ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лежу под брезентом, посматриваю на светящийся циферблат часов, жду с нетерпением, когда же мы взлетим. Чем скорее отправимся, тем быстрее приземлимся. Стрелки ползут ужасно медленно, будто сонные. Наконец, они заняли нужное положение. Сейчас начнется!…

И тут меня кто-то осторожно толкает в плечо.

Что такое?

Передо мной девушка в форме Аэрофлота.

– Это вы Макаров? Вас ищут. Вы сели не в свой самолет. Скорее бегите, а то без вас полетят.

От досады я даже крякнул: у команды появился еще один повод для издевок.

В порту Рейкьявика нас ждала скромная, но теплая встреча. Устроители гастрольной поездки динамовцев повезли нас в какую-то школу, где мы сейчас же улеглись спать в приготовленных комнатах.

Утром мы знакомились со столицей. Рейкьявик – сравнительно небольшой город с «низкорослыми» домами. Его украшает большое озеро, расположенное в самом центре. Строгость города подчеркивается скромными, добротными особнячками. Но на улицах, как и в порту, мы не увидели оживления, свойственного большим европейским городам.

Побывали мы на стадионе, где должны были в тот же день играть со сборной клубов «Валур» и «КР». Поле не понравилось, оно было голым, как лысина, и жестким. Утешало лишь то, что исландцы не относятся к числу сильных соперников. И действительно, мы легко победили их со счетом 10:1.

Затем мы отправились в поездку по стране. Везде нас окружало одно, и то же: суровый климат, пустынные улицы городов, приветливые, но сдержанные улыбки да пытливые взгляды. Случалось, на целой улице мы могли насчитать не более трех пешеходов. Многочисленные признаки свидетельствовали о том, что народ тут живет небогато и спортом не очень увлекается. Наш приезд вызвал сенсацию. Однако число зрителей на матчах колебалось от 3 до 5 тысяч человек.

Зато здесь мы впервые увидели действующие гейзеры и даже купались в горячей воде, словно принимая ванну на свежем, пожалуй, даже морозном воздухе. Нам показали также «национальный фокус». В гейзеры бросали какие-то химикаты, и тотчас из глубины взлетал огромный столб воды, обдавая всех горячим паром и брызгами.

Мы быстро поняли, что со спортивной точки зрения пребывание в Исландии нас ничем не обогатит. Ребята расслабились. На товарищеском ужине, отвечая на вопрос о том впечатлении, которое на нас произвели местные футболисты, Миша Коман сказал:

– Мы думаем, что игры против динамовцев кое-чему научат ваших ребят. Мы будем очень рады принести вам пользу во время короткого пребывания в стране. Собственно, для того и служат спортивные обмены, чтобы лучше узнавать друг друга и учиться.

Мы слушали эти слова и важно покачивали головами. Хозяева тоже покачивали. Они хотели учиться.

Но следующий матч против команды юго-западной Исландии мы… проиграли со счетом 3:4.

– Ну что, Мишуня, – подтрунивали мы над Команом, – поучим?

Впрочем, в дальнейшем мы выигрывали. Сборную Рейкьявика победили 8:1, «Фрам» – 3:1, «Валур» – 3:2.

Наше возвращение в Москву совпало со сроком кубковой игры против «Локомотива».

Довольно «благополучно» проиграв ее со счетом 1:3, мы оказались за бортом розыгрыша.

В этом же году я побывал в Польше в составе второй сборной СССР, а с первой – в Болгарии. Вместе со мной там были Фомин и Войнов. В Софии играл только Юра. Матч был чудесным. Он принес советским футболистам убедительную победу со счетом 4:0. А мне дал еще один повод восхищаться Яшиным.

Он чувствовал себя неважно, но не настолько плохо, чтобы не участвовать в матче. Однако никто этого не заметил. Он играл, как всегда, скупо, точно и совершенно надежно. Вернувшись домой, Лева сказал, что не может участвовать в отборочном матче первенства мира против команды Финляндии. Пришлось стать на ворота мне. И тут также была победа – 2:1. Интересно, что оба гола забили полузащитники Нетто и Войнов, Итак, минул еще один год. Нашей команде он принес успехи только в международных играх, в своем же чемпионате мы не блистали. Плохо было то, что команда в этот период не использовала те возможности, которые открывались перед ней при наличии многих хороших игроков.

