ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они карикатурно походили на людей — или на каких-то других антропоидов, поскольку лицом напоминали павианов. Серо-коричневый мех был редким и коротким, как и следовало ожидать в жарком мире. Торс и руки казались удлиненными, но не обезьяньими, в то время как ноги выглядели до смешного короткими. Диковинные существа шли быстро; Винс почему-то решил, что они всегда так ходят. Их одежда состояла из разноцветных свободных плащей, доходящих до колена. Землянин отчаянно напрягал глаза, стараясь понять, почему плащи так странно развеваются, и в конце концов пришел к выводу, что они состоят из отдельных полосок, сшитых вместе на плечах, талии и у подола. Каждый двуногий нес короткое копье, небольшой узелок на спине у пояса и кинжал в ножнах, притороченных к плащу.

Несмотря на копья, Винсу не показалось, что вид у небольшого отряда угрожающий. Воины шагали невозмутимо и не особенно смотрели по сторонам.

— Охотники? — предположил Винс.

Джиджи приподнял ушные щупальца — иными словами, пожал плечами.

— Может быть. Если так, то они отправились в путь недавно и собираются охотиться в сумерках. Посмотри, они не несут никакой добычи. К тому же не вызывает сомнений, что они удаляются от заросшей лесом лощины. Я не вижу поблизости ни одного другого источника воды, следовательно, можно предположить, что они живут там. Более того, я бы сказал, что это разведывательный отряд. — Гуманоид повернулся и, ухмыляясь, взглянул на товарища.

«Интересно, — подумал Винс, — что означает его ухмылка?»

— Пожалуй, в подобных вопросах ты разбираешься лучше меня, но мне интересно, почему ты так решил?

— Конечно, разбираюсь. Обрати внимание на лощину, примерно на то место, где недавно появилось четвероногое животное. Видишь, там еще один такой же отряд?

Винс прищурился и посмотрел вдоль линии деревьев. Наконец ему удалось заметить крошечные фигурки двуногих. Казалось, они одеты в такие же плащи, как и ближайшая шестерка (которая уже обогнула скалу и скрылась из виду). Что-то в их позах заставило пульс Винса забиться быстрее.

— Тебе не кажется… что они на нас смотрят?

— Совершенно верно, — ответил Джиджи. — Я готов спорить, что это так. Конечно, нам неизвестно, насколько хороши их глаза; к тому же вполне возможно, что внимание местных жителей привлекло что-то другое, находящееся рядом с нами. Однако в повадках всех животных есть нечто общее, не правда ли? Группа ведет себя так, словно они нас здесь уже видели и сейчас удивлены, если не испуганы!

Винс, в душу которого закрались мрачные сомнения, обнаружил, что его рука потянулась к висящему на поясе энергетическому ленджийскому пистолету.

— Проклятье! Теперь, где бы я ни находился — здесь или в туннеле, откуда ничего не увидишь, — мне будет не по себе! Не могу разглядеть, есть ли у них копья, как у первой шестерки. А ты?

— Да, они вооружены копьями. Но, судя по тому, как местные жители их держат, нам ничто не угрожает. Возможно, они воспринимают нас как богов. Здесь могли сохраниться легенды о ленджи.

Винс обдумал слова Джиджи.

— Значит, ты не считаешь, что мы видим одичавших потомков ленджи?

— Едва ли, друг Винз. Они более хрупкого сложения, чем Акорра. А судя по конструкции корабля, ленджи были довольно крупными двуногими.

Винс вздохнул:

— Верно. — Он думал о своих глазах и о том, что ленджи могли бы ему помочь. — В любом случае нам следует быть начеку. Особенно ночью.

Джиджи рассмеялся.

— Даже мои глаза лучше видят ночью, Винз, если звезды здесь такие, как на Шанне. Ну а ты…

Винс пожал плечами.

— Давай немного задержимся и понаблюдаем, — предложил он.

— Разумная мысль.

Джиджи повернулся к своему последнему воину и сказал что-то по-ипсомедянски. Воин отправился с донесением. Винс принялся разглядывать вторую шестерку местных жителей.

Еще минут пять дальняя группа оставалась на месте. Затем, часто поглядывая в сторону пещеры (так, во всяком случае, казалось землянину), они, растянувшись в маленькую колонну, быстро зашагали вдоль лощины. Винс полагал, что теперь, в сгущающихся сумерках, они его уже не видят. Вскоре отряд исчез за скалой.

Винс нервно оглядывался еще несколько минут, но не увидел никаких крадущихся по склону фигур, после чего обратил свое внимание на тусклые звезды. Как же их мало!

Он сидел и мрачно размышлял о том, действительно ли звезды испускают такой слабый свет, или начинают сдавать его глаза. Время шло, но звезды не становились ярче. Затем, когда последние пурпурные отблески исчезли и небо стало черным, Винс заметил над северо-восточным горизонтом слабое рассеянное свечение.

Винс смотрел туда и чувствовал, как внутри у него все сжимается. Постепенно он начал различать точечные источники света и более темные участки; теперь он уже не сомневался: световые полосы образовывали спиральные ленты. Он глубоко вдохнул ставший прохладным воздух.

— Джиджи, мне кажется, что сейчас я смотрю на край Галактики. Ты видишь свечение?

— Да, очень смутно.

— Это… Мне очень не нравится то, что я собираюсь тебе сказать, но я полагаю, что мы попали в нашу Галактику! Если я прав, то мы преодолели громадное расстояние!

Ипсомедянин тихонько рассмеялся:

— Я понял твою мысль. Но лично мне без разницы. Ближайшая это к Шанну звезда или самая дальняя — мне все равно, я не сумею добраться домой пешком!

Винс погрузился в мрачные размышления. Наконец он усмехнулся и пробормотал:

— Я тоже.

Прошло сто часов с того момента, как они в первый раз вышли из туннеля. Теперь этот путь казался совсем коротким. У выхода из туннеля постоянно стояли на посту по крайней мере двое воинов Джиджи, а Винс и Гондал протянули телефонную линию, чтобы поддерживать связь с кораблем. Они договорились вести себя так, чтобы в дневные часы местные жители не могли разглядеть их со стороны пустыни. Каждый член экспедиции получил возможность хотя бы один раз взглянуть на бесконечные пески.

Винс сидел неподалеку от корабля и обдумывал одну проблему. Он взглянул на Гондала — тот терпеливо возился с каким-то ленджийским устройством, — потом махнул рукой и потянулся к только что установленному телефону.

— Джиджи?

В трубке послышался голос ипсомедянина:

— Да, друг Винз.

— У тебя совсем стемнело?

— Пожалуй. Я не вижу на небе пурпурных отблесков.

— А как насчет рассеянного сияния? Которое я принял за Галактику!

— Да, вижу вполне определенно.

— Хорошо. Я уже начал сомневаться в собственном рассудке. Оно на том же месте?

— Точно на том же.

Винс вздохнул.

— А как насчет звезд? Не переместились?

— Здесь их так мало, я затрудняюсь сказать что-то определенное. Но те звезды, которые мне удалось запомнить, остались на прежних местах. Тебя именно это интересовало?

— Да. Спасибо, Джиджи.

Винс поднял взгляд и увидел обе пары глаз Гондала. Онсианин бросил свою работу и прислушивался к их разговору.

— Есть одна проблема, в которой я никак не могу разобраться. Всякий раз, когда я смотрю ночью на небо и звезды и… сияние, они оказываются на одних и тех же местах. Однако движение солнца по небосклону говорит о том, что Волами вращается!

Из телефона донесся низкий смех Джиджи.

— Ты слишком много думаешь о своем мире, Винз, и о тех законах, которые им управляют. Лично для меня в Волами ничего удивительного нет. Шанн вращается, и у всех создается впечатление, будто звезды также двигаются. А Волами стоит неподвижно. То, что ты называешь солнцем, вовсе не звезда, вокруг которой вращается Волами. Скорее всего, происходит ровно наоборот. У нас на Шанне есть очень похожая луна.

Винс ошеломленно посмотрел на телефон, а потом перевел взгляд на Гондала и почувствовал, что краснеет.

— Мы поговорим позднее, — бросил он в трубку. — Похоже, ты прав!

29
{"b":"18532","o":1}