ЛитМир - Электронная Библиотека

– А еще лучше любовница и мексиканские страсти, – подхватила Ира. – Ты же знаешь, я этого не умею и не люблю.

– Ир, ну надо…

Ленка отлично знала не только чего не любит подруга, но и чем ее можно брать голыми руками. Слово «надо» действовало на Иру как магическое заклинание. В школе ее называли «совесть класса». Дежурство вне очереди или мероприятие какое-нибудь дурацкое вроде сбора макулатуры – это к Ире. Раз надо, значит, надо.

– Я бы сама поехала, но Эдику срочно понадобилось в Сочи. Это в декабре-то, представляешь, мокротень там сейчас какая? И обязательно со мной. У него там очень важная встреча. Ир, выручай, а?

– Господи, полная редакция народу, пошлите кого-нибудь еще! – предприняла слабую попытку сопротивления Ира.

– Бабуся хочет, чтобы обязательно ехала или я, или ты. Она уверена, что девчонки его спугнут. Он же не звезда эстрады, может не понять Наташкин припанкованный вид или Милкину зацикленность на сексе. Бабусю не переубедить, ты сама знаешь! А нам со всеми нужно Дружить. Тем более, видишь, они и сами просекли, что такие издания, как мы, могут побольше, чем эти политические междусобойчики.

Ленка лукавила. Бабуся – их главная редакторша, когда-то завсегдатай президиумов, олицетворявшая женский вопрос и женский процент своим раз и навсегда застывшим в лаке начесом, – в данном случае ничего не решала, а только слушалась Ленку, хотя Ленка в журнале давно не работала. Зато именно благодаря Ленке, вернее, ее любовнику, сожителю, бой-френду, или как там это можно назвать, их старичок «Семейный круг» не только выжил, но и оброс кучей приложений.

Ира же осталась в дышавшем на ладан журнале во времена бурного всплеска политических и деловых изданий только потому, что ей тогда с лихвой хватало личных проблем. Но потом об этом не жалела. Политика осталась политикам, дела – деловым людям, а семейное чтиво – семьям, коих неизмеримо больше. Журнал потихоньку оправился от потрясения – потери нескольких миллионов былых подписчиков, и вдруг обнаружилось, что оставшиеся крохи на порядок крупнее тиражей толстых нарядных нуворишей, заполонивших лотки.

– Перестань, – не приняла Ленкину уловку Ира. – Опять Эдик твой подкинул заказуху на размазывание соплей? Ты же знаешь, я не умею.

Ко всему, что исходило от Эдика, а исходило от него слишком многое, Ира относилась с недоверием.

Ира любила ясность, а Эдик был человек-загадка. По его словам, он занимался политическим пиаром, то бишь связями с общественностью, но кого и с какой именно общественностью он связывал, Ленка не говорила. Ира уверена на все сто, что и она по большому счету об этом понятия не имеет. По крайней мере на работу с девяти до шести Эдик точно не ходит, деньги и связи имеет о-го-го какие и жениться на Ленке, несмотря на свой девственно-чистый паспорт, не собирается. Хотя что для такого человека паспорт? У него и имя-то какое-то ненастоящее – Эдик. Но, справедливости ради, надо признать, что с ним Ленка чувствует себя как рыба в воде. И любезная готовность помочь всем без исключения родственникам, друзьям и близким Ленки так и светится на круглом, чуть припухлом лице Эдика.

Но… Ира Эдика упорно недолюбливала и избегала бесконечных светских раутов, на которых блистала неотразимая Ленка. И вовсе не из зависти. Боже упаси!

Ей и в голову не приходило завидовать Ленкиным успехам, ведь это все равно что завидовать чемпионке мира по фигурному катанию или нобелевскому лауреату по математике. Таланту завидовать бессмысленно, а Ира хорошо понимала, что Ленкино сногсшибательное обаяние – настоящий талант. Потому и была единственной подругой Лены Смирновой. Другие не выдерживали.

Нет, дело тут не в зависти. Недолюбливать Эдика у Иры были свои причины…

– Никакой тут заказухи нет. И не через Эдика это вовсе. – Ленка, как всегда, била точно в цель. – Просто дошло и до них наконец, что тираж у нас хороший и провинция еще по старинке читает. Вот и прислали приглашение по официальным каналам. Сейчас модно больших людей на личные темы раскручивать. А Аксенов в этом смысле – темная лошадка. Одни слухи.