Мы продолжали играть по старинке, так же, как и многие другие команды, следовательно, лишали себя тех преимуществ, на которые можно было бы рассчитывать при более правильном использовании индивидуальных возможностей ведущих футболистов. Мы уважали наших новых тренеров. Но они не дали нам больше, чем Ошенков. И выходило, что доброта не всегда лучше прижимистости. Усилия Зубрицкого также не прервали спячку, в которой находилась команда. Да и назрела к тому же необходимость изрядно «подновить» состав.

РЕДЕЮТ РЯДЫ «СТАРИКОВ»

Старичок» в футболе – понятие своеобразное. Спина пряма, плечи широко развернуты, поступь тверда и в волосах еще нет ни сединки. Тебе еще только двадцать восемь, ну, на худой конец – тридцать лет, а в голосе молодых игроков, когда они обращаются к тебе, уже слышится что-то неприятное, сразу не поймешь даже, что именно. Разговаривают с тобой совсем не так, как год или два назад. Немного больше уважения, немного меньше откровенности. Ну что ж, вероятно, так оно и должно быть.

Но как быстро пролетели годы! Кажется, совсем недавно начинал, кажется, еще слышу шум стадиона в день дебюта, а спортивная осень тут как тут. Грустно! Скверно на душе. Особенно, когда покидают команду игроки твоего поколения. Прощаясь с каждым из них, словно что-то отрываешь от себя. Неважно, был ты с ними очень дружен или нет! Важно другое: они такие, как ты, и они уже должны уйти. А ты сам? Тебе говорят:

– Что ты, что ты! Ты еще нужен добрых несколько лет.

«Добрых несколько лет!» А потом? Возможно ли сразу отказаться от той трудной, подчас даже очень трудной жизни, которой ты жил столько лет и которая, несмотря на все свои трудности, вливала в твою душу потоки радости!

Эти мысли приходят сами собой, когда наступает 1958 год. Динамовцы прощаются с Сергеем Коршуновым, Виктором Терентьевым, Александром Кольцовым. Ряды наших «старичков» редеют. Все меньше нашего брата в команде, все больше молодежи. Игорь Фефлов, Адамас Голодец, Леонид Остроушко, Иван Бондарь, Андрей Биба, Иван Диковец, Владимир Сорокин, Юрий Шевченко – какой большой отряд «безусых» пришел к нам! Кто из них будущая «звезда»? Кто принесет разочарование? И сколько потребуется времени, пока молодежь заиграет и полноценно заменит бойцов «старой гвардии»? А до тех пор?

К счастью, мы быстро убеждаемся, что многие молодые игроки потенциально сильные футболисты и что они, возможно, даже вольют новую струю в жизнь клуба. Особенно большие надежды возлагаются на Бибу – хорошенького юношу с лукавой, словно девичьей улыбкой. Он тоненький, пожалуй, даже хрупкий, но оказывается, у этого паренька удар такой силы, что только держись.

Хорош и молодой полузащитник Фефлов. Он, правда, не в ладу с дисциплиной. Но, может быть, успокоившись, найдет в себе силы подчиниться жестким требованиям большого спорта?

Быстр, как маленькая ракета, Иван Диковец. У него короткий, хлесткий удар с обеих ног. О, на левом краю он будет, пожалуй, не слабее Фомина. Но Ваня еще не имеет ни малейшего представления о тактике, он плохо понимает, когда ему надо открыться и сделать партнеру «предложение», не знает, куда и когда отдать мяч. А это самое важное – игра в пас. Как оно пойдет дальше?

Мы рады приходу Адамаса Голодца. Он мал, даже слишком, он физически слабоват. Но у парня явно ладится дело, когда разворачивается комбинационная атака.

Есть, конечно, хорошие ребята. Но как они еще молоды! А ведь в футболе чувствуешь себя уверенно, когда рядом мужчины, а не юноши.

А мужчины уходят и уходят. Вот и Миша Коман все чаще прикладывает руку к сердцу, словно пытается узнать, чего оно хочет, почему беспокоит. Мы видим это. Мы грустим.

Но время идет, и чемпионат не оставляет нам возможности предаваться своим мыслям о «тщете мирской суеты». Он диктует свои законы и, наконец, подает команду: «Стройся! На флаг первенства равняйсь!»

48
{"b":"18539","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Входя в дом, оглянись
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Поединок за ее сердце
Хирург для дракона
Голодный дом
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха