ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подсказчик
Лабиринт Ворона
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Аромат от месье Пуаро
Тени сгущаются
Черная полоса везения
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Школа спящего дракона
Сварга. Частицы бога
A
A

Постепенно глаза землянина приспособились к темноте, а когда он начал различать звезды, они показались ему какими-то размытыми, — впрочем, это его уже не удивляло. Винс заморгал, стараясь избавиться от застилавших глаза слез. Наконец картина прояснилась — он снова увидел пустыню.

Однако в самой пустыне появилось нечто незнакомое.

Он ахнул и напряг глаза, пытаясь получше все рассмотреть. Милях в десяти от скал высилась диковинная усеченная гора с плоской вершиной диаметром в полмили. И тут Винс заметил, что она продолжает расти — не вверх (усеченная вершина оставалась неизменной), а с боков! Они колыхались, замирали на мгновение, а потом снова устремлялись дальше, словно…

Винс понял, что слышит свой собственный испуганный голос. Землянин осторожно подошел ко входу в туннель, приготовившись в любой момент броситься бежать.

Затем взял себя в руки.

— Гондал! Телефон! Где…

Он на ощупь двинулся в нужном направлении, споткнулся об одно из ножных щупальцев онсианина, который зашипел от страха, схватил трубку и закричал в нее:

— Акорра! Кто-нибудь! Все немедленно уходите! Здесь что-то происходит — пустыню сейчас затопит вода! Океан возвращается! Подобного могучего потока вы еще никогда…

Затем, так же неожиданно, как погасло, небо снова осветилось сумеречным сиянием. Винс почувствовал, что одно из щупалец Гондала обвилось вокруг его плеч.

— Что происходит, Винз Кул Ло? Ты видишь… Боги! Только посмотри! — Щупальце отпустило Винса. — Я должен спешить в пещеру и…

Винс сглотнул, к нему вернулся голос:

— Успокойся! Даже такой потоп не может мгновенно затопить всю поверхность планеты. Наша скала намного выше уровня пустыни. Однако всем придется покинуть установку; невозможно предсказать, куда поднимется вода!

Казалось, Винс наблюдает за чудовищным потопом сквозь кровавую дымку. Он слышал, как шипит в трубку Гондал, слышал тихие ответы Акорры, которая обещала, что они с ипсомедянами поторопятся…

И тут до скал добрался грохот, напоминающий гул тысяч бомбардировщиков.

Винс вытер тыльной стороной ладони лицо, по которому ручьями стекал пот. В молчаливом благоговении он стоял рядом с Гондалом и смотрел: кипящий фронт приближался с невероятной скоростью. По мере того как расширялась зона наводнения, величина волн спадала, однако она все еще оставалась достаточной, чтобы накрыть вершины деревьев, растущих вдоль лощины… словно чернила или, скорее, грязная вода, оставшаяся после мытья посуды.

Бурление в центре продолжалось.

Гондал был настолько поглощен потрясающим зрелищем, что и сам не заметил, как две его змеевидных головы оказались с двух сторон от Винса.

— Посмотри! Что там такое на гребне волны? Это же… Боги! Точно, корабль, который бросает как игрушку! И… их там несколько! Великий космос, Кул Ло, мы мечтали о военных машинах ленджи, которые помогут нам вырваться из объятий Волами. Но это же космические корабли — целая флотилия, настоящие древние реликты! Винз! Легенда — когда светильник гаснет. Волами готовится к сражению — вот и результат! Как… кто…

Винс выругался сквозь зубы.

— Разве не ясно? Джиджи. Вот почему он отправился к Шонтемуру… если вообще говорил с туземцем. Он выключил солнце. Он это сделал!

Обе головы Гондала отпрянули назад.

— Хисс! Так вот оно что! Хисс-хисс-хисс! Винз Кул Ло! Компьютеры верхней установки. Должно быть, Джиджи случайно выяснил, как они включаются. Хисс! Неблагодарный! Хитрый, предательский дикарь!

Винс хрипло рассмеялся:

— Брось, Гондал! Разве он не сделал то, чего мы все хотели? Не решил стоящую перед нами проблему? Где-то на западе — если отбросить ничтожную вероятность ошибки — светильник Волами сияет так же ярко, как и прежде. Джиджи не стал бы рисковать; я думаю, он все проверил. Если он в состоянии заставить компьютеры говорить с собой…

С минуту Гондал судорожно глотал воздух из баллона с аммиачной смесью.

— Хисс-хисс-хисс! Ты прав, Винз Кул Ло. Какими мы оказались простофилями! Какими миногоголовыми! Конечно! В легенде не говорилось, что светильник должен оставаться погашенным! Хисс-хисс-хисс! — Постепенно онсианин успокоился. — И что теперь, двуногий? Будем ждать появления ленджи на наши глупые головы… вслед за остатками космической флотилии из той дьявольской дыры, откуда льется вода? Или придут вовсе не ленджи… а нечто иное заявится посмотреть, кто осмелился трогать светильник Волами?

Винс едва слышал Гондала. Он не отводил взгляда от стремительно приближающейся волны. Ее рокот смешался с далеким громом центрального вала, и Винсу пришлось кричать:

— Гондал! Гондал! Некоторые из древних кораблей принадлежат чуллвей! О… Нет, теперь я вижу разницу. Однако базовая конструкция та же самая!

— Хисс! А что тут удивительного, Винз Кул Ло? Предки чуллвей наверняка и были тем самым древним врагом ленджи, а теперь их деградировавшие, блохастые потомки поселились на Шанне. То, что мы сейчас видим, двуногий, есть осколки грандиозной космической битвы. Как вышло, что корабли оказались на дне высохшего океана Волами? Разве это не древние моря Волами сейчас возвращаются?.. Мне кажется, я сойду с ума!

К тому времени, когда волны прибоя начали омывать скалы, общая глубина возрожденного моря стала достаточной, чтобы приглушить могучий грохот все еще прибывающей воды. Горб высотой в несколько сотен футов по-прежнему вздымался над поверхностью моря, но напор уже начал ослабевать. Солнце Волами принялось за неблагодарную задачу выпаривания огромных масс воды. На востоке появились тучи.

Весь отряд, за исключением Джиджи и одного его воина, собрался в пещере. Гондал обратил свои змеиные головы к Акорре:

— Есть ли у нас инструменты, мадам, при помощи которых мы могли бы сделать прибор, измеряющий радиоактивность? Мне бы хотелось исследовать разбитые корабли. Но на этой стадии нашего путешествия меня совсем не привлекает перспектива погружаться в отравленную воду!

Винс подождал, пока Акорра ответит утвердительно, а после заявил:

— Не слишком ли оптимистичны твои предположения, Гондал? Даже если на кораблях осталось топливо — ядерное или какое-нибудь другое, — нам вряд ли удастся его забрать. Наименьшая глубина здесь — две тысячи футов. У нас нет подводных лодок!

— Хисс-хисс-хисс. Ты забываешь, что, в отличие от вас всех, я не являюсь существом, привязанным к земле. Возможно, Джиджи и сумел решить трудную задачу и стать настоящим героем — надеюсь, что при этом он не принес себя в жертву. Однако я могу добраться до кораблей! Конечно, мне не под силу сразу нырнуть на две тысячи футов, но я способен опуститься на дно — постепенно. Быть может, мне даже удастся найти то место, откуда поступает вода — если глубина не превышает трех тысяч футов!

Винс чувствовал себя обманутым. Теперь глаза у него болели все время — не слишком сильно, но так, что постоянно напоминали о себе.

— Ну, предположим, у нас появится топливо… Чуллвей наверняка уже захватили ту гору на Шанне. И что мы станем делать — вломимся туда и заявим, чтобы убирались прочь, поскольку вернулись хорошие парни?

— Хисс. Я уже размышлял о возможных вариантах обмана. Кстати, дать им понять, что хорошие парни вернулись, — как ты удачно выразился — очень неплохая идея! Часть кораблей, похожих на два связанных между собой шара и напоминающих суда чуллвей, можно восстановить. А вдруг, увидев неожиданно появившиеся корабли знакомой формы, но иной конструкции, ходячие мешки с блохами остолбенеют, хотя бы на короткое время!

23

Позднее Винс вспоминал, что следующие несколько дней он находился в каком-то трансе. События сменяли друг друга так быстро, что землянин едва успевал их воспринимать.

Первой неожиданностью было то, что теперь Джиджи мог обращаться к компьютерам самостоятельно. Гондал неохотно предположил, что так случилось из-за того, что ипсомедянин единственный работал как с нижними компьютерами в пещере, так и с верхними. Акорру, которая целиком и полностью доверяла Джиджи, такой поворот скорее позабавил, чем рассердил. В свою очередь Джиджи вел себя безупречно. Пожалуй, теперь он держался даже более скромно и послушно. Казалось, происходящее ужасно смущало ипсомедянина.

40
{"b":"18532","o":1}