ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ирина Сергеевна-а… – Настенька умудрялась растягивать "а" даже в конце слов. – Звонили от Калинченко. Она заболела и на презентацию ехать не может.

Пауза свидетельствовала о том, что Настенька ждет ценных указаний. Девочка принимает близко к сердцу все, что связано с делами издательства. А то, что она не соединила звонок от Калинченко с кабинетом, ясно показывало – она прекрасно понимала, чем они тут занимались, и выжидала время. Интересно, сколько она отвела им времени? Десять минут? Полчаса? Час? Ира даже взглянула на часы, но поняла, что это бесполезно. Все равно она не засекла время, когда закончилось совещание. А вдруг Настя там за дверью все слышит? Это заключение Ире решительно не понравилось. Тем более что поначалу ей казалось, что Настенька к Максиму неравнодушна, и ни капли, ну ни капельки злорадства по этому поводу Ира не испытывала. Как на духу. Она, словно заглаживая свою вину, успокоила помощницу:

– Не волнуйтесь, Настя, я разберусь.

– Что случилось? – встрепенулся Максим, уже натянувший рубашку и джинсы.

– Ничего! – разозлилась Ира. – Эта звезда телеэкрана изволила заболеть и на презентацию ехать не может. Знаю я, как они болеют.

Ира действительно, еще по работе в журнале, знала, как «они» болеют. Настоящие звезды, а не свечки-однодневки – это такая пахота и обязаловка, что людям, имеющим обыкновение болеть, среди них просто нечего делать. Вот уже много лет ведущая самых популярных детских программ Алевтина Калинченко была настоящей телезвездой, и если уж слегла, значит, прихватило серьезно. Но нужно же на ком-то сорвать досаду. Эту презентацию в закрытом дачном поселке, где живут вперемежку наследники старой номенклатуры и новые русские, политики да банкиры, было не так-то легко организовать. Тем более без помощи Эдика, к которому Ира старалась больше не обращаться – и так на ней опять болтается кредит. И пожалуйста – вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

– Надо Эдику позвонить, может быть, он выручит, с кем-нибудь другим договорится. Там такая публика капризная… – начал Максим.

– Ничего не надо! – оборвала его Ира. – Позвони Калинченко и пожелай выздоровления. Только искренне, без ерничества! А на презентацию я сама поеду. Я, в конце концов, тоже немножко популярный автор. Даже если кто-нибудь этого до сих пор не знает.

– Я с тобой. Мало ли что там, – быстренько сориентировался Максим.

– У тебя что, дел других нет? – несправедливо придралась к нему Ира, но сразу же исправилась, чмокнула его в щечку и шепнула:

– Я тебя обожаю.

– Как апельсины? – еще больше надулся Максим.

Надо же, учуял разницу между глаголами обожать и любить. Недаром в издательстве работает.

– Нет! – засмеялась Ира. – Больше, чем апельсины. Ты вкуснее.

Глава 6

– Вы же обещали Калинченко! – Председатель оргкомитета, молоденькая, но весьма делового вида мамаша, выразила свое справедливое негодование, едва Ира вылезла из «Газели». В этом дачном поселке, как ни странно, сохранились еще допотопные комитеты и советы, которые занимаются мероприятиями типа сегодняшней презентации детских книжек. Хотя что тут странного?

Если женщина ежедневно не ощущает финансовых проблем и не разрывается между работой и кухонной плитой, вряд ли ее устроит тупое бдение у телевизора. Будь Ира жительницей такого поселка, который охраняют похлеще атомного объекта, живи она в доме, где хлопочет домработница, с детьми, которые заняты с гувернанткой, и садом, за которым ухаживает садовник, она бы, наверное, тоже суетилась в комитетах, комиссиях и орггруппах. А может, и не суетилась бы. Может, ее бы как раз вполне устроил какой-нибудь вечный сериал, и именно поэтому от финансовых проблем ей никогда избавиться. Там, в небесной канцелярии, тоже не дураки сидят. Знают, кто и просто так будет крутиться, а кому дополнительные стимулы требуются, вроде невыплаченных кредитов.

Потому Ира не стала реагировать на раздражение мамаши, которой дополнительные стимулы не требовались, а, напротив, посмотрела на нее с уважением и безропотно подчинилась собственному, стимулирующему к активности жребию. Сегодня жребий предписывал ей расшевелить избалованных компьютерами и диснейлендами «олигархических» детей обыкновенными книжками.

