ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Винс медленно подошел к онсианину.

— Солнце вращается вокруг планеты… Тебе приходилось сталкиваться с чем-нибудь подобным в нашей ячейке? Луна, испускающая свет! Интенсивный свет!

Гондал неопределенно помахал щупальцем:

— Конечно. Если не обращать внимания на имена — Луна… Ну и что с того? Я знаю с дюжину миров, где на орбиту запущены источники света, чтобы помочь слабеющему солнцу. А на одном — вряд ли меня там встретят с распростертыми объятиями, случись мне туда вернуться — при отсутствии солнца установили мощные источники света на ближайшей из лун. По-моему, ничего удивительного!

Винс изумленно смотрел на Гондала, а потом перевел взгляд на Акорру, которая как раз в этот момент вышла из корабля ленджи.

— Легенда… «Волами дремлет в ослепительном сиянии своего светильника…» Боги! Солнце здесь встает каждые тридцать часов. Это… спутник! А спиральная туманность — наша Галактика!

Акорра подошла поближе, черты ее тонкого лица исказило волнение.

— Значит, мы покинули нашу ячейку! Ой, как жалко, что я не успела изучить трехмерную карту перед тем, как мы улетели!

— Хисс-хисс-хисс, — прошипел Гондал. — Не сомневаюсь, что Зарпи все рассчитал. Видимо, он где-то слышал древнюю легенду… Однако в компьютерах, с которыми мы пытаемся разобраться, обязательно должна быть необходимая нам информация. Если бы понять эту безумную математику…

— Я считаю, что мы сможем вернуться на Шанн только благодаря диску, который привел нас сюда. Акорра, тебе удалось продвинуться в его исследовании? — спросил Винс.

Женщина-нессианка взглянула на него с сочувствием.

— К сожалению, нет, Винз. Здесь я тоже натолкнулась на чрезвычайно трудные математические проблемы. Мне известно только одно: программа до сих пор записана на диске и в корабельных компьютерах. Как только мы разберемся с математикой, надеюсь, я смогу ее реверсировать.

Винс отвернулся.

— Да. Ну, я совсем не математик. Что ж, пойду еще раз взгляну на небо.

17

Зарпи, с трудом скрывая ярость, которая, казалось, теперь стала его нормальным состоянием, стоял, дожидаясь возможности поговорить с Шкзаком, командующим войсками чуллвей. Он твердо решил скрыть от своего бывшего союзника правду о том, что произошло в глубинах горы.

Крошечные глазки Шкзака часто моргали. Чуллвей проходил мимо длинного ряда необычных машин, останавливаясь всякий раз, когда замечал следы от выстрелов разрывных ружей.

— Ты не проявил ловкости, устроив сражение здесь! Нужно было выбрать какое-нибудь другое место.

Зарпи постарался, чтобы на его лице ничего не отразилось.

— Возможно, я не так талантлив, как ты, в области предательства. Переговоры с уреддами, решившими держаться до конца, шли весьма успешно; они ничего не подозревали. Однако газ, который мы сюда накачали, не подействовал на нескольких уреддов — они оказали сопротивление.

Покрытый грубым мехом чуллвей попытался улыбнуться своему соратнику, но со стороны это больше походило на демонстрацию острых клыков.

— Меня забавляют твои разговоры о предательстве. Неужели ты рассчитывал, что мы окажемся настолько тупоголовыми, что ты сумеешь нас перехитрить? Я принял меры предосторожности. В том, что касается сокровищницы уреддов, я выполню наш договор — можешь оставить себе половину. Меня не волнуют мелочи. Нашей разведке известно о ленджийских установках на Шанне, и я позволил тебе думать, будто ты водишь меня за нос, лишь для того, чтобы ты показал нам путь к планете.

Шкзак повернулся и неторопливо зашагал к скоплению прозрачных гексаэдров, в которое угодил выстрел из разрывного ружья, оставив расплавленные провода.

— Думаю, здесь все осталось в целости и сохранности. Никаких серьезных повреждений — все секреты заложены в компьютеры, соединенные с моделью Вселенной. Так или иначе, перед нами лишь карта-индикатор, на которой можно увидеть различные сообщения. — Он повернулся и посмотрел в сторону клеток перемещения. — Вот где настоящее сокровище — способ перемещения древней империи! Ты уверен, что уредды не сумели решить эту задачу?

Зарпи хорошенько подумал, прежде чем ответить. Небрежная манера Шкзака его не обманула — командующий экспедиционным корпусом чуллвей сразу учует любое вранье.

— Уредды даже не подозревали о существовании этой камеры. Только после того как мои люди пошли в атаку, группа отчаянных уреддов решила дать нам последний бой. Я начал объяснять, но ты… Численность моей команды не так уж велика, и неприятель мог бы нанести нам немалый урон, если бы напал неожиданно. Поэтому мне пришлось соблюдать осторожность. Уредды поднялись на лифте — удивительно, что после стольких тысяч лет он все еще работает — и спрятались здесь.

Шкзак с нарочитым равнодушием посмотрел на нессианина.

— Значит, ты не знал о том, что здесь находится? Ну, несмотря на попытки обмануть меня и твою неловкость, дело закончилось совсем неплохо! Вскоре я смогу отправить домой корабль с посланием, которое поразит некоторых моих начальников — и пусть истлеют их скептические надменные рожи. Куда ведут туннели?

Зарпи улыбнулся, пытаясь скрыть свою неуверенность. После поразительного исчезновения Акорры у него не осталось времени не только на исследование туннелей, но и на то, чтобы собраться с мыслями… Практически сразу чуллвей ворвались в камеру.

— Понятия не имею. У нас ушел целый час, чтобы закачать свежий воздух после того, как мы напустили сюда газ. Я предполагаю, что, по крайней мере, один туннель ведет на поверхность, поскольку имеется небольшое несоответствие в количестве тел уреддов, которых нам удалось найти. Несколько солдат, видимо, прорвались на поверхность, а может быть, они до сих пор блуждают в туннелях.

Командующий чуллвей небрежно махнул похожей на лапу рукой.

— Мы их найдем, если они все еще здесь. А теперь, Зарпи, члены твоей команды, оставшиеся в живых, могут забрать половину добычи. Я собираюсь тщательно укрепить гору и заминировать все подходы к ней, чтобы взорвать ее с безопасного расстояния, если возникнет неожиданная опасность. Я намерен дать нашим ученым возможность спокойно исследовать приборы ленджи. Тем, кто не принадлежит к расе чуллвей, здесь нечего делать — исключение составишь только ты. Все твои люди отправятся обратно в колонию.

Зарпи оставалось надеяться, что чуллвей не видит по выражению его лица, как сильно он ненавидит союзника.

— Это высокая честь для меня… Однако не следует забывать, что я всего лишь мелкий предприниматель, а данная операция оказалась весьма выгодной. Скажи, какой статус получат остальные гости колонии?

Шкзак продемонстрировал свои клыки, словно понял намек Зарпи.

— Мы разрешим уреддам по-прежнему управлять колонией — временно и под нашим строгим надзором, естественно. Гости смогут вернуться домой после того, как мы обеспечим безопасность окрестностей Шанна. Нет никакой необходимости уничтожать такое замечательное гнездо пиратов — некоторые из них, как показывает практика, иногда оказываются весьма полезными. Мы даже позволим уреддам оставить себе ту половину их сокровищ, которую не возьмешь ты. Шанн не такой уж могущественный мир, но мы не станем понапрасну настраивать против себя местных жителей.

На сей раз Зарпи сумел улыбнуться совершенно искренне. Первая встреча с командиром экспедиционного корпуса чуллвей закончилась для него совсем не плохо. Он ничего не рассказал об Акорре или пропавшем ленджийском артефакте, который, если удастся им снова завладеть, откроет секрет огромной ценности. И сумел скрыть, что ипсомедяне каким-то образом проникли в горы; у Зарпи хватило времени убедиться в том, что в туннелях никого не осталось.

А еще его беспокоило неожиданное появление представителей других рас во время последнего необъяснимого эпизода. По крайней мере, один из них воспользовался ручным оружием — никто из его людей ничего подобного не имел. Зарпи помнил, как на мгновение замер луч фонаря… дальше события завертелись со страшной скоростью… а потом исчез корабль ленджи, который стоял в одной из клеток.

30
{"b":"18532","o":1}