– Лен, ты же знаешь, я этого не умею, – безнадежно затянула свое Ира.

– Все ты умеешь. Если захочешь, конечно. А надо захотеть. К нему возможен большой интерес, через два года парламентские, а через три президентские выборы.

Оглянуться не успеешь, а страда на носу. Надо заранее почву прощупывать. Ну, Ир, ну ради меня, а?

– Ладно, – вздохнула Ира. От Ленки все равно не отвертишься. – Только я не гарантирую, что привезу что-нибудь вкусненькое.

– Не привезешь так не привезешь. Не помрем, – сразу согласилась довольная победой Ленка, по старой привычке причисляя себя к журналу. – Мы можем вообще твой материал к Аксенову не привязывать. Нам и самим провинция сейчас нужна. Когда еще в такую даль выберешься? Вот и съезди за чужой счет. Спецрейсом.

Что привезешь, то и пойдет.

– Ты хоть объективку мне на него подготовила? А то я понятия не имею, что это за птица.

– А то! Аксенов Александр Николаевич, пятьдесят второго года рождения, образование техническое, не то МИФИ, не то МФТИ, не то МИСИ, тут плохо видно, но это не важно. Работал в каком-то мудреном НИИ в Москве, защитился, а в восемьдесят пятом сорвался на Урал, на этот самый завод. Отсюда и начинается вся история. На заводе провел такую приватизацию-реконструкцию, что весь город там на него молится – зарплата вовремя и все такое… Я его один раз случайно по телевизору видела. Ну и взгляд, Я тебе скажу! Мало не покажется!

– И это все? – резонно возмутилась Ира. – А жена? А дети? А хобби всякие, привычки, характер? Хоть бы за что-нибудь зацепиться. Хочешь вкусненького, а даешь одну преснятину. Ты бы еще гороскоп его зачитала, и то больше толку было бы.

– Прости, но так быстро ничего больше раздобыть не получилось. Я ж тебе говорю – темная лошадка, – честно призналась Ленка. – А насчет гороскопа – это идея, напечатали бы рядом с интервью. Интересно. Только для этого нужно точное время рождения знать. Ты там при случае спроси.

– Может, мне еще поинтересоваться, какую позу он предпочитает в постели? Как ты себе это представляешь?

Лен, он директор завода, а не тусовщик.

– А что тут такого? Директора заводов тоже мужики. А к мужику всегда можно подход найти.

– Не сомневаюсь, что ты бы нашла, – не удержалась Ира и была недалека от истины. – Ладно, я так все равно ничего не запомню. Куда-то, какой-то… Приеду завтра в редакцию, сама разберусь.

– В Домодедове нужно быть завтра в четыре, – констатировала Ленка и совсем уж виновато добавила:

– Вернее, сегодня ночью в четыре.

– Ну спасибо тебе! Хорошо, что не в двенадцать позвонила и я еще голову успею помыть.

Пока она переводила от возмущения дух, Ленка воспользовалась моментом и заботливо подсказала:

– Паспорт не забудь.

Все, это в последний раз, твердо решила Ира, положив трубку. Если она не научится говорить «нет», так и будет всю жизнь плыть по течению, а ее ребятишки не доживут до финала из-за глупых интервью с бесконечными кандидатами в спасители отечества.

Глава 2

Ленка сказала не все. Она предусмотрительно умолчала, что, кроме города, где находился знаменитый металлургический комбинат, в программу входила поездка, вернее, полет в Западную Сибирь, на только что приобретенную комбинатовскую «дочку» – горно-обогатительный завод.

Понятно, Ленка специально скрыла, потому что иначе Ира ни за что бы не согласилась на командировку, она любит размеренность и четкий распорядок дня и терпеть не может «перекладных».

Но больше всего в подобного рода командировках Ирину раздражали не переезды-перелеты, не обильная выпивка от нечего делать, не снисходительный выход обитателей VIP-салона в народ, не мелочные журналистские сплетни, не идиотский снобизм чиновников-шестерок, а наивная вера людей, что приезд «большого человека» поправит их личные дела.

Вот и тут местное население, наслышанное о том, как работает аксеновский комбинат и как живет город, с самого рассвета толпилось на центральной площади, так что сверху она, наверное, была бы похожа на огромный склад шапок и платков.

2
{"b":"18540","o":1}