ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Согласно учению Валентина, абсолютное божество – «неизвестный отец» создал Разум. Затем появляются различные «зоны» (извечные сущности, порожденные божеством). Совокупность эонов образует духовную полноту, единство бытия – плерому («полноту»). Зоны не знают истинного отца, поэтому при сотворении мира была совершена ошибка. Зоны, а затем различные силы и власти, находящиеся уже вне плеромы, возникают попарно (каждая пара рождает следующую). В мире существует резкое разделение на противоположные пары: так, правым архонтом (властью) Валентин называл непосредственного Создателя мира, а левым – Сатану (образ, заимствованный им из иудейских и христианских представлений). Христос (одна из сущностей в этом мистическом процессе разделения единого Бога) открыл людям возможность гносиса, т. е. духовного достижения плеромы. Гносис – индивидуальное откровение – и есть спасение, но это спасение может быть только духовным.

Все эти оторванные от конкретной реальности построения были выражением ощущения абсурдности реального мира, стремлением создать картину мироздания, полностью исключенную из действительной жизни, замкнутую в самой себе.

Для валентинианов, как и для других гностиков, Иисус был лишен человеческой сущности.

В начале И в. в-Александрии возникла секта Василидиан. Основателем ее был философ-гностик Василид, родом из Сирии, живший в Антиохии, Александрии, Персии. Василид принял 365 эонов, или циклов творения, называемых по-гречески «абраксакс», потому что буквы в этом слове, взятые как числительные знаки, дают в произведении число 365. Под словом «абраксакс» в более глубоком смысле подразумевался верховный Бог.

По учению Василида, истинное благо для всех существ придет только тогда, когда каждое будет знать только самого себя и свою сферу. Василид безразлично относился к такому острому для христиан вопросу, как отступничество при гонениях. Нет никакого смысла в мученичестве и борьбе, утверждал он. Отречется внешне человек от своей веры или нет, от этого ничего не изменится; значение имеет только его внутреннее состояние, его внутреннее прозрение божества.

Как и Симон Волхв, Василид не гнушался колдовством и «цирковыми эффектами», что ничуть не мешало ему развивать полярную доктрину гностиков. Вслед за древнеиран-ским пророком Зороастром он учил, что материю – ередоточие зла – истребит очистительное пламя, а люди духа, достигнув совершенной зрелости, возвратятся к своему первобытному естеству и вознесутся в блаженные сферы «полноты разума». Отсюда и герметический принцип: «В огне обновляется природа». По иронии судьбы инквизиция впоследствии возжгла костры для очищения еретических душ, а не ради обновления материи.

От секты василидиан отпочковались офиты, назвавшие себя по имени змея, искусившего человеческую праматерь и даровавшего людям плод познания. Этим был сделан существенный вклад в фундамент сатанинского храма.

Дело офитов с успехом продолжили кананиты, провозгласившие Каина, убившего брата Авеля (символ слепой веры, по их воззрениям), первым гностиком, наказанным Богом Яхве.

Противники всяческого церковного закона – антитактиты – ополчились уже против любой религии, прославляющей Бога-Творца. А первые нудисты – адамиты, объявив брак «плодом греха» и сбросив одежды, провозгласили свободу любви, так сказать «сексуальную революцию».

Для гностиков одних только рассказов о неизвестном Божестве и проистекающих из него сущностях было недостаточно, чтобы привести себя в экстатическое состояние, которое воспринималось как воссоединение с Богом. Гностики совершали магические обряды, произносили заклинания, в которых большую роль играли верования, уходящие в глубокую древность. В учениях гностиков-христиан возродилась та сложная древневосточная магия, против которой выступали первые последователи христианства.

Гностики образовывали тайные союзы, куда было очень трудно попасть. Вступающие должны были давать особые клятвы. Некоторые группы гностиков-христиан селились в уединенных местах, чтобы избежать общения с инаковерца-ми и создать соответствующую обстановку для гносиса. В тайных организациях гностиков появились тайные писания, предназначенные для избранных, для тех, кому было доступно «истинное познание».

Замкнутость, таинственность, сложные магические обряды гностиков – все это поставило их вне существующего общества.

Христианская церковь выступила против недопустимого с ее точки зрения совмещения евангельской истории с языческим пантеизмом и мифологией. В конце II в. гностицизм был побежден христианством и в дальнейшем продолжал существовать только в виде сект и отдельных направлений.

3. Монтанисты

Во второй половине II в., когда в Римской империи начался внешнеполитический, а затем и внутренний кризис, в христианстве появляется новое течение. Это течение связано с именем Монтана. Он жил во Фригии – одной из областей Малой Азии, которая входила в римскую провинцию Азия. Был жрецом фригийской богини Кибелы, потом принял христианство и начал проповедовать свое учение, в котором были возрождены элементы ранних христианских верований.

Главную роль среди сторонников Монтана играли пророки. Возможность обрести дар пророчества признавалась за любым верующим, через пророков гало распространение нового учения, в то время как в большинстве христианских общин руководящая роль принадлежала епископам.

Монтанисты возобновили собрания христиан с общими трапезами – практика, от которой другие христианские общины уже отказались, заменив их собраниями для молений и выслушивания проповедей епископов.

Монтанисты проповедовали скорое Второе Пришествие и наступление конца света. И это Второе Пришествие, согласно их учению, должно было произойти в Пепузе (монтанисты называли это местечко «Небесным Иерусалимом»). Сторонники Монтана толпами шли в Пепузу, чтобы стать свидетелями этого события. В ожидании Страшного Суда монтанисты обязывались соблюдать строгий аскетизм. Мон-тан призывал к постам и расторжению браков.

Движение монтанистов – один из последних всплесков надежды низов на торжество Царства Божия на земле. Его породило ощущение безысходности, которое вызывало появление подобных настроений у верующих и в I в. Трагическая наивность этих верований приводила к тому, что многие люди бросали свои дома, все то немногое, что они имели, и шли, часто голодные и босые, встречать Второе Пришествие, которое так и не наступало…

Монтанизм распространялся не только в Малой Азии, но и за ее пределами. Например, один из самых крупных христианских писателей II–III вв., Тертуллиан, живший в Карфагене, поддерживал монтанизм.

Противники этого течения от догматических споров и осуждений перешли к самым фантастическим обвинениям в адрес монтанистов. Руководитель римской христианской общины Сотер заявил, например, что монтанисты во время своих таинств используют кровь младенцев, т. е. совершают ритуальные убийства.

Движение монтанистов, то разгораясь, то затухая, просуществовало довольно долго. В VI в. император Восточной Римской империи Юстиниан запретил устраивать им совместные трапезы.

Таким образом, гностицизм и монтанизм были как бы двумя крайними точками, по направлению к которым развивались разные христианские течения во II в. и в борьбе с которыми складывалась догматика, этика и организационные формы учения, сумевшего наиболее адекватно приспособиться к окружеющему обществу и государству. Именно это учение было признано в IV в. на Никейском соборе, где председательствовал сам император Константин, всеобщим (т. е. католическим), единственно правильным, православным (т. е. ортодоксальным). И вплоть до разделения христианской церкви на восточную (православную) и западную (католическую) она носила единое название – ортодоксальная католическая церковь.

Борьба внутри христианства во II в. не прошла бесследно. Многие учения того времени нашли свое продолжение в сектах и религиозных группах последующих эпох.

73
{"b":"18541","o":1}