ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Построение общей экономики не значит бездумное смешение культур. Китай, учитывая русскую китаефобию, обязан максимально ограничить приток в Россию эмигрантов из Китая. Русская и китайская культуры должны искать общие точки соприкосновения, но процесс этот длителен и болезнен, возможно, займет и не одно столетие. И только в будущем можно будет снять ограничения на свободный въезд в Россию. Со стороны России, пока отношения между государствами строятся на конкурентной основе, целесообразно ужесточить визовый режим, а нарушивших его, отправлять не обратно на родину, а на лесоповал. Тюремное наказание затратно, и только трудовая отработка нарушения визового режима может компенсировать стране затраты на выдворение. Правда, это есть нарушение Женевской конвенции, которую Россия подписала, но при нынешнем положении дел страна в безвыходной ситуации.

Почему именно Китай, а не Европейский союз. Конечно, с Европейским союзом должны быть налажены добрососедские отношения, вестись торговые отношения, но объединение экономик, в виду антагонистичности мировоззрений, и более высокого уровня доходов европейцев, представляется практически нереальным. Европеец не сможет сам себе урезать доходы в несколько раз, подсознательно к этому не готов, во всяком случае, сейчас не готов. В перспективе построение глобальной экономике видится в два этапа. Первый, это объединение экономик близлежайших стран и регионов. Объединение экономики России целесообразно с экономиками Китая и Индии. Европейского союза с африканской и ближневосточной. Североамериканской с южноамериканской и тихоокеанской. Вторым этапом эти три конгломерата должны быть объединены в одно целое, но это перспектива очень отдаленного будущего.

Глава VIII. УКРАИНА

Глава посвящается в большей степени Украине и народу, проживающему в этой стране, но данная глава также всецело относится и к Белоруссии. Точек соприкосновения у нынешней России с Белоруссией значительно больше, тенденция к объединению, хотя бы на словах, существует. С Украиной все обстоит значительно сложнее, и возможно в первую очередь из-за великоросского шовинизма. И поэтому цель главы найти максимальное количество точек соприкосновения, поменять отношение ко многим вопросам, по которым возникает существенные разногласия. Конечно, начать придется с исторического обзора, т.к. многие разногласия связаны с различной оценкой исторических событий и соответственно различия в дальнейшем пути.

Киевская Русь. Выше уже было сказано, что в VIII веке на русской земле уже существуют городские образования, а значит, и государства. Была федерация земель-княжеств, объединяемая языком, культурой, религией, рынком, монетной системой. Но не было централизованного государства. Во многом здесь лежат первоистоки разногласий между Россией и Украиной, заключающиеся в том, что по общему историческому мнению матерью городов русский являлся стольный град Киев, столица Киевской Руси. Это мнение объединяет все городские образование в единое государство, под властью Киева, и отсюда следует, что идеология восточного славянства лежит в этих землях, и она является основной. В дальнейшем, после разорения Киевской Руси монголами, центр постепенно смещается в сторону Москвы. Москва, в последующем и объединяет все исконные русские земли под своей юрисдикцией и идеологией. Тут и кроется конфликт братских народов, перетягивающих право первенства на себя, один народ ищет правду и свое первенство в прошлом, другой в настоящем. Но правда может быть найдена только в будущем. А для этого необходимо несколько пересмотреть историю возникновения Русских государств, и отнестись к ним как к равноценным образованиям, преодолеть чувство превосходства или ущербности, отказаться от разграничивающих словообразований Малороссия и Великороссия.

Единой российской державы, единой Киевской Руси, не было, ее и вообще не было в домонгольский период. Единая Киевская Русь — миф. Взаимоотношения между городами-полисами строились во многом по древнегреческому типу. В зависимости от усиления того или иного города, вокруг него формировалось политическое и военное объединение. Те же объединения русских князей с половцами, печенегами и др. кочевниками говорит об этом. Фактически и дробления на отдельные княжества Киевской Руси не было, т.к. не было единой державы. Киевское княжение являлось символом престижа, но не более того, по той причине, что в Киеве короновался на княженье первый потомок Рюрика (по нормандской версии). Но обосновывать объедения городов в государство на основании одного рода князей безосновательно. Норманнские князья были добровольно приглашены на княжение в Новгород, и в дальнейшем постановка на княжение, в том или ином городе, осуществлялась с согласия горожан. Еще один из символов единого Киевского государства — общая вера, христианство, также является безосновательным. Киевский князь Владимир Святославович «Святой» крестил Русь, но из древнерусских источников известно, что некоторые русские племена приняли христианство более чем за 150 лет до официального крещения Руси. К тому же князь Владимир выбирал между византийским православием, западным католицизмом и мусульманством, а в последующем крестил тот же Новгород огнем и мечом, что говорит об отсутствии единоначалия верховной власти.

