ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не плачь
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Тамплиер. Предательство Святого престола
Квантовое зеркало
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
A
A

– Значение? – Антенны Вича встали совершенно вертикально, как бывало, когда он испытывал сильное изумление. – Каким образом я смогу составить отчет по всей форме, если они не будут правильно зарегистрированы?

– Ах да, конечно. Простите меня. Речь идет об отчете. – Для потомства, разумеется, поскольку в Центральном секторе уже давно никто не читал их. – Существует ли где-нибудь в законе об иммиграции положение о расширении времени?

– Но корабль, о котором идет речь, не способен совершить переход в гиперпространство.

– Вы правы, но… – Действительно, чтобы за столь короткое время суметь добраться сюда, надо было выйти в гиперпространство или прибегнуть к волшебству. – Что, если обозначить их как туристов?

– Простите?

– Пока мы не решим проблему классификации, можем считать их туристами. Выдайте им временные визы, как мы это обыкновенно делали с гарокианскими беженцами, пока не узаконили их пребывание на Иокасте.

Антенны Вича подергивались, свидетельствуя о том, что он обдумывает сказанное. На Иокасте давно уже не было туристов. Но даже в лучшие времена, до появления сэрасов, наша станция находилась в стороне от популярных маршрутов: бесплодная выжженная звездная система мало кого привлекала.

– Возможно, это – решение проблемы, – наконец согласился он. – Я оформлю соответствующие документы. – Вич собрался уходить, но вдруг остановился и вновь повернулся лицом ко мне. – Командир, вы не забыли, что в 18:00 состоится собрание Дыма?

Мне столько раз приходилось испытывать чувство вины и угрызения совести, что казалось, я к этому привыкла. Однако при словах Вича я все же вздрогнула.

– Конечно, нет, – сказала я, стараясь не смотреть на него. Последний раз, чтобы достигнуть хоть какого-то подобия взаимопонимания с жителями этой зоны, потребовалось пятнадцать часов, уже не говоря о времени, потраченном на принятие конкретных решений. Наши мелкие гуманоидные споры были простыми до примитивности.

– Не думаю, что у них составлен список вопросов ко мне, – не совсем уверенно заявила я.

– Неросси собираются обсудить право наделенных чувствами существ быть использованными в качестве продуктов питания. Самими неросси, разумеется. !Гплп! хотят получить еще три помещения и один метановый пруд. Теллы ничего не сообщают о своих намерениях. Инвиди желает обсудить философский смысл люка на пятидесятом уровне, который был пробит в прошлом году или будет пробит в следующем, это для него не имеет значения. И…

– Хорошо. Я получила общее представление, – прервала я его. – Мне кажется, будет лучше, если я просмотрю материалы в спокойной обстановке.

– Я пометил флажком сообщение о собрании в ваших файлах, – напомнил он мне и вышел.

И тут со мной связалась Элеонор. Она сообщила, что пациенты могут поговорить со мной. И я сразу же забыла о собрании.

На этот раз они не лежали, а сидели в кроватях. Доуриф откинула термопростыню и положила на нее свои крепкие загорелые ноги. Эриэль Клоос не спал. Он сидел, откинувшись на спинку средней кровати и прислонив коротко подстриженную темноволосую голову к стене. У Клооса было юное настороженное лицо, не такое открытое, как у Доуриф, и певучий акцент.

Земляне вновь сообщили мне, кто они и откуда, а я во второй раз поведала им, где они находятся и кто мы. Предварительно я посоветовалась с врачами и чиновниками администрации о том, какую информацию мы можем дать вновь прибывшим. Юридически они имели те же права доступа к информации, как и любой член Конфедерации и гражданин Земли.

Они сообщили далее, что проект послать корабль с людьми на борту к Альфе Центавра в течение пятнадцати лет разрабатывали астрофизик по имени Тэн Нгуен, активист широкого народного движения и геохимик Ганнибал Гриффис и русский ученый, исследователь космоса Григорий Ильянович. Они нашли целый ряд спонсоров для финансирования этого тайного эксперимента. Когда новости о проекте просочились в прессу, его представили публике как попытку провести наблюдение и научные эксперименты по апробации производственных методов в невесомости на брошенных космических платформах-лабораториях. Платформы были сданы им в аренду правительством, разочарованным слишком высокими затратами на проведение космических исследований и не желавшим вкладывать средства в дорогостоящее строительство корабля.

Инвиди заявили, сообщил далее Гриффис, что не могут передать нам технологию осуществления перехода в гиперпространство, но предложили помочь в создании криогенной системы, которая позволит сохранить жизнь пассажирам в течение пятидесяти с небольшим лет, необходимых, чтобы добраться до самой близкой звездной системы на корабле, двигающемся со скоростью ниже скорости света. Участники проекта приняли их предложение, договорившись держать все подробности в тайне от непосвященных.

Рэйчел объяснила, что корабль строился не на Земле, и его можно было модифицировать на одной из космических платформ. Брошенные еще где-то в 2020 году платформы не были оборудованы системой контроля и дистанционного управления. Народы Земли отказались от осуществления космических программ как слишком дорогостоящих.

К выбору участников проекта его руководитель подходил особенно тщательно. Они подбирались на основе различных критериев. Большинство кандидатов знали руководителя, но не подозревали, кто еще задействован в проекте, до тех пор пока их кандидатура не утверждалась. Но даже после этого они имели возможность общаться лишь с членами своей профессиональной группы. Те, кто принадлежал к обслуживающему персоналу, в большинстве своем думали, что выполняют сверхсекретное правительственное задание, и дали подписку о неразглашении.

– Думаю, что именно поэтому мы не нашли никаких отчетов и даже упоминаний о вашей экспедиции в базах данных Конфедерации и Земли, – сказала я не совсем уверенным тоном.

Вообще-то с трудом верилось в то, что первый в истории Земли межзвездный полет можно было сохранить в полной тайне. Судя по документам в доступных нам файлах, ни находящиеся здесь люди, ни их корабль никогда не существовали.

– Возможно, ваши данные неполны, – застенчиво сказал Клоос.

Его предположение могло оказаться верным. За последние месяцы у нас не раз происходили сбои в системах информации, и некоторые данные могли быть потеряны. Хотя, с другой стороны, соседние аналогичные файлы прекрасно сохранились, и базы данных исторических архивов не были повреждены.

К тому времени, когда инвиди прибыли на Землю, разработчики проекта обдумывали планы использования космического корабля. Они рассматривали возможность модификации одного из старых кораблей класса «Мировой Космос», но общественный резонанс был бы слишком велик, а надежды на успех – учитывая качество этих кораблей – слишком малы. Один из инвиди, по имени Эн Серат, сблизился с Нгуеном. Гриффис и Ильянович в то время не стремились получить помощь от инвиди, поскольку те тогда воспринимались еще как нечто чуждое и непонятное.

Любой из нас теперь знает, как произошел первый контакт землян с чужеземцами. Это первое, о чем мы слышим в детстве от родителей, в школе, во время игр. Подрастая, каждый ребенок узнаёт, что инвиди мирно вторглись в жизнь Земли. Накануне о них еще не было ни слуху ни духу, а на следующий день в небе появились двадцать небольших кораблей, сгруппировавшихся так, чтобы держать под контролем каждый сантиметр воздушного пространства Земли. Спутники с запозданием передали изображение корабля-носителя, находившегося в отдалении в космосе. К тому времени, когда главы крупнейших держав начали консультации по возникшей проблеме, инвиди послали на Землю приветствие, которое было принято каждой радиостанцией, каждым компьютером, подключенным к Интернету, каждым телевизионным каналом: «Приветствуем вас. Мы – инвиди. Мы пришли с миром».

Так или иначе, Нгуен и Эн Серат, по-видимому, обо всем договорились, но Гриффис сказал, что он не знал подробностей. Земляне получали доступ к кораблю, оборудованному двигателями, развивавшими скорость, близкую к скорости света, и к криогенной технологии. Доуриф добавила, что врач корабля сделал все возможное, чтобы приспособить капсулы для людей, учитывая их физиологические особенности. Никто из участников проекта не знал, что выигрывают инвиди от сотрудничества с ними, по всей видимости, инопланетяне не преследовали никаких корыстных целей. Надо сказать, Эн Серат, судя по рассказам, был самым доброжелательным и открытым инвиди, о котором я когда-либо слышала.

21
{"b":"18542","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чардаш смерти
Ключ от твоего мира
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Карильское проклятие. Наследники
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Погружение в Солнце
Путь к характеру
Сила других. Окружение определяет нас
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я