ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет? Кто-то ее забрал?

– В том-то и дело, что никто здесь не появлялся. У двери все это время стоял охранник.

– Так каким же образом это устройство могло исчезнуть?

Я почувствовала, как мой голос дрогнул от отчаяния. Чего он ждет? Уже два часа ночи, мы парим в этой чертовой невесомости, а я к тому же уже трое суток не спала «как следует. Скорей бы вернуться к себе. Позади нас слышался скрежет, треск, топот. Один из санитаров рассмеялся.

Мердок зацепился ногой за нижние перила, чтобы освободить обе руки, и вновь вывел на экран информацию о схеме замка. Либо он не заметил мое дурное настроение, либо решил, что не стоит обращать внимание на подобные пустяки.

– Это загадочное устройство как будто растаяло. По всей видимости, мы здесь столкнулись с очень высокой по своему техническому уровню дрянью. И я спрашиваю себя, кто на станции имеет доступ к подобным технологическим новшествам?

– Никто. Если только… если только кто-то не нашел способ прорвать блокаду.

Мердок со странным выражением взглянул на меня из-под полуприкрытых век.

– Да, но посмотрите на источник энергии.

Он вновь передал мне сканер.

Взглянув на экран, я нахмурилась: изображение искажалось из-за бившей меня дрожи, сотрясавшей сканер.

– Вы думаете, это инвиди?

– Похоже на то.

Этого я никак не ожидала. Никто, кроме самих инвиди, не умеет использовать их технологию. С остальными членами Конфедерации они поделились лишь очень незначительной частью своих знаний. Люди не понимают этого. Однако все технологии инвиди, которыми мы все же овладели за эти годы, нам фактически передали не они сами, а другие виды разумных существ, представлявшие цивилизации, близкие нашей.

Ошеломленная, я смотрела на Мердока широко раскрытыми глазами. И в этот момент заверещал мой индивидуальный коммуникатор. Выслушав сообщение, Мердок снова повернулся ко мне.

– Похоже, это Кевет. Все остальные кчеры находятся в своих жилых блоках.

– Вот черт!

Хотя мы все и недолюбливали Кевета, однако он был своего рода связующим звеном между кчерами и остальными, «младшими», видами разумных существ, обитавшими на Иокасте. Кроме того, Кевет жил на станции, которую я возглавляла, а следовательно, находился под моей защитой.

– Мы изучим маршрут передвижений Кевета с того момента, как он вернулся на станцию после завершения спасательной экспедиции. – Мердок протянул руку, чтобы забрать у меня сканер, но я все еще смотрела на экран. – Мы не имеем сведений о его местонахождении лишь в течение короткого периода, составляющего всего пару часов. Думаю, скоро мы все узнаем.

– Кевет сам вызвался помочь нам в проведении спасательной операции. Возможно, на борту «Калипсо» он увидел что-то интересное и захотел показать это кому-то.

– Участие «Королевы» в спасательной операции сразу же показалось мне подозрительным.

– Может, это Кевет пытался открыть контейнер, доставленный с «Калипсо»? Вы обнаружили на нем следы, характерные для кчеров?

– Пока мы не нашли вообще никаких следов. Кевет часто заводил подозрительные знакомства, и некоторые из них, возможно, были завязаны ради того, чтобы найти покупателей, интересующихся антикварными раритетами с Земли. В случае необходимости мы допросим всех, кто вступал с ним в контакт. – Мердок вздохнул и потянулся. – Интуиция подсказывает мне, что в ближайшее время придется изрядно побегать.

– Мердок, скажите, почему отсек оказался вне поля зрения ваших сотрудников?

Предполагалось, что вся станция находится под наблюдением службы безопасности, лишь для жилых блоков делалось исключение, и на использование средств контроля в этой зоне накладывались ограничения.

Лицо Мердока, который расценил мои слова как критику в свой адрес, помрачнело, хотя мы оба понимали, что вопрос правомерен.

– Не знаю. В отчетах приборов зафиксированы данные наблюдения за отсеком примерно до полуночи.

– А я добралась сюда около часа ночи. Итак, мы не знаем, что происходило в отсеке в течение целого часа.

– Да, это так. Но сейчас мы связаны по рукам и ногам из-за этого проклятого фестиваля. Сасаки послала Квона посмотреть, что здесь случилось, и он добрался до отсека, но уже после того, как в него вошли вы. – Видя, что я молчу, он продолжал: – Ну хорