ЛитМир - Электронная Библиотека

Сомнений не могло быть — цепочка пятен капавшей крови тянулась к проходу, который вел в зону обслуживания насосной станции.

— Кто сюда проник? — спросил Рублев. — Кто все это сотворил?

— Не знаю, — ответил Галичев, — и не хочу гадать. Идете вы со мной или нет?

Рублев переминался с ноги на ногу, не решаясь двинуться с места.

— Пошли, Рублев, — сказал Шапорин. — Думаешь, к нам ворвались монстры?

— Скорее чеченские партизаны, — возразил Лесков, слывший первым остряком, — ведь до полуострова Ямал от Чечни каких-то три тысячи километров, или я ошибаюсь? Если им позабыли сказать, что война уже кончилась, они как раз должны были подоспеть сюда! Несколько человек усмехнулись, но никто не рассмеялся в голос — кровь на стене была слишком свежей.

— Вероятно, это американские диверсанты, — серьезным тоном заговорил Галичев. — Вы думаете, нам станет легче, если мы будем продолжать гадать? — Он подкинул на руке автомат, словно прикидывая его вес.

Люди все еще колебались.

— Ну, я иду, — сказал Галичев. — Пропало три человека, и, возможно, не все убиты. Если мы поторопимся, то можем спасти их. — Он повернулся к остальным спиной и решительным шагом двинулся по боковому коридору.

С явной неохотой Шапорин, за ним Лесков, потом и все остальные пошли следом. Рублев замыкал шествие.

Короткий коридор оканчивался большим пустым помещением, которое называлось зоной обслуживания. Она находилась прямо под нефтепроводом и обеспечивала доступ к любой детали насосной станции — и к громадным вентилям трубопроводов, и к самому насосному оборудованию, располагавшемуся в северном конце зоны. Между дальними стенами зоны было около шестидесяти метров, ее ширина — не менее пятнадцати. Примерно через каждые десять метров по длине были установлены толстые бетонные колонны, поддерживавшие потолочные балки. Забрызганный машинным маслом пол был из сплошного бетона и немного покатый в направлении внешней стены станции — для обеспечения стока. Стены из бетонных блоков имели высоту около трех метров; выше громоздился сложный лабиринт переплетений стальных ферм и подкосов, поддерживавших громадные трубы, но Галичев четко не представлял себе, как выглядят эти стены над потолочными балками, и точно не знал, каково истинное назначение этих чрезмерно громоздких стальных конструкций.

Правилами требовалось, чтобы зона не загромождалась, поэтому в тесной, неудобной для работы и жизни станции только это громадное пространство всегда оставалось пустым и почти не освещалось. Галичев нащупал на стене в конце коридора выключатель. Тусклый свет вспыхнул всего в трех местах. Основная часть напоминавшего пещеру помещения осталась в темноте.

Он знал, что светильников должно быть больше, — видимо, в остальных перегорели лампочки. Надо будет не забыть ввернуть их, но позднее, когда придет срок очередного профилактического обслуживания.

Галичев вглядывался в темноту, обводя взглядом громадное пустое пространство в поисках неведомого врага. АК-74 в его руках был наготове.

Он не заметил никакого движения. Налетчиков не было, во всяком случае их не было здесь. Слышался звук падавших на пол капель, но ничего необычного в этом не было. Дело не только в том, что в насосах иногда случаются утечки смазки: из-за разности температуры воздуха внутри станции и самого нефтепровода на трубах конденсируется влага.

Он бросил взгляд на тянувшиеся под потолком трубы скорее по привычке, чем действительно о чем-то беспокоясь, и буквально окаменел.

— Мать честная, — вырвалось у него.

Галичев понял, что слышал стук капель не только масла и воды.

На нижней балке одной из стальных фермах над их головами болтались три обезглавленных трупа. Они мерно подрагивали в ритме работы насосов и сочились кровью. Под каждым образовались небольшие лужицы, которые медленно вытягивались в направлении боковой стены, где был проложен желоб стока.

— Вряд ли они живы, — сказал Лесков без тени юмора.

— Но кто их убил? — спросил Шарапов. — И куда подевались убийцы?

— Туда, — ответил Галичев, показывая рукой. — Рублев, вы давно проводили обход?

— Как положено, — ответил Рублев, пытаясь понять, что имеет в виду Галичев.

— Видите дверь котельной?

Рублев и остальные стали всматриваться в полумрак. Котельная находилась в противоположной от них стороне зоны обслуживания, за простой деревянной дверью, которая почти постоянно была на замке. Однако во время ежедневных обходов полагалось проверять, действительно ли она заперта.

— Она была на запоре! — протестующим тоном воскликнул Рублев. — Я сам проверял!

— Я в этом не сомневаюсь, — успокоил его Галичев, — пошли.

— Но внутри не включен свет, — сказал Шапорин, когда вся группа стала приближаться к котельной.

— Я слышал, американцы пользуются инфракрасными очками, чтобы видеть в темноте, — не удержался от комментария Лесков. Галичев бросил на него взгляд, надеясь, что тот снова шутит, но Лесков даже не улыбнулся.

Галичев вспомнил, кто в эту смену был дежурным по котельной — Дмитрий Веснин, лучший друг Лескова. Вероятно, Веснин отправился взглянуть, что происходило у восточного входа, и в результате его тело болтается подвешенным к потолку рядом с двумя другими трупами.

— Американцы? — переспросил Шапорин. — Ты думаешь, американцы повесили трупы вверх ногами?

— А кто же еще мог это сделать? — возразил Лесков.

— Возможно, какая-то неведомая тварь, — вмешался Рублев. — По силам ли это человеческому существу? Сколько потребовалось бы времени, чтобы поднять трупы вверх и привязать их к балкам?

— Давайте-ка заглянем внутрь и выясним, — сказал Лесков, первым направляясь к двери в котельную.

— Кто бы это ни был, они либо еще там, либо нам придется искать их в другом месте. — Галичев обогнал Лескова, бросив на ходу: — Оставайтесь здесь и прикройте меня.

— Нас обоих прикроют остальные, — возразил Лес ков, — погибшие были моими друзьями.

— И моими тоже, — сказал Галичев, — пошли.

Двое мужчин, бок о бок, крадущимся шагом пересекли зону обслуживания, приближаясь к входу в котельную, словно за ним было логово опасного зверя. Галичев не исключал мысли, что так оно и есть. Он храбро убеждал людей, что никаких монстров в здешних льдах не может быть, но прекрасно знал о соседстве старого ядерного полигона на Новой Земле, поэтому образы ужасного полярного медведя-мутанта нет-нет да и прокрадывались куда-то на задворки его сознания.

Галичев не пропустил мимо ушей болтовню Собчака о поднявшемся выше нормы уровне радиации, когда все это начиналось. Ученые в один голос твердят, что россказни о радиоактивных мутантах просто чушь, выдумки нехороших американских фантастов, но ученые лгали или ошибались и прежде.

Да и зачем человеческим существам подвешивать трупы к потолку? Такое могла сотворить только очень жестокая тварь!

Он подкрадывался к двери котельной с одной стороны, Лесков — с другой. Галичев дал ему знак подождать, а сам просунул руку за косяк, нащупывая выключатель.

— У нас за спиной свет, и в этом их преимущество, — шепнул он Лескову. — Мне надо увидеть их первым.

Лесков кивнул.

Пальцы Галичева нашли выключатель. Он напрягся, заставил себя сосредоточиться, затем щелкнул выключателем и ворвался в котельную, держа наготове АК-74.

Ему потребовалось долгое мгновение, чтобы понять представшую взгляду картину.

Дверь открывалась в небольшой коридор длиной немногим более метра, который вел в главное помещение котельной. Четырех вспыхнувших лампочек было явно недостаточно для хорошего освещения; здесь всегда стоял полумрак, вечно шипели трубы, всюду лежала черная пыль, постоянно мерцали оранжевым сиянием топки.

Котельная была сердцем отопительной системы всего комплекса. Сгоравшая в топках сырая нефть кипятила в котлах воду, превращая ее в пар, который циркулировал по системе труб и радиаторов, расставленных во всех обитаемых закутках станции № 12. Сырая нефть, поступавшая сюда прямо из скважин, — тяжелое и грязное топливо. Никакие дымоходы и принудительное дутье были не в силах избавить помещение от копоти, которая всюду лежала здесь толстым слоем.

21
{"b":"1854","o":1}