефактам?

— Нет. Освети-ка нам путь. Твое оружие вполне на это способно.

— Конечно. Однако датчики могут засечь изменение энергетического поля, зачем же рисковать — тем более когда ты идешь первым?

— Я не вижу ничего нового. Лишь вентиляционные отверстия. А что ты ожидал здесь найти?

— Естественно, туннель построили ленджи; я не знаю, кто еще смог бы пробурить такой длинный и прочный коридор. Я, признаться, полагал, что мы отыщем ленджийское оружие, оставленное во время эвакуации. Или корабль, а может быть, еще что-нибудь полезное. Хисс-хисс-хисс! Я будто попавший в беду ребенок — надеюсь на чудесное спасение. Джиджи, может быть, у тебя есть чем с нами поделиться? Нет ли у твоего народа легенд о древних обитателях планеты?

— Нет, онсианин. По всему Шанну разбросаны древние руины. Неподалеку от цепочки вулканов в северной части континента стоит какое-то сооружение — точнее, то, что от него осталось. Кое-кто считает, что из застывшей магмы можно извлечь «вещество, способное к ядерному делению», — кажется, вы его так называете. Все это пришло в негодность много, много тысяч циклов тому назад. Мы узнали ленджийский язык и получили представление об археологии только после появления уреддов. До тех пор мы оставались невежественными дикарями. — Джиджи негромко рассмеялся в темноте. — Да и сейчас, пожалуй, мало что изменилось.

— Какая жалость, — пробормотал Гондал. — У меня нет сомнений: ленджи побывали здесь, но я начинаю терять надежду, что нам удастся найти хоть что-нибудь полезное в этих туннелях! Мы спустились на тысячи футов, но не заметили ничего заслуживающего внимания — если не считать того, что оказались рядом с Зарпи, едва ли не самым опасным из наших врагов. Будь здесь что-нибудь интересное, мы бы…

— Может быть, ты слишком торопишься! — прервал жалобы онсианина Винс. — Туннель тянется на сотни ярдов, и у него масса ответвлений. Я вижу огромное помещение — там какие-то предметы. Оттуда идет более сильное свечение. Неужели ты сам не видишь?

Наступила тишина, которую прерывало лишь тяжелое дыхание онсианина.

— Теперь, когда я знаю, куда смотреть, — наконец прервал молчание Джиджи, — мне кажется, я различаю слабый свет!

— Что ж, — прошипел Гондал, — тогда давайте соблюдать тишину! Кул Ло, остановись перед входом в пещеру и постарайся все как следует рассмотреть. Мы практически беззащитны!

15

Члены маленького отряда, убедившись в том, что в данный момент им ничто не угрожает, молча стояли внутри пещеры и оглядывались по сторонам. Интересно, подумал Винс, испытывают ли его спутники благоговение, дожидаясь, пока он им расскажет о грандиозном зрелище, представшем его глазам.

Впрочем, ничего особенно пугающего или поразительного не было в ряду машин, стоящих вдоль стены. Благоговение скорее вызывал чудовищно громадный промежуток времени, который прошел с тех пор, как создатели этих чудес покинули Шанн. Кроме того, Винс испытывал некоторый страх перед удивительными устройствами, о назначении которых не имел ни малейшего представления.

Для чего, к примеру, нужна связка прозрачных гексаэдров — их насчитывалось, наверное, больше сотни, каждый размером с волейбольный мяч? Они образовывали удлиненную неправильную фигуру в виде вставшего вертикально зернистого червя, окруженного множеством пересекающихся проводов. Или зависший около потолка диск, контур которого охватывали витки катушки в форме тора? Или десятифутовая серая сфера, покрытая диковинной гравировкой и стоящая на здоровенной коробке на трех роликах; от сферы отходило более двадцати электродов, заканчивавшихся витыми трубками…

Винс вдруг сообразил, что сфера может символизировать мир — Шанн, к примеру, — а электроды освещают различные точки, направляют энергию или считывают информацию… А если гравировка изображает моря и континенты…

Еще более непонятными казались углубления, вокруг которых располагались тумблеры. Может быть, в них следовало опускать ленджийские монеты? Вполне возможно, решил Винс. С того места, где он стоял, прочитать надписи под каждым углублением не представлялось возможным.

Однако двойной ряд индикаторов над углублениями и тумблерами выглядел настолько же привычно, насколько странным казалось все остальное. Вот только что они измеряют?

— Великий космос, Кул Ло! — нетерпеливо зашипел Гондал. — Опиши нам то, что ты видишь!

Винс сделал глубокий вздох, собираясь с мыслями.

— Ну…

Но тут Джиджи рассмеялся, вытащил из висевшего на поясе мешка нечто похожее на здоровенную спичку и чиркнул ею о ближайшую стену. Ему пришлось предпринять несколько попыток, прежде чем «спичка» загорелась — слишком уж гладкими оказались стены.

— Не думаю, Гондал, что такой огонь зафиксируют электронные приборы, которых ты боишься.

— Хисс-хисс-хисс! Отлично. У тебя много подобных штук?

Два воина зажгли еще два маленьких факела. Отряд двинулся вдоль стен пещеры, и свет озарял одно удивительное устройство за другим.

Гондал, тяжело дыша, присел на корточки.

— Боги! Очевидно, отсюда ленджи управляли множеством машин — вы только посмотрите, сколько здесь переключателей и индикаторов! — Онсианин взял «спичку» у Джиджи и направился к серой сфере. — Глядите, глобус! Кто знает, что он изображает?

Винс подвел их к связке гексаэдров.

— А как насчет этого?

Гондал с минуту что-то невнятно шипел.

— Великий космос! Неужели… Да, клянусь… готов поставить все, чем я владею, — модель ленджийской империи! И не только в нашей ячейке, а во всей Галактике! Каждый из гексаэдров — неужели мы заблуждались, считая, что ячейки имеют форму сферы? — должен обозначать одну ячейку! Каждую можно осветить, а может быть, и сразу несколько, чтобы выяснить ее расположение, и одновременно выслушать рассказ…

— А почему, — спросил Винс, — все это находится в такой хрупкой на вид клетке? Ее окружает что-то вроде силового поля?

23
{"b":"18532","o":1}