ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лбюовь
Заветный ковчег Гумилева
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
Украшение китайской бабушки
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Моей любви хватит на двоих
Объект 217
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
A
A

Когда Диди выполняет штрафной удар, он обязательно целится в дальний от вратаря угол ворот. Пришлось пойти на смелый шаг.

Перед его ударом я ставил «стенку» так, чтобы ближний к бразильцу угол ворот оказался закрытым. Тем самым я как бы предлагал ему бить в дальний угол. Чтобы усилить психологическое давление на Диди, я позволял себе еще одну хитрость – подтягивался к этому же углу и как бы говорил ему:

– Я понимаю твой замысел: ты пробьешь своим коронным ударом, и мяч по дуге полетит в дальний угол. Поэтому я именно его и буду защищать.

Но я знал, что Диди, веря в свой виртуозный «сухой лист», не станет бить туда, куда подтянулся я, что он все равно попытается попасть в ближний от себя угол ворот, хотя тот и закрыт «стенкой». И Диди именно так и поступал. В последний миг я бросался в этот, казалось бы, неуязвимый угол ворот и кулаками переводил мяч на угловой. Трудно было поспевать туда вовремя. Однако, зная, что мяч пойдет туда, куда я хочу, все же успевал. В данном случае психология сыграла не последнюю роль в действиях вратаря. И если бразильцы все-таки забили мне два мяча, то только потому, что они превзошли меня в ином, да и не только меня – всю защиту сборной СССР.

Против Кевана из сборной Англии пришлось играть иначе. Этот высокий, прыгучий, атлетически сложенный футболист как-то в Москве совершенно изумительно забил мне мяч ударом головы. Я обратил внимание, что он особенно силен в борьбе за высокие мячи. Какой же рецепт я подобрал для Кевана?

Я начал выходить из ворот уже тогда, когда замечал, что мяч будет адресован именно ему. «Не рискуй!» – кричали мне товарищи. Они были правы, потому что малейшая ошибка с моей стороны, даже мизерный просчет в темпе могли привести к большой беде. Но иначе против Кевана играть нельзя. Нужно выходить из ворот с таким расчетом, чтобы успеть прыгнуть вверх немного раньше него и помешать ему принять мяч на голову.

Совсем иной по темпераменту и стилю француз Фонтэн. Он, так сказать, – молния. Его любимая манера – резкие проходы, серии финтов, мастерская обводка, короткий, но точный и сильный удар. Играя против него, я был вынужден призвать на помощь всю мою смелость. Едва Фонтэн оказывался в угрожающей близости от наших ворот, как я, не раздумывая, сейчас же летел ему в ноги. При этом я знал, что такой отчаянный бросок может кончиться травмой.

Но все же мне кажется, что Фонтэн играет более прямолинейно, чем итальянец Мунторри – правый инсайд «Фиорентины». Отличаясь утонченной техникой, Мунторри часто ставит вратаря в трудное положение, благодаря резким изменениям направления своих перемещений. И мне, чтобы притушить его наступательный порыв, приходилось резко идти вперед. Этим я стремился посеять в его душе растерянность, заставить опасаться столкновения.

Несколько слов о технике парирования пенальти. Тут, понятно, нельзя дать рецепты на все случаи жизни. Хочу подчеркнуть лишь одно – прием пенальти также сложный психологической поединок. Успех вратаря зависит от личного настроения, от знания техники соперника, от умения ориентироваться в кратчайшие отрезки времени, от правильного анализа действий нападающего.

На первенстве мира в Швеции мне посчастливилось взять пенальти от Буцека во время матча СССР – Австрия. Как это произошло?

Счет был 0:0. Обе стороны страстно стремились к победе. И тут в наши ворота назначается одиннадцатиметровый удар. Буцек получил реальную возможность открыть счет. Это его очень разволновало. Не менее взволнованным был и я. Не могу передать словами, как горячо я хотел в эти минуты спасти свою команду от неизбежного гола.

Поставив мяч на точку, Буцек начал разбег. Вижу, что он на ходу шатается из стороны в сторону, чтобы сбить меня с толку и помешать заранее определить направление удара. Я мгновенно перевел взгляд на его правую ногу, потому что теперь только она могла мне подсказать, что задумал австриец.

Вратарь - _197.jpg

И в последний момент я заметил, что соперник несколько отклонил носок ноги влево. Словно молния, мелькнула догадка, что мяч он направит вправо от себя. Выбросив руки вперед еще до толчка, я, естественно, кинулся в левый угол ворот. Все, как известно, кончилось благополучно.

Заговорив о руках, я хочу заметить, что они в своем движении должны несколько опережать рывок вратаря, иначе даже точный бросок не спасет положения.

Осенью 1959 года я играл в Киеве в составе сборной СССР против местных динамовцев. Во втором тайме, пройдя по месту левого полусреднего, полузащитник Василий Турянчик забил мне красивый гол. Мог ли я парировать удар? Да, мог. Я даже почувствовал ветерок на руках, когда между ними пронесся мяч. Вся беда в том, что бросился я правильно, но запоздал выбросить вперед руки. Вот, пожалуйста, гол, которого могло бы и не быть.

Мне часто задают вопрос: какие мячи я люблю больше – верхние или нижние? Скажу прямо, никакие не люблю. Не люблю, когда бьют по моим воротам, но когда уже бьют, то предпочитаю тихие мячи. Эффектное парирование мощных ударов мне не по вкусу, потому что игры на зрителей не признаю и мечтаю лишь об одном – сохранить в неприкосновенности ворота моей команды. Но мои личные вкусы форварды, к сожалению, не учитывают. Посему я постоянно готовлюсь отражать сильные удары из разных точек. Работаю много, не щадя сил, ибо потерять доброе имя куда легче, чем завоевать его. Вероятно, это и является главным «секретом» моей игры».

* * *

Мне кажется, что каждый из нас, вратарей, независимо от того – молод он или нет, – должен быть очень благодарен Льву Яшину за его рассказ о себе и своих принципах. Если вдуматься в его слова, то они, по сути, являются учебным пособием, огромным подспорьем для вратарей. Разумеется, все это Яшин осмыслил и сформулировал уже по истечении многих лет выступлений за классную команду московского «Динамо» и за сборную СССР. Точнее – его рассказ датирован 1960 годом. Но даже тогда, когда мы впервые с ним близко познакомились и когда он еще только начинал свой победоносный путь в отечественном и международном футболе, стало очевидным, что мы встречаемся с самобытным вратарем, чья игра, словно губка, впитала в себя все лучшее, что было до него, и отразила новые тенденции во вратарском искусстве. Если же еще к этому добавить, что Лев Яшин настоящий коммунист, принципиальный человек, чуткий товарищ и бескорыстный советчик молодых спортсменов, то нельзя будет не согласиться, что он достоин всяческого восхищения и подражания в лучшем смысле этого слова. Я глубоко убежден, что пройдут многие годы, а Лев Яшин по-прежнему будет оставаться образцом для советских вратарей, каким он является и сегодня. Характерная деталь, которую сам Лева не раз подчеркивал с удовольствием:

– Нападающие щадят меня, я почти не знаю травм по их вине.

Речь, разумеется, идет о советских нападающих, потому что иностранные его как раз не всегда щадили. В частности, на первенстве мира в Швеции на Яшина обрушился страшный удар левого крайнего сборной Англии. Но наши ребята действительно стараются не причинить Леве ни малейшего вреда, старательно оберегают его от резких столкновений. И мне кажется, что это тоже свидетельствует об их уважении к такому выдающемуся спортсмену.

Я надеюсь, что Лев Яшин, с которым нас связывает давнишняя дружба, прочтет эти строки. И потому мне хочется воспользоваться лишним случаем, чтобы еще раз сказать то, что было сказано десять лет назад в Киеве после матча дублирующих составов двух «Динамо»:

– Желаю тебе большой удачи, Лева, во всем и всегда! Я от души восхищаюсь тобой. И если случится так, что сбудется моя мечта и я организую в Киеве специальную школу вратарей, то буду своих воспитанников учить на твоем примере, постараюсь внушить им, что высшим мерилом для них являешься именно ты – Лев Яшин, лучший вратарь мира!

В РОЛИ АЛЬПИНИСТОВ

Разные бывают команды: одни постоянно занимают низкие места и довольствуются этим, словно им на роду написано быть аутсайдерами; другие в силу многих обстоятельств, перечисление которых не входит в мои обязанности, сразу взобрались на футбольный Олимп и там благополучно пребывали много лет, то чуть-чуть опускаясь, то вновь занимая завидное место. Наша команда была иной. Когда-то, еще до войны, она считалась очень грозной. С той поры за ней укрепилась репутация передового клуба. Однако впоследствии она в значительной степени растеряла свою силу и, чтобы восстановить ее, мучительно и упорно трудилась из года в год. Киевское «Динамо» было и всегда оставалось коллективом игроков, тяготеющих к комбинационной, техничной игре. Когда состав игроков бывал таким, что мог продолжить эту традицию, команда поднималась в турнирной таблице сразу на несколько этажей выше. Если же приходили менее техничные игроки, команда сдавала позиции.

32
{"b":"18539","o":1}