ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Кто их прислал?

– Урбен.

– Скажи, кто он?

– Священник.

– Кто дал ему цветы?

– Дьявол.

Весь этот смехотворный лепет был скрупулезно запротоколирован, и с того дня все деяния экзорциста проходили в сопровождении судебных властей. Над Урбеном, хоть ему и покровительствовали влиятельные лица, нависла реальная угроза стать вторым Гоффриди, хотя не он, а его противник Миньон был духовником урсулинок.

Когда вести о луденских чудесах достигли королевских ушей, Людовик Тринадцатый отнесся к ним с похвальной осторожностью, но Ришелье настоял на строжайшем расследовании. Фактически он уже давно вел его, стремясь изобличить автора издевательского памфлета. Следствие он поручил вести Лобардемону, которого снабдил широчайшими полномочиями.

Возвратившись в конце 1633 года в Луден, королевский комиссар первым делом заключил под стражу подозреваемого и занялся сбором «свидетельских» показаний. Для быстроты к каждой одержимой были приставлены свой эк-зорцист, судебный чиновник и писец. На теле Грандьетем временем нашли, «дьявольские печати» – нечувствительные к боли участки, что было вовсе нетрудно, поскольку, инквизиторы располагали специальными иглами, уходившими при самом легком нажиме в рукоятку.

Судьба галантного священника была предрешена. Формальное осуждение было лишь вопросом техники, не более. Виновность подсудимого не вызывала сомнений. Лишь добросовестность судей, желавших докопаться до каждой мелочи, удерживала их от немедленного вынесения приговора.

И она, добросовестность, принесла желанные плоды. Изгоняемый бес Левиафан раскрыл состав зелья, коим были отравлены, а точнее, намагничены, белые розы. К ужасу и отвращению присутствовавших, оно оказалось сваренным из сердца невинного младенца, зарезанного на шабаше в Орлеане в 1631 году, золы сожженной облатки для причастия, а также из крови и спермы самого Грандье.

Результат этого процесса был предрешен. Это понимал и сам Грандье, сохранивший даже в объятиях пламени редкую выдержку и незаурядное мужество.

Между тем, экзорцисты как представители «Черного искусства» стали в дальнейшем распространенным явлением. В XVII в. лондонская епархия, например, даже открыла специальные курсы заклинателей. Поводом для этого решения послужил скандал, разразившийся вокруг клуба «Адский огонь», в котором некие Дешвуд и Уилкис устраивали для приятелей богохульные оргии.

В 1824 г. во Франции появилось «Общество возмещения душ», основателем которого был аббат Булле и его любовница Адель Шевалье. В этом обществе аббат Булле практиковал экзорцизм крайне странного и непристойного вида: для привлечения Сатаны Булле обрызгивал участников церемонии человеческими экскрементами, перепутав, по-видимому, обряд изгнания бесов с «черной мессой». Перепутать в самом деле не сложно, т. к. и то и другое – дьяволопоклонство. Поэтому не удивительно, что Булле действительно отслужил «черную мессу» (в I860 г.), на которой был принесен в жертву ребенок. Для своих «черных месс» святой отец нередко использовал глупеньких проституток, взятых прямо с панели.

5. У истоков современного сатанизма

В середине XVIII в появилась книга итальянского священника Джироламо Тартаротти-Сербати «О ночных сборищах ведьм», которые он подавал как собрания тайного общества. Тогда эта версия не привлекла особого внимания. Однако в XIX в она получила некоторое развитие, несомненно, как ответвление или следствие получивших тогда распространение мифов о тайных обществах. Карл Эрнст Ярке, комментируя изданные им протоколы одного ведовского процесса XVII столетия, отметил, что речь-идет о членах подпольного общества – сторонников язычества в Германии. В 1839 г. эту же точку зрения выразил и директор архивов в Бадене Ф. Моне в работе «О сущности ведовства», подчеркнув, что речь идет об обществе, имевшем четкую организационную структуру Английская исследовательница М. Мэррей (1863–1963) попыталась в своих книгах «Ведовский культ в Западной Европе» (1921) и «Бог Ведьм» (1933) представить ведовские, процессы как попытку христианства уничтожить еще широко сохранявшее свое влияние язычество.

Ее сторонником в 20-х годах стал Монтэгю Соммерс, автор книг «Ведовство и демонология», «География ведовства», впервые опубликованных в 1926–1927 гг. М. Мэррей считала, что дьявола на шабаше изображал жрец языческого культа. Соммерс считал, что эту роль играл сам Сатана, а тайное общество, как о том говорили инквизиторы, было создано дьяволом с целью уничтожения христианства.

Ныне среди тех, кто придерживается теории М. Мэррей, различаются разные направления Некоторые из них отвергают идею о том, что речь идет о языческом культе, и предполагают существование в течение многих столетий тайного союза дьяволопоклонников. Другие поддерживают утверждение М. Мэррей о «сохранении» дианического культа в XVIII–XIX вв. Поистине дьявольская ирония здесь заключается в том, что; хотя языческие союзы XVI и XVII (или тем более XVIII и XIX) вв. относятся, вероятнее всего, к области мифов, этого никак нельзя сказать о ведовских организациях 60-х, 70-х и 80-х годов XX столетия.

Идейным вдохновителем современного сатанизма считается англичанин Алистер Кроули (1875–1947). Он родился в Ворвикшире. Его отец был одним из лидеров Плимутского братства. В этой семье царила гнетущая атмосфера сектантского фанатизма, пронизанного верой в грядущего антихриста. Когда незадолго до смерти Кроули спросили, почему он именует себя «Зверем Апокалипсиса», он ответил, что так назвала его мать.

В юном возрасте будущий «маг XX века» покинул домашний очаг и избрал бродячую, полную самых неожиданных приключений, жизнь. В 1902–1905 гг. он путешествует по Гималаям, совершает восхождения на гималайские вершины. После возвращения с Востока, Кроули поступает в Кембридж, где с головой окунается в мистическую литературу. Чередуя скандальные любовные приключения с поисками откровения, он решил основать собственное «дело» – орден Argentum Astrum, симвлом которого была избрана серебряная звезда. Познакомившись с практикой йоги и буддистскими тантрическими обрядами, Кроули «обогатил» западную магию эротическими демонстрациями, а побывав в Китае, позаимствовал и древние даосские суеверия, смыкающиеся с алхимическими поисками бессмертия и вечной молодости.

«Алой женщиной», оседлавшей отмеченного клеймом 666 «Зверя», стала Лия Хирсиг. В ее лице Кроули одновременно обрел и жрицу, и шакти, столь необходимую ему для «выхода в астраль». Под конец жизни у него появится множество подобных «жриц» и ассистенток для рискованных демонстраций, предвосхитивших стихию «сексуальной революции».

С удивительной легкостью Кроули смешал отголоски древних служений дьяволу, шайтану и халдейским демонам с орфическими мистериями. Он также возродил древнюю практику использования наркотиков в колдовских действах. Опиекурильня и бордель – вот храм, куда охотнее всего являются демоны. Позируя для афиш и журналов, Кроули предстает то в плаще крестоносца, то в сутане католического патера, то в чалме дервиша. Он создает в разных частях света магические секты и ордена. Поселившись после первой мировой войны в Сицилии, Кроули основал там «Талемское аббатство».

Кредо Кроули – демоническое перерождение человека. В его магическом шоу сквозь все эпохи проходят образы коронованного Сатаной ребенка и «Алой женщины», скачущей верхом на «Звере».

Кроули не уставал повторять: «Сатана – не враг человека. Он Жизнь, Любовь, Свет».

Следующий шаг для возрождения колдовских вакханалий сделал англичанин Джеральд Гарднер (1921–1964), которого пресса характеризовала как садо-мазохиста и эксгибициониста.

Гарднер называл свои идеи «религией любви – наслаждений и радости», и его руководство для желающих исповедовать эту религию, «Книга теней», привлекло к нему много сторонников. Под его бичом соединялись сексуальные маньяки всех мастей, помешанные на нудизме и одержимые нимфоманией. Для них колдовство сделалось не только красочной ширмой, но и великолепным полем охоты, брачным рынком. Мужеподобные «львицы» с набором плетей и роскошные «вампиры» в кожаных со стальными шипами жилетах обрели в нем второго Кроули.

100
{"b":"18541","o":1}