– Владимир Иванович, здесь располагаемся, – осмотрев местность, уверенно крикнула Ирина водителю «Газели», которую арендовал «Парашют» вместе с хозяином – водителем и грузчиком в одном лице. Владимир Иванович – не водитель, а золото, на сотрудников ей везет – быстренько сориентировался, припарковался у круглой, обсаженной кустарником площадки, смахивающей на парадное место для «линейки» в пионерлагере, и принялся вытаскивать стенды.

Ирина достала первую стопку книг и, по назначению используя бескорыстную деловитость мамаши, распорядилась:

– Эти нужно расставить вот на том, левом стенде, и разверните его чуть-чуть влево, а то солнце в глаза светит.

Мамаша тут же забыла о своем негодовании и занялась делом, блестяще подтвердив Ирину догадку о причастности к избранной касте людей, для которых стимулы из внешней среды не требуются. Трое детишек мамаши, судя по всему, рожденных со строгим интервалом в два года, опять же без всякой необходимости, просто для полноты жизни, моментально выхватили из ее рук верхнюю книжку и с оглушительным визгом стали тянуть в разные стороны. Нормальная реакция нормальных детей, которых интересует лишь то, чем уже завладел сотоварищ, а не то, чем еще можно завладеть без всякой драки и рева.

Для успокоения детишек пришлось и их пристроить к расстановке книжек.

– Успели! – торжественно взглянула на часы и поздравила помощников Ирина, хотя никакого повода для торжества не наблюдалось. Время, назначенное для презентации, подошло, а желающих в такую жару рассматривать книжки не было и в помине. Центральная улица поселка выглядела совершенно безлюдной, что, впрочем, совсем неудивительно в такое пекло. Ира и сама с удовольствием бросила бы эту пустую затею и пошла купаться. Похоже на то, что ради купания они с Владимиром Ивановичем и притащились сюда в душной «Газели». Ну и ладно, это тоже дело. Найти место для купания, да еще так недалеко от Москвы, совсем не просто. По крайней мере ей они неизвестны. А в таком поселке наверняка есть пляж, но посторонних туда не пускают. Охрана.

– Тетя! – Младшая девочка узнала Иру по фотографии на последней странице обложки, выставила вперед крошечный указательный пальчик и засмеялась. Звонко и серебристо, как колокольчик – из тех, что продают в художественных салонах якобы для отпугивания от дома нечистой силы.

От этого чудесного детского смеха длинная и резкая боль проколола Ире живот и грудь. Проколола так неожиданно, что она не успела вовремя справиться с лицом, губы невольно сложились в гримасу, и Ира испугалась, что мамаша это заметит. Нет, хватит. Так можно сойти с ума. Завтра же пойдет к гинекологу и вытащит эту идиотскую спираль. На няню ей хватит, работать к тому времени можно будет в основном дома. А с Максимом что будет, то будет – не важно, лишь бы переложить на него издательские дела. Так ему только это и надо. Все складывается очень удачно, тянуть дальше некуда, ей не двадцать лет. Приедет, избавится от спирали, подсчитает сроки и на недельку-другую вместе с Максимом куда-нибудь на море… Он все об Испании мечтает. Ну и ладно. Испания так Испания. Лишь бы малыш получился здоровенький…

Мамаша, слава Богу, Ирину гримасу боли не заметила. Она воспитывала дочь. Укоризненным взглядом напомнила ребенку, что показывать пальцем на живых людей некрасиво. Потом деловито сверила Иру и фотографию и, убедившись в идентичности, скрылась из виду.

Буквально через пять минут к Ириным стендам потянулся народ. Оторванные от вечернего чаепития няни с высокомерными лицами, веселые и сплошь молоденькие мамы, похожие на сестер своих прелестных отпрысков, и даже подростки на велосипедах в майках с мокрыми пятнами на спинах. Ира оторопела от неожиданного наплыва посетителей, но поняла, что нужно сделать в первую очередь – бросилась к «Газели» и нашла в записной книжке имя своего доброго ангела. До ее возвращения успела приготовить огромный зоологический букварь, русские сказки в синей глянцевой обложке и подписать своего «Тольку».

15
{"b":"18540","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вверх по спирали
Путь домой
Непрожитая жизнь
Моя строгая Госпожа
Сумерки
Смерть в белом халате
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык