ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но эти... Разве публика... — Митерс замолчал, не вполне соображая, с чего начать; проблема слишком громадна, она настолько велика, что у него не было полной уверенности, имеют ли военное право совершенно игнорировать общественность.

— Послушайте, Митерс, — снова заговорил Мейвис, — не знаю, многое ли вы слышали об операции в Нью-Йорке, поэтому позвольте кое о чем рассказать вам. Они вовсе не посланцы, явившиеся к нам с распростертыми объятиями, чтобы пригласить присоединиться к Галактическому Братству. Это банда злобных, воинственных ублюдков. Мы не можем с уверенностью сказать, зачем они появляются здесь, чего они хотят, как они станут реагировать на наши действия, однако нам доподлинно известно, что они обладают такой технологией, которая делает нас в их глазах сообществом совершенно беззащитных аборигенов. Если мы выступим с этим — всем и каждому скажем: мол, да, нас посещают монстры, — не трудно догадаться, какой будет реакция общественности: мы получим панику. Словно грибы после дождя, начнут возникать новые религии; сумасшедшие всех мастей станут винить ЦРУ. Одни поднимут гвалт по поводу того, что мы скрываем правду, другие скажут, что все это — мистификация. Сейчас мы даже не можем доказать, что это не мистификация, — эти твари заметают следы. Все это достаточно плохо, но больше всего нас беспокоит, каким образом отреагировали бы они.

— Они?

— Пришельцы.

— О!

— Потому что, Митерс, нам видятся три возможных результата, после того как мы оброним хотя бы слово об этих жутких визитерах. — Он поднял сжатую в кулак руку с отогнутым большим пальцем. — Первый — они могут не обратить внимания и будут продолжать действовать, как всегда. Это, бесспорно, лучше всего, хотя, поскольку им нравится убивать людей, такой результат идеальным не назовешь. — Генерал поднял указательный палец. — Второй результат — они могут просто собрать вещички и убраться восвояси. Это будет означать, что убийства прекратятся, но и у нас не останется шансов побольше узнать о них и о том, чего нам следует ожидать. Такая перспектива нам очень не нравится, но еще хуже третий вариант. — К первым двум присоединился средний палец. — Третий вариант — их вторжение. Они могут просто решить, что кота больше не стоит держать в мешке и деликатничать незачем. И если они примут такое решение, Митерс, все мы — дохлые мыши.

Митерс нахмурился.

— Сэр, я слышал, — сказал он, — что в Нью-Йорке мы их п.

— Самое большее, сыграли вничью, — рассудительным тоном возразил Мейвис. — Мы ничего не захватили, не поколотили их, но они ушли. Отправились в космос, но вовсе не из-за какого-то ощутимого урона. Видимо, просто истекло время их визита. А ведь все происходило на нашей территории, без какого бы то ни было препятствия с нашей стороны. Эти существа очень склонны к грубым играм.

— Выходит, именно третья возможность заставляет нас помалкивать?

— Верно, но есть и другие соображения.

— Но что если они действительно решат пойти на вторжение? Неужели мы не сможем сделать что-то такое?..

— Мы уже делаем, Митерс. — Мейвис снова сел. — На это и направлена нынешняя операция. Мы пытаемся наложить лапу на что-нибудь из их технологии, посмотреть, по силам ли нам совершить несколько прыжков вперед, чтобы иметь шанс сражаться, если они решатся на вторжение.

— Вы сказали, что они заметают следы.

— Несомненно заметают. Но они не безгрешны. Нам ничего не удалось захватить ни в Нью-Йорке, ни во время других известных нам визитов — да-да, были и другие, — но на этот раз здесь не целый флот кораблей. Все говорит о том, что корабль один, причем он потерпел аварию. — Генерал махнул рукой в сторону зрительного зала, где они недавно смотрели телевизионные новости. — Приземление в Сибири не выглядит запланированным, Митерс. Скорее мы увидим поврежденный корабль, чем столкнемся с десантом космических завоевателей. Похоже, это лучший наш шанс, какого может не быть больше никогда. И нам хотелось бы извлечь их этого максимальную пользу. Мы посылаем туда команду — генерала Филипса и отряд его парней. — Мейвис опять встал. — Вот и весь сказ об истории с прикрытием, Митерс, — сказал он. — Если русские поднимут вопль о вторжении на их территорию, мы просто скажем, что взяли на себя ответственность за предотвращение угрозы террористов.

