ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я, да... — снова начал Смитерс, быстро опустив протянутую руку.

Он не стал отрицать свою причастность к летним событиям, подтвердив тем самым подозрение Шефера, и тот опять оборвал его.

— У меня есть работа, Смитерс, — сказал он, — настоящая работа. Плюньте на то, с чем вы пришли ко мне, и убирайтесь.

Он снял куртку.

— Да-да, я... — снова мягко заговорил Смитерс, но, увидев выражение лица Шефера, отказался от попытки пробудить его интерес к своей персоне. — Случилось непредвиденное, детектив Шефер. Нечто совершенно новенькое. Мы доверяем вашему пониманию подобных ситуаций, ведь у вас богатый опыт. Вы могли бы оказать неоценимую услугу. Если события станут развиваться иначе, чем ожидается...

— Иисус Всемогущий, стоит ли тратить время ленча на чертов подбор слов, которыми можно не называть вещи собственными именами? — решительно перебил его Шефер, открывая платяной шкаф. — Давайте-ка я сам догадаюсь, о чем вы хотите мне сообщить, не возражаете? Те ребята, похоже, вернулись пошалить, и вам очень хотелось бы попросить меня, конечно же в память о добром старом времени, проверить, так ли это.

— Так точно, — согласился Смитерс, — однако есть и кое-что совершенно новенькое...

— Катитесь вы подальше вместе со своим новеньким, — резко бросил Шефер, повесив на плечики куртку. Он стал снимать наплечную кобуру. — У меня и здесь есть работа.

— Я понимаю. Мы согласуем вашу отлучку с начальством и уладим все, что потребуется...

— Могу держать пари, что вам нетрудно с этим справиться. — Разговаривая, Шефер расстегивал пуговицы рубашки. — Похоже, вы настроены добиваться своего, Смитерс, поэтому позвольте мне растолковать вам, что к чему. Ребята Шефера привыкли действовать в свое время и готовы заниматься своим делом с не меньшим рвением, чем Филипс и остальные ваши. Если вы и ваша банда скоропалительно обученных специальных агентов — или как вы там себя называете — хотите еще раз поиграть в пятнашки с этими мерзкими тварями из внешнего космоса, то действуйте немедля, и всего вам доброго. — Он снял рубашку, обнажив торс, которому мог бы позавидовать Арнольд Шварценеггер, и повесил ее в шкаф. — Но меня от этого увольте.

— Но, детектив... — продолжал настаивать Смитерс. Шефер закрепил на груди крохотный микрофон.

— Нет, — сказал он.

— Я уверен, что если...

Шефер снова оборвал его, не переставая оснащать себя подсушивающей аппаратурой:

— Какая часть слова «нет» вам не понятна?

— Черт бы вас побрал, детектив, позволите вы мне закончить хотя бы одну фразу? — повысил голос Смитерс.

— Зачем? — спросил Шефер. — Кроме того, я только что позволил.

Закончив крепление проводов на обнаженном теле, он вынул из шкафа рубашку крикливой розовато-зеленоватой расцветки вроде тех, какие носят наиболее назойливые зазывалы проституток, промышляющих на Седьмой авеню.

Какое-то мгновение Смитерс готов был взорваться, затем взял себя в руки и сказал:

— Думаю, вы не захотите упустить шанс ввязаться в это дело.

Шефер, начавший застегивать пуговицы рубашки, поднял взгляд на Смитерса:

— Зачем? Они снова в Нью-Йорке?

— На этот раз нет, — признался Смитерс.

— Мне это ведомо, — сказал Шефер, снова занявшись пуговицами, — я бы почуял их присутствие. — Он покончил с рубашкой, достал из шкафа коричневую кожаную куртку, повернулся к Смитерсу и продолжил: — Послушайте, армейский. Если их нет в Нью-Йорке, меня это не интересует. Мне не нравятся эти сукины дети, но в мире масса людей, которые мне не нравятся, и вы — один из них. — Он натянул один рукав куртки. — Я уделил им время, Смитерс. Повозился с ними и мой брат. Ему эта игра стоила всей его команды, для меня она обернулась пальбой в городе и потерей партнера.

По ходу дела мы достали несколько этих поганых ублюдков, сделали все, что смогли, и я готов повторить все снова, лишь бы они держались подальше от моего коврика. Вы сами сказали, что на нем их нет, так что можете убираться к дьяволу и прихватить с собой генерала Филипса. — И сунул руку во второй рукав куртки.

— Ваш коврик — только Нью-Йорк?

— Вы чертовски правы. — Он одернул на себе куртку. — Я мог бы возомнить себя очень горячим и крутым дерьмом, но не настолько, чтобы разыгрывать роль копа целого проклятого мира. Нью-Йорк достаточно велик для кого угодно.

— Выходит, вы и не думаете помочь нам?

— Один раз я уже сказал «нет».

— Это ваше последнее слово?

— За мое настоящее «последнее слово» меня, вероятно, можно было бы арестовать, — сказал Шефер, подтолкнув Смитерса к двери, — а теперь выметайтесь из моего кабинета, пока я не присыпал вас солью и не размазал по тротуару, как слизняка, до которого вам не так уж далеко. — Он вышвырнул его за порог и захлопнул дверь.

Дело сделано. Он взглянул на часы. Эта перебранка отняла у него не так уж много времени. Можно задержаться еще на несколько минут, прежде чем отправляться в условленное место.

Шефер бросил взгляд на закрытую дверь. Мужчина в дорогом костюме не предпринимал никаких усилий, чтобы вернуться в кабинет. Это хорошо, но вовсе не означает, что тем дело и кончится.

Даже если Филипс и его приятели желают спустить его на тормозах, Шеферу такая перспектива не улыбается. Он гонялся за Филипсом много месяцев, не жалея свободного от работы времени, но найти не смог. Только что замаячил свежий след.

— Смитерс, хм? — пробормотал он. — Если это настоящее имя, я просто навещу его попозже. Мы наверняка сможем мило поболтать о Даче.

Он выудил клочок бумаги из стопки документов на столе, нашел перо и нацарапал два имени — Смитерс и Филипс, — соединив их стрелкой.

Брат Шефера исчез несколько лет назад, когда работал под началом Филипса. Шефер не сомневался, что Дач сражался с этими пришельцами — любителями охотничьих забав — в Центральной Америке, где Филипс и его люди усиленно заигрывали с местными политиками. Дач и его ребята оказались на территории охотничьих угодий чудовищ с неведомой звезды, и один из пришельцев разделался со всей его командой, но Дач ухитрился убить его и остаться в живых.

Но после этого он исчез. Шефер был чертовски уверен, что Филипс знает об этом исчезновении больше, чем соглашался признать.

Когда пришельцы панически бежали из Нью-Йорка прошлым летом, Филипс тоже потерялся, вероятно где-то в Пентагоне. Шефера это возмутило: ему очень хотелось дружески побеседовать с генералом.

Этот Смитерс может свести его с Филипсом, и не исключено, что тогда им удастся как-то поладить. В конце концов, он может помочь Филипсу, если они придут к согласию по кое-каким деталям. Ему не нравятся эти крупные уродливые ублюдки из внешнего космоса, но, несмотря на это, он дал Смитерсу ясно понять, что можно вернуться к обсуждению его участия в деле с ними.

Хотя детали сотрудничества Шефер намерен выторговать на своих условиях. Он не намерен мчаться куда угодно по первому зову Филипса. И то, что он прислал за ним Смитерса, а не явился сам, только раздражило детектива.

Шефер согласится иметь дело со Смитерсом и его боссом по собственному выбору времени и места и эта встреча состоится не здесь и не сейчас. Есть одна вещь, из-за которой он не намерен вести какие-либо серьезные переговоры на Полис-плаза, — это просто невозможно на глазах пары сотен полицейских. У каждого из них наверняка есть собственное мнение о подобных торговых сделках. Нет, они должны встретиться где-то частным порядком, время и место Шефер выберет сам, когда сочтет это уместным и будет готов к переговорам, а когда это произойдет, первым пунктом повестки дня будет Дач, а не причуды пришельцев и военных.

И состоится эта встреча не раньше, чем Шефер позаботится об одном аресте, к которому он готовился со своими людьми уже несколько недель. Когда с этим будет покончено, у него появится время, чтобы позаботиться о Даче, генерале Филипсе и шайке кровожадных головорезов из космоса.

Он швырнул записку на стол и оставил кабинет.

Глава 9

Шефер повернулся к окну и посмотрел сквозь витрину, стараясь выглядеть случайным посетителем, по крайней мере насколько это было возможно.

13
{"b":"1854","o":1}