ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ночные легенды (сборник)
Сын лекаря. Переселение народов
Сантехник с пылу и с жаром
Шепот пепла
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Время не знает жалости
Выйти замуж за Кощея
Циник
Мастер Ветра. Искра зла
Содержание  
A
A

Постепенно вокруг Иннокентия стали группироваться его приверженцы и почитатели, которые разносили самые невероятные истории о новоявленном пророке: одни утверждали, что к Иннокентию много раз незримый для других являлся Иисус Христос; другие рассказывали, что он родился от непорочной девы и уже в младенческом возрасте возносил хвалу Господу Богу. Поклонники «пророка» призывали во имя спасения и искупления от грехов бросать все: дома, имущество, детей, семью, – следовать за пророком и готовиться к встрече с Богом. Многие люди верили им, продавали свое имущество, а вырученные деньги полностью жертвовали на монастырь «Святого Духа».

Но постепенно действия новоявленного пророка стали принимать скандальный характер. Его развратный образ жизни, пьяные оргии, сопровождавшиеся скандалами, драками его мироносиц-сожительниц, выходили далеко за пределы монастыря. В 1909 г. в Балту прибыла специальная комиссия Синода для расследования «балтского движения». Вскоре после отъезда комиссии появился приказ Синода, в котором предписывалось перевести инока Иннокентия из Балтского монастыря «под строгий контроль испытанного в вере Серафима Подольского», прекратить распространение слухов о святости Иннокентия. Из Балты Иннокентий был переведен в Каменец-Подольск, а в феврале 1912 г. перемещен в Мурманский монастырь, находившийся в Олонецкой губернии.

В это же время приверженцы Иннокентия, его апостолы и мироносицы, купив большой участок земли близ села. Липецкого Ананьевского уезда Херсонской губернии, начали сооружать огромный подземный монастырь, вместимостью в несколько тысяч человек, т. н. «Новый Иерусалим». В мае 1913 г. строительство монастыря было завершено. Тысячи людей стали стекаться и заселять пещеры «гефсиманского сада», как именовали иннокентьевцы катакомбы в Липецком. Огромные скопища людей в темных, сырых подвалах подземелья, грязь, посты и постоянное недоедание способствовали массовым заболеваниям. Сотни людей умирали от тифа, чахотки и других болезней.

А Иннокентий тем временем, находясь в Мурманском монастыре, решил бежать оттуда. В уме его созрел план: «Пусть меня освободит сам народ». В Бессарабию полетели письма к «апостолам» с указанием поднимать народ, чтобы вызволить его из «плена». Несколько тысяч людей в один из декабрьских дней 1912 г., продав все свое имущество, двинулись в далекий и суровый Олонецкий край освобождать Иннокентия. Многие из участников похода, одетые в дырявые кожухи, больные, а иные с детьми, не могли вынести тяжелого пути, суровых морозов, падали в изнеможении, роняли святые реликвии и гибли на пустынных заснеженных просторах. Никто не заботился о спасении паломников, а они, движимые слепой фанатичной верой, шли навстречу своей гибели. «И в пути, и в самом монастыре богомольцы переживали тяжкие лишения, – сообщал корреспондент газеты „Русское слово“. – Они гибли от холода, тесноты и грязи буквально сотнями. Особенно велика была смертность среди детей».

Спустя некоторое время после прибытия толпы верующих из Бессарабии Иннокентий, собрав своих «апостолов», предложил им имитировать восстание паломников, чтобы «освободить его из плена». Монастырское начальство, узнав о замыслах Иннокентия, вызвало казаков и наряд жандармерии, и 5 февраля 1913 г. паломники вместе с «пророком» были выдворены за монастырские ворота. Теперь уже многоверстная черная толпа медленно потянулась с севера на юг, возглавляемая самим иеромонахом. Вот что рассказывает один из очевидцев тяжелой драмы: «Тысячная толпа, окружив Иннокентия, медленно двинулась вперед с иконами, крестами и пением „Спаси, господи, люди твоя“. Голодная, закоченевшая от холода масса, шла, как загипнотизированная… многие падали и умирали». Наконец 8–10 февраля 1913 г. паломники были остановлены в г.Каргойоле и его окрестностях, загнаны в вагоны и под конвоем отправлены к месту жительства, а Иннокентий арестован и препровожден в Петрозаводскую тюрьму.

Так закончилась эта бесславная эпопея, в результате которой погибло и искалечено несколько тысяч человек.

23 августа 1913 г. дело иеромонаха и «балтское движение» было рассмотрено Синодом, по решению которого Иннокентий за совершенные им преступления был отправлен в «Соловецкий Ставропигальный первоклассный монастырь, под надзор настоятеля архимандрита Иоанисия». На суде Иннокентий признался в своих преступлениях, правда, свалив всю вину за содеянное на «врага рода человеческого, диавола, всегда ищущего кого поглотить», и покаялся в них.

В декабре 1917 г. Иннокентий вновь появляется в Липецком и прилагает отчаянные усилия, чтобы снова сплотить вокруг себя приверженцев и почитателей, активных проповедников его «вероучения». Он ездит по Бессарабии, проповедует о конце света, о наступлении царства сатаны, призывает верующих отрешиться от суетного мира, уйти в подземелья и готовить себя для вступления в церствие небесное. Но проповеди Иннокентия собирали все меньше и меньше людей, начали таять ряды почитателей, обманутые выходили из подземелий. Для «пророка» наступили черные дни. Его «апостолы» перестали повиноваться. Некоторые из них сами захотели возглавить секту. В подземелье разыгрывались кровавые схватки, иногда заканчивавшиеся убийством того или иного претендента на «престол». Все это не упрочило положение секты.

В 1919 г., на одном из собраний своих приверженцев, Иннокентий был убит в пьяной драке «апостолом» своей секты и тайно похоронен. Среди верующих руководители секты распространили слух, что Иннокентий вознесся на небеса.

В 1921 г. был закрыт Липецкий монастырь «Новый Иерусалим». После его закрытия и смерти Иннокентия секта не прекратила своего существования. Руководители секты («та-туни» и «мамуни») бродили по селам, организовывали тайные собрания приверженцев секты, проповедовали скорое наступление конца света и приближение страшного суда, склоняли верующих к тому, чтобы те продавали свое имущество, покидали греховный мир, уходили в подземелья и готовили себя к великому дню. В этот период в Бессарабии возникает широкое подполье иннокентьевцев, оборудуются подземные жилища для проповедников, места для молений и т. д. Но постепенно влияние секты на население стало уменьшаться, хотя она и не прекратила своего существования.

В 1908–1912 гг. секта обособилась от православной церкви и сложилась в самостоятельную религиозную организацию. Вероучение иннокентьевцев не представляет какого-либо цельного, самостоятельного религиозного течения, имеющего свои особые догматы и каноны. На первых порах приверженцы иеромонаха Иннокентия посещали православные церкви и тайные моления, которые устраивали сектантские проповедники, справляли те же религиозные праздники и обряды, что и исповедующие православие. Лишь впоследствии в основу сектантского православия вплетаются отдельные догматы баптистов и пятидесятников, хлыстов и иоаннитов.

Центральное место в вероучении секты занимает догмат о греховности людей и подготовке их к вечной загробной жизни. Иннокентьевны верят, что в человека по велению бога может воплотиться Дух Божий, и избранник Всевышнего должен почитаться наравне со всеми святыми. Иеромонах Иннокентий в своих проповедях уверял верующих, что в него воплотился Святой Дух, что одновременно в него вселился дух пророка Иоанна Крестителя, посланного Богом учить народ. Впоследствии преемники Иннокентия также внушали верующим, что в них воплотился дух того или иного святого.

Величайшим подвигом во имя спасения души Иннокентьевны считают самоумерщвление. Во многих тайниках этой секты находились специально оборудованные «комнаты смерти», где в страшных муках погибали обреченные жертвы. Некоторые из них были похоронены заживо.

Члены секты не принимают участия в общественной, политической жизни общества, отказываются от службы в армии.

Сектантам-иннокентьевцам их руководители запрещают обращаться к медицинской помощи по той причине, что физическими страданиями верующие якобы искупают свои грехи. «Кто страдает, тот не должен искать утешения», – поучают проповедники.

84
{"b":"18541","o":1}