ЛитМир - Электронная Библиотека

Из-под основания стены сооружения, служившего опорой нефтепроводу, торчала дренажная труба. Замерзшая под ней лужа была темно-красной, цвета спекшейся крови.

Хотя в данном случае, подумал Шефер, это замерзшая кровь.

— Шефер, идите сюда, — позвал Филипс.

Детектив присоединился к остальным, собравшимся возле дверного проема.

На полу валялись искореженные полосы и куски стали, на раме остались только половинки петель.

Шефер взглянул на их остатки, заметил, как они перекручены, потрогал кромки разбросанных кусков металла.

— Дверь была вырезана, — сказал он, — хотя это сталь, которую не возьмешь перочинным ножичком. То, как изогнуты петли, свидетельствует, что проделавшие дыру вошли снаружи. — Он бросил взгляд в сторону дренажной трубы, выбросившей лужу крови. — Они побывали здесь, — сказал он, — я их чую.

— Линч, посветите внутрь, — сказал Филипс, — надо взглянуть.

Линч пошел впереди, освещая дорогу мощным ручным фонарем. Вся команда осторожно вошла в тамбур дежурного помещения.

Стены защитили их от ветра, но Шефер заметил, что внутри здания было не намного теплее, чем снаружи. Отопление не работало. Что бы ни произошло со всем комплексом, можно было не сомневаться, что это здание мертво и необитаемо — в такую погоду в неотапливаемом доме долго не продержишься.

Электричества тоже не было — он убедился в этом, щелкнув несколькими выключателями.

Линч обвел помещение лучом света, и они почти моментально обнаружили кровь на стене и на полу — ее было так много, что не заметить было бы невозможно. Все встревоженно переглянулись, но никто не сказал ни слова — да и что можно было сказать?

— Сюда, — предложил Шефер, показывая на боковой проход.

Линч взглянул на Филипса, ожидая подтверждения; генерал кивнул, и Линч повернул в указанном детективом направлении.

— Хеннеро, подождите здесь, — приказал Филипс одному из солдат, оставив его возле входа в проход, — будете охранять нас сзади.

Хеннеро кивнул и занял позицию на Т-образном пересечении коридоров, провожая уходивших товарищей взглядом.

Шестеро вошли в зону обслуживания, и Линч обвел помещение фонариком. Пятно света замерло на высохшей красновато-бурой луже. Капитан медленно повел луч вверх.

— О Боже, — вырвалось у него...

Шефер нахмурился:

— Похоже, эти ублюдки выкроили время для развлечений.

Линч обвел лучом света ряд трупов. Стоявшим внизу людям этот ряд показался бесконечным... три... пять... восемь...

На балке висело двенадцать мертвецов. Двенадцать человеческих трупов, некоторые были обезглавлены. По краям висели дохлые собаки. То в одном, то в другом месте луч фонарика выхватывал на боках человеческих трупов поблескивавшие кривые линии, что-то блестящее свешивалось с голов или с тех мест, где им положено быть... Сосульки замерзшей крови и пота искрились в свете луча фонарика и на кончиках пальцев. Всё вместе выглядело жуткой картиной из сюрреалистического мира.

Послышался приглушенный свист Хеннеро.

Шефер резко повернулся всем телом, остальные, завороженные омерзительным зрелищем над головой, отреагировали не так быстро.

Хеннеро был в коридоре и показывал рукой в сторону разрушенной входной двери.

— Что-то там движется! — прошептал он. — Я слышал шум машин.

— Проклятие, — выругался Филипс. Он оглядывался по сторонам, явно пытаясь сообразить, кого поставить в караул.

— Мы должны держаться вместе, генерал, — сказал Шефер. — Если это те твари, то они большие специалисты по снятию часовых и захвату отставших солдат.

— Тогда вперед всей группой, — приказал генерал, и они двинулись обратно по проходу.

Мгновение спустя группа была в наружном коридоре; люди шли к выходу, прижимаясь к стенам. Шефер вгляделся в тусклую серую мглу за дверным проемом.

— Ничего не видно, — сказал он.

— Я уверен, — заговорил Хеннеро, — шум шел оттуда. — Он махнул рукой в сторону нефтепровода.

— Вперед, — скомандовал Филипс.

Они все вместе двинулись навстречу ветру и холоду. Держась поближе к наружной стене здания, группа медленно шла в направлении, показанном Хеннеро.

Прозвучал резкий сухой треск и следом за ним свист отскочившей от стены пули; облако цементной пыли взвилось прямо над стволом модифицированного М-16 Шефера.

— Немедленно бросьте оружие! — выкрикнул кто-то высоким голосом по-английски, но с сильным акцентом. — Вы все арестованы!

Шефер повернулся на голос и увидел цепь солдат, которые залегли на самом верху снежного наноса, по которому недавно спустились американцы, и держали их под прицелом. Русским не привыкать к зимним условиям — они смогли незаметно занять выгодную позицию, оставить американцев без укрытия и окружить возле стены без малейшей надежды на спасение. Трудно сказать, сколько их, — за этим невысоким бугром могла залечь целая дивизия.

Шефер опустил оружие — медленно и осторожно, как сам всегда требовал от арестованных. В конце концов, подумал он, эти враги — человеческие существа.

У них общий враг.

Глава 19

Даже в длиннополой русской армейской шинели приближавшийся к американцам лейтенант с АК-100 наготове выглядел очень щуплым и низкорослым, но так Шеферу казалось лишь до тех пор, пока она не сняла снегозащитные очки. Он понял, что попал в плен к женщине.

— Вы арестованы, — повторила она.

— Не думаю, что это хорошая мысль, — сказал Шефер по-русски.

— Но так думаю я, — возразила русский лейтенант, переходя на родной язык. — Вы говорите по-русски, я поражена, однако, на каком бы языке вы ни говорили, вторжение на чужую территорию есть вторжение. Американские солдаты в полной экипировке здесь, на моей Родине! Чтобы разнести в клочья нашу станцию? Не вышло.

— Мы ничего не разносим, — ответил Шефер. Лейтенант мотнула головой в сторону двери:

— Не взрывали эту дверь? Чем вы ее снесли? Гранатой?

— Не мы сделали это, — настаивал Шефер, — она была в таком состоянии до нашего появления. Послушайте, ваши там внутри мертвы. Нас перебьют всех до единого, если мы не станем сотрудничать.

— Мертвы? — У лейтенанта на мгновение пропал голос, но она взяла себя в руки. — Если вы говорите правду и все мои друзья мертвы, я убью вас последним. — Она угрожающе приставило дуло АК-100 к лицу Шефера.

Он на шаг попятился:

— Взгляните сами.

Лейтенант подняла взгляд и пристально посмотрела ему в глаза, потом ответила:

— Мы посмотрим. — Она перехватила штурмовой автомат так, чтобы держать его одной рукой, а другой сделала знак и крикнула: — Стешин! Загляните внутрь!

Солдат, которого она назвала Стешиным, поднялся со снега, пробежал мимо командира и американцев и нырнул сквозь развороченный дверной проем внутрь комплекса насосной станции. Шефер хорошо слышал, как мягкий топот сапог по снегу внезапно превратился в их грохот по бетонному полу.

Бег сменился шагом, затем звук шагов замер, и тогда Шефер крикнул по-русски:

— Прямо по проходу, потом направо!

— Свет не включается, лейтенант, — крикнул Стешин, — но я вижу на полу кровь.

— Линч, — сказал Шефер, переходя на английский, — дайте ему фонарик.

— С какой стати? — возмутился Линч. Лейтенант перевела направление дула автомата с Шефера на Линча.

— Потому что нам будет прискорбно видеть, как вас застрелят при попытке бежать, если вы не дадите его сержанту Яшину, — ответила она вместо детектива на чистом, но с заметным акцентом английском языке. — У нас в вездеходах есть фонарики, но ваш ближе.

Линч сердито посмотрел на нее, но протянул руку с фонариком. Взявший его сержант последовал за Стешиным внутрь станции, и Шефер услыхал удаляющийся топот двух пар сапог.

Американцы и взявшие их в плен русские довольно долго стояли не шелохнувшись. Мороз буквально высасывал жизненные соки из их обнаженных лиц. Шефер задавал себе вопрос, так же ли хорошо защищают от арктического холода эти толстые суконные шинели русских, как американцев их фантастические пластиковые костюмы. Наверное, нет, подумал он, но все равно их одежда не так уж плоха. Резкий контраст между теплом всего тела и замерзавшим лицом был очень неприятен.

29
{"b":"1854","o":1}