Наш приятель Риджли только что преподнес нам это оправдание на блюдечке с голубой каемочкой, заставив Комаринца заявить, что его боссам об этом ничего не известно. — Он скорчил гримасу. — Если нам удастся получить то, за чем направляется Филипс, будет здорово. Если не удастся ни нам, ни русским, потому что эти твари снова улетят и заметут, как обычно, следы, придется смириться с этим и жить по-прежнему. Если Филипс и его команда будут убиты или попадут в плен, что ж, возникнут трудности, но с ними всегда было нелегко, ведь официально вся их служба вообще не существует, она вне бюджета. Мы даже можем заявить, что они действовали на свой страх и риск. Самое важное во всем этом — мы не хотим, чтобы игрушки пришельцев попали в руки русским, а не к нам.

Генерал замолчал и уставился на Митерса, ожидая его реакции.

Митерс выдержал его взгляд, но был не в силах даже думать над ответом и наконец просто сказал:

— Да, сэр.

* * *

Пилот вертолета крикнул, не оглядываясь:

— Генерал Филипс? Через пять минут мы будем на месте.

— Хорошо, — откликнулся Филипс. — Включите радио, скажите Линчу, чтобы его люди были готовы. Шефер фыркнул.

— Линч, — процедил он сквозь зубы, — замечательное имя.

Филипс повернулся к нему и окинул сердитым взглядом.

— Черт бы вас побрал, Шефер, — рявкнул он. — Никто не стал бы тащить сюда вашу задницу, не будь я уверен, что нам нужны именно вы, а не кто-нибудь другой.

Шефер молча сверлил его взглядом. Ему не терпелось спросить, не попытались ли они пригласить в свою экспедицию Раше. В конце концов Раше, как всегда, прекрасно справился со своей долей работы прошлым летом, и он по-прежнему достаточно наивен, или достаточно привержен альтруизму, или достаточно что-то еще, чтобы согласиться на сотрудничество с Филипсом, не особенно кочевряжась.

Но он не стал называть имя Раше, не желая подкидывать генералу пищу для размышлений. У Раше теперь своя жизнь в штате Орегон, и Шефер не намерен делать ничего такого, что может выбить бывшего напарника из колеи.

— Я собрал хорошую команду, — сказал Филипс, — но эти ребята никогда не нюхали настоящей схватки с этими тварями.

— А где же те ребята, что были с вами на Третьей авеню прошлым летом? — спросил Шефер. — С ними что-то случилось — всех досрочно спровадили в отставку или подвели под последнее «сокращение вооруженных сил»?

Филипс отрицательно покачал головой:

— Выпустить несколько зарядов по космическому кораблю — это вовсе не то, что я понимаю под настоящей схваткой. Вы кое-что знаете об этих существах, Шефер. Вы каким-то образом понимаете, как они мыслят. Моим людям это не дано.

— Научите их.

— Мы и пытаемся.

— И что же вы делаете для их подготовки? — спросил Шефер. — Показываете им фильмы старины Годзиллы?

— Будьте вы прокляты, — закричал Филипс, — мы волочем туда для этого вас.

— Но почему меня?

Филипс уставился на Шефера, молча скрипя зубами. Шефер не стал отводить взгляд.

— Вы хотите, чтобы в лапы русских попал один из этих космических кораблей? — заговорил наконец генерал.

— Я не уверен, что будет лучше, если он попадет в ваши, — возразил Шефер.

— Даже если команда Жириновского уведет их наплечные мортиры или целый космический корабль? Или если русские голодающие ученые загонят несколько лакомых кусочков иранцам или сербам?

Шефер нахмурился, но не стал возражать, а просто сказал:

— Мне все еще трудновато глотать дерьмо, касающееся Сербии, генерал. Вы говорили, что пожелали иметь меня в своем распоряжении, потому что мне кое-что известно об их привычках. Ладно, одно я знаю точно — они ненавидят холод. Так что если вы действительно планируете доставить меня бог весть в какой задний проход, чтобы поискать космический корабль где-то за Полярным кругом, то скажу вам прямо сейчас: я вовсе не убежден, что на этот раз придется иметь дело с теми же тварями, что и прежде. Может быть, на нас свалились какие-то другие пришельцы-туристы. Возможно, Земля в одночасье превратилась в злачный притон, где понравилось надираться половине живых существ Галактики, и вместо оружия мы там накроем всего лишь кучу пустых банок из-под космического пива.

24
{"b":"1854","o":1}