ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

2. Игра на русской склонности к построению тотального государства — империи. Но в данном случае не священной империи, а империи в чисто германском смысле, основанной на подчинении. Бездарные действия в отношениях с Украиной и Белоруссией говорят только об этом.

3. Построение капиталистической системы, с уклоном к государственному капитализму. Причем капитализм в российском варианте, представляет собой сырьевой придаток глобального капитализма. И эта роль ему отводится не только западными капиталистами, но и доморощенными.

4. И вся эта бездумная смесь, мало что имеющая общего с русскими традициями и русской душой, смешивается идеологией национализма.

Последствия этой четырехпунктовой идеологии вполне могут довести государство до развала. Вполне возможным вариантом нынешней идеологии видится втравление страны в крупный международный конфликт, например на Ближнем Востоке, что вполне укладывается в теорию империи замешанной на конкуренции и господстве, а не на братстве и сотрудничестве.

Необходимо так же рассмотреть душу нынешнего российского капитализма. Душа эта очень сильно отличается от души русского купечества или русского капиталиста XIX века. Русский купец старого режима, который наживался нечистыми путями и делался миллионером, склонен был считать это грехом, замаливал этот грех и мечтал в светлые минуты о другой жизни, например, о странничестве или монашестве. Нынешний капиталист, выпестованный советским атеизмом и впитавший в себя все самое «прогрессивное» от западного капитализма, ничего общего не имеет с русским купцом, и имеет совершенно другое отношение к нажитым деньгам. Это отношение практически схоже с западным, и формулируется одним емким словом «хищническое». Выросло это отношение из атеизма, и русского отрицания законнической власти закона. Только в этом отрицании и есть различие между западным и русским капиталистом. Правда, не значительное, в главе «Окрошка духа» было показано, что западный капиталист вынужден во многом отказываться от соблюдения законов, к тому же многие законы им и написаны. В русском капиталисте присутствует еще одна отрицательная черта. Он считает себя по менталитету европейцем, западным человеком, ничего общего не имеющим с сермяжной нищей Россией. И поэтому в отдаленной перспективе видит себя и свой бизнес за пределами России, рассматривая свой бизнес как первоначальное накопление капитала. В последующем цель заключается либо в приобретении себе крупной недвижимости за границей, либо в элементарном понятии «свалить отсюда». Но проблема заключается в том, что западный капиталист не считает русского своим, считает его выходцем из второсортной страны, не пуская в свою элиту. Вторым этапом завоевания мира бизнеса является попадание в эту западную элиту, любыми путями. Самый яркий пример вышеизложенного — начальник Чукотки, Р. Абрамович. Здесь и кроется причина колоссального вывоза капиталов из России, а отнюдь не инвестиционный климат. Инвестиционный климат важен преимущественно для иностранного капитала. Но также необходимо признать, что понятие патриотического национального капитала не существует. Капиталист всегда будет искать, где ему выгоднее, отбрасываю моральную и этическую сторону вопроса. За примером далеко ходить не надо — западный капитал в Юго-Восточной Азии, и борьба европейских антиглобалистов, связанная с этим.

И результаты последних 20 лет удручающи. Настоящее положение страны двойственно. С одной стороны — растущая экономика и новое поколение успешных людей, с другой — очевидное впечатление деградации, о котором говорят, в том числе, и эти самые успешные люди. Российские банкиры обсуждают не что-нибудь, а выживание самой банковской системы, с которой разрешение на открытие отделений западных конкурентов в России, видимо, покончит. Промышленники говорят о перспективе сворачивания российского автопрома и авиапрома, деятели культуры — о деградации культуры, профессора — об упадке высшей школы, политики — об угрозе развала страны и т.д. Период экономического роста после 2000 года выявил невеселую закономерность — страна может богатеть и разваливаться одновременно. Эти процессы не просто совместимы, но в некоторых исторических условиях даже дополняют друг друга. Экономический индивидуализм, на котором в Европе строится государство, в России превращается в угрозу его существованию. Это можно назвать феноменом тонущего корабля, когда индивидуальные действия не сливаются в выгодное всем единство, а, напротив, ведут к мародерству, выталкиванию женщин и детей из спасательных шлюпок. Сколько бы пассажиры ни награбили, как бы ни разбогатели, корабль все равно утонет. Засевшая в головах россиян и вполне оправданная мысль о приближении очередной, «развязки», не позволяет им думать ни о чем, кроме сколачивания индивидуальной шлюпки для своевременной эвакуации. И даже в условно-успешных отраслях, за счет которых пытаются удвоить тот самый пресловутый ВВП, нарастают проблемы, в недалекой перспективе могущие спровоцировать социальный взрыв. Например, по итогам 2005 года показатели добычи в нефтегазовом секторе лишь достигли уровня РСФСР накануне распада Советского Союза, в то время как, например, в Азербайджане добыча нефти за постсоветский период выросла вдвое, а в Казахстане — даже немного больше; производство газа в Казахстане увеличилось в 2,5 раза, а в Узбекистане — в 1,4 раза. При этом очевидно, что уже через 10—15 лет Россия не сможет оставаться глобальным экспортером энергии: с одной стороны, износ основных фондов в нефтяной и газовой промышленности превысил к настоящему времени 50%, а коэффициент извлечения ресурсов из недр упал с 50% в советские времена до самого низкого в мире показателя в 34% по итогам 2004 года; с другой стороны, и экономика страны сама требует все большего количества энергоресурсов.

Итог данной главы лучше всего подведет В.С. Высоцкий, 30 лет назад сформулировавший внутренние проблемы русского народа в стихотворении «Чужой дом».

Что за дом притих,

Погружен во мрак,

На семи лихих

Продувных ветрах,

Всеми окнами

Обратясь в овраг,

А воротами -

На проезжий тракт?

Хоть устать я, устал, — а лошадок распряг.

Эй, живой кто-нибудь, выходи, помоги!

Никого, — только тень промелькнула в сенях,

Да стервятник спустился и сузил круги.

В дом заходишь как

Все равно в кабак,

А народишко -

Каждый третий — враг.

Своротят скулу,

Гость непрошеный!

Образа в углу -

И те перекошены.

И затеялся смутный, чудной разговор,

Кто-то песню стонал и гитару терзал,

И припадочный малый — придурок и вор -

Мне тайком из-под скатерти нож показал.

"Кто ответит мне -

Что за дом такой,

Почему во тьме,

Как барак чумной?

Свет лампад погас,

Воздух вылился...

Али жить у вас

Разучилися?

Двери настежь у вас, а душа взаперти.

Кто хозяином здесь? — напоил бы вином".

А в ответ мне: "Видать, был ты долго в пути -

И людей позабыл, — мы всегда так живем!

Траву кушаем,

Век — на щавеле,

Скисли душами,

Опрыщавели,

Да еще вином

Много тешились,-

Разоряли дом,

Дрались, вешались".

Глава II. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЭТИКА

«Государство имеет три основные функции:

безопасность жизни своих граждан;

материальное благополучие;

духовные свободы. Реализовать свои возможности»

В этой главе нам необходимо определиться с ответами на такие вопросы как — нового отношения русского человека к государству, места общества в государстве, отношения личности и государства.

27
{"b":"18538","o":1}