Толчком к объединению разрозненных русских княжеств явилось монгольское вторжение и разорение русских княжеств. Пострадали в первую очередь восточные и южные княжества. Северо-западные остались практически нетронутыми. В дальнейшем объединение происходило вокруг литовского княжества и московского. Два центра объединения земель в государственные образования говорит о том, что единого центра в Киевской Руси не было, и после разорения Киевского княжества центр не был перемещен в уцелевшее и независимое княжество, например Новгородское, вокруг которого бы началось воссоединение русских земель. История Московского княжества переросшего в Российскую империю нам известна. Здесь нас больше интересует второе княжество, вокруг которого консолидировались русские земли — Великое княжество Литовское. Самоназвание его никаким образом не относится к нынешним народам Прибалтики. Ядром государства была Белорусская земля с центром (столицей) в Новогрудке. В 1253 г. новогрудский князь литовского происхождения Миндовг короновался в городе. То что Миндовг был по происхождению литовец, не является основанием провозгласить данное княжество литовским, в нынешнем понимании. Ведь и на княжение в Новгород приглашали иностранцев, норманнов, но княжества оставались русскими. Название государства окончательно устоялось в 20-х годах XVв. С середины XIIIв. — первой половины XIVв. охватывало белорусские земли, а в 1363 — 1569 годах — и большую часть украинских. При этом следует понимать, что термин «Литва» в большей степени относится к белорусскоязычному славянскому населению государства, в то время как современные известные нам литовцы в течении многих сотен лет назывались Аукшайты и Жмудины. Замещение этих понятий произошло только в 19 веке. Консолидация первоначально разрозненных княжеств проходила на фоне сопротивления крестоносцам Тевтонского ордена в Прибалтике. Одновременно шла экспансия в юго-западном и юго-восточном направлении, в ходе которой Миндовг отобрал у Галицко-Волынского княжества земли по Неману. При Ольгерде (правил в 1345-1377) княжество фактически стало доминирующей державой в регионе. Во время его правления в состав государства входили большая часть нынешней Литвы, Белоруссии, Украины и Смоленской области. Для всех жителей западной Руси Литва стала естественным центром сопротивления традиционным противникам — Орде и крестоносцам. Кроме того, в Великом княжестве Литовском в середине XIVв. численно преобладало православное население. Земли княжества при Ольгерде простирались от Балтики до Причерноморских степей, восточная граница проходила примерно по нынешней границе Смоленской и Московской областей. Литовские князья самым серьёзным образом претендовали на русский великокняжеский престол. В 1368-1372 гг. Ольгерд, который был женат на сестре великого князя тверского Михаила, поддержал Тверь в её соперничестве с Москвой. Литовские войска подступили к Москве, но, в это время на западных рубежах Ольгерд воевал с крестоносцами, а потому не мог долго осаждать город. Крестоносцы, в отличие от призрачных надежд на все русские земли, виделись Ольгерду более серьёзной угрозой, и в 1372 г. он, уже подступив к Москве, развязал себе руки, неожиданно предложив Дмитрию Донскому «вечный мир». Отношения с русскими землями осложнились, когда великий князь Ягайло (правил в 1377-1434) принял католичество. В 1386 г. он заключил личную унию с Польшей (т. н. Кревская уния) — Ягайло принял католичество, женился на наследнице польского престола и стал королём Польского королевства (оставаясь при этом Великим князем Литовским). Это обезопасило западные рубежи княжества, но рознь между жителями Польского королевства и Княжества осталась непреодоленной. Княжество было многоэтничным, В XV-XVIвв. наметилась полонизация знати как литовского, так и русинского происхождения, что позволило в ей XVII слиться в польскоязычный народ. В 1399 году князь Витовт (правил в 1392-1430 гг.) ещё раз попытался присоединить Московское княжество, на этот раз в союзе с ордынским ханом Тохтамышем, бежавшим в Литву и мечтавшим вернуть себе ханский престол, однако потерпел жестокое поражение в битве на Ворскле. Это поражение сильно ослабило Литву, и в 1401 г. она вынуждена была подтвердить режим «личной униии» с Польшей, что привело к усилению позиций польского дворянства (шляхты) на землях княжества. В дальнейшем Великое княжество Литовское еще несколько раз пыталось вмешиваться в дела окрепшего Московского княжества, но безуспешно. Параллельно этому оно вело борьбу с крестоносцами, которая окончилась разгромом крестоносцев при Грюнвальдской битве и ликвидацией Тевтонского ордена. В начале XVI века началась новая война Великого княжества Литовского с Московским государством. Она продолжалась несколько лет; в итоге к Московскому княжеству отошли так называемые Северские княжества и Смоленск, а Литва была значительно ослаблена и в 1569 году по Люблинской унии вынуждена была объединиться с Польшей в одно государство — Речь Посполитую.

41
{"b":"18538","o":1}