ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заметив меня, она раздраженным жестом поправила на себе одежду. Тана, миниатюрная женщина, была ростом даже ниже, чем я, но из-за сурового, вечно хмурого выражения лица казалась выше.

– Что вы здесь пытались приготовить? – возмущенно спросила она.

Я наконец поняла, что причиной мглы, стоявшей в кухне, была плита, от которой поднимались струйки дыма. Я почувствовала слабый запах, исходивший от них.

– Мне очень хотелось чего-нибудь поесть. Вам не было никакой необходимости вставать, – начала оправдываться я.

Мы приняли решение в нашем блоке-общежитии не соблюдать формальностей при обращении к старшему по званию. Однако порой мне казалось, что Барроуз злоупотребляет своим правом запросто обращаться ко мне. На глазах Таны погибли ее товарищи-пилоты в первой же стычке с сэрасами, и она, очевидно, винила в этой трагедии меня. Так же неистово, как и меня, она ненавидела представителей «Четырех Миров».

– Как я могла не встать? – сказала Тана. – Разве вы не чувствуете запах? Странно, что не сработала аварийная система.

– Что случилось? – раздался голос всегда невозмутимой Шуаб Горо, и ее полная фигура появилась на пороге кухни.

Она работала ассистенткой в техническом отделе и присутствовала на вчерашнем совещании. Должно быть, я разбудила ее. Шуаб терла глаза спросонок и сопела.

– Кто-то опять забыл выключить горелку, – заметила она.

– Хэлли. Кто же еще? – ядовитым тоном сказала Барроуз и направилась к выходу.

– Не донимай ее, Тана, – бросила ей вслед Шуаб.

– Не беспокойтесь за меня, – сказала я и осмотрела плиту, чувствуя, что у меня сосет под ложечкой. Тонкая струйка желтоватой массы вытекла из-под дверцы духовки на пол. Возможно, это было пюре.

– Она психует, потому что кчеры отзывают свои исследования и разработки, касающиеся планируемых реформ, – сказала Шуаб. Она включила вытяжку и нажала на клавишу на панели духовки, пытаясь открыть дверцу. – Тана занимается теперь тем, что вызывает их по внутренней связи и задает один и тот же вопрос: почему?

– Почему они отзывают свои разработки?

– Думаю, они не заинтересованы в проведении реформ, – заметила Шуаб.

Наконец ей удалось открыть дверцу духовки, и оттуда вырвалось облако пара, рассеявшееся вскоре в кухне. Судя по выражению лица Горо, запах, распространившийся в помещении, нельзя было назвать приятным.

– И вы собираетесь это есть? – с сомнением поинтересовалась она.

Я покачала головой. Я провожу слишком много времени на корабле сэрасов, чтобы какое-то отвратительное месиво, счищенное со стенок духовки, могло вызвать у меня аппетит. Жаль, конечно, что я испортила продукты, но я была слишком утомлена, чтобы испытывать по этому поводу настоящее чувство вины.

– Перекушу что-нибудь позже, по пути в отдел.

– Да, конечно, спокойной ночи.

Шуаб сладко зевала всю дорогу до своей комнаты. Впрочем, я делала то же самое.

Голос Баудина пробудил меня от странного сна, в котором меня преследовал кчер Кевет, бегая за мной по коридорам станции с электронным блокнотом в руках и закидывая назад передним щупальцем свои длинные белокурые волосы.

– Хэлли слушает.

Я выпрямилась, чувствуя, как сильно бьется сердце, и постаралась сосредоточиться. Оказывается, я заснула, сидя на кровати. Моя рука автоматически потянулась к экрану, чтобы активизировать изображение корабля сэрасов, за которым я внимательно следила. Он не изменил своего положения, и я немного успокоилась.

– Мы извлекли их, – доложил Баудин.

– Отличная работа. Когда они прибудут сюда?

– Минут через двадцать. Медики хотят, чтобы капсулы как можно быстрее были перенесены с «Королевы» на станцию.

– Каковы прогнозы? Баудин не сразу ответил.

– Судя по словам медиков, довольно неплохие.

– Отлично. Я скоро буду у вас, – сказала я, натягивая брюки.

Если удастся вывести оставшихся в живых из криостаза, им придется ответить на массу вопросов. Единственным поселением человеческих существ в этом районе галактики является наша Иокаста. Они не могли добраться сюда из очень удаленных от нас внутренних миров Конфедерации на корабле, развивающем скорость меньше скорости света. Такое путешествие длилось бы несколько веков. Корабль не имел системы гипердрайва, но взрыв мины свидетельствовал о том, что он все же каким-то образом вошел в соприкосновение с гиперпространством. Если мы узнаем, как они пробрались сюда, то, возможно, сумеем выбраться отсюда. Да, у нас было очень много вопросов.

День первый, 11:00 утра

Вопреки нашим опасениям вся операция длилась не так уж долго. Через несколько часов благодаря помощи Кевета оставшихся в живых членов экипажа подорвавшегося корабля доставили на станцию. Хотелось бы надеяться, что поступок Кевета улучшит отношение к кчерам на станции или по крайней мере приостановит ухудшение.

Согласно докладу Баудина, оставшихся в живых было трое: двое мужчин и женщина. Кроме того, на корабле обнаружили по меньшей мере десять тел. Первые находились в клинике, вторых мы собирались извлечь из корабля после того, как закончатся противорадиационные мероприятия. Элеонор обещала позвать меня сразу же, как только можно будет поговорить с выведенными из криостаза незнакомцами. Тем временем мы пытались найти доступ к любой сохранившейся информации в системах корабля. Особенно важны были навигационные данные. По ним мы могли узнать, как это судно прибыло сюда.

Я смотрела на экран, на отчетливое трехмерное изображение поврежденного корабля, укрепленного теперь на одной из эксплуатационных платформ. К сожалению, внутренняя часть была слишком опасна для непосредственного исследования, и мы получали лишь виртуальную информацию. Потребуется несколько часов, а возможно, и целый день, прежде чем опасные обломки будут обезврежены, тела членов экипажа извлечены, а радиация понижена до приемлемого уровня.

Взрыв произошел в непосредственной близости от пояса астероидов: по всей видимости, датчики мины позволяли ей дрейфовать во внутренних районах системы Абеляра. Старому кораблю не повезло, в конце концов мы засекли бы и обезвредили мину, когда та подошла бы поближе к нам. На Иокасте имелось действующее противоминное устройство, хотя и несколько устаревшей конструкции.

– Мы хотим забрать все невстроенные приборы и предметы из кабины корабля, поэтому понадобятся контейнеры.

Я вывела на экран изображение одной из секций грузового блока. Мы просмотрели отсек за отсеком, но все они были заполнены.

– А вы думали, что после шести месяцев застоя в торговле сможете обнаружить свободные площади? – Ли покачала головой.

Сидевший за центральным пультом Баудин нахмурился, ему не нравилась фамильярность Ли по отношению ко мне.

Через год после того, как я заняла пост начальника Иокасты, численность населения станции превысила двадцать тысяч гуманоидов – максимально допустимое количество жителей, заложенное в проекте его разработчиками. К моменту появления кораблей сэрасов нас было вдвое меньше. Затем прибавились беженцы, незаконные поселенцы, а также пассажиры, сумевшие незамеченными преодолеть заслоны таможенной сети. Мердок считает, что сейчас на борту станции около пяти тысяч нелегалов. Я думаю, что их на самом деле в два раза больше. Это создает ужасное напряжение в работе всех систем жизнеобеспечения, что и послужило причиной обеспокоенности Уолш по поводу малозаселенных площадей.

Нападение сэрасов разрушило некоторые из солнечных батарей и платформ переработки, из-за чего часть зон Иокасты стала временно непригодной для жилья. Необходимо было также увеличить производство продуктов питания, чтобы компенсировать потери поставок продовольствия, понесенные из-за прекращения торговли. Большое количество невостребованных строительных материалов было выброшено и выведено за пределы орбиты, чтобы освободить побольше места, в то время как потенциально нужные материалы и личные вещи обитателей станции упаковали и разместили в центральном ядре Иокасты. Складские отсеки у нас никогда не пустовали.

12
{"b":"18542","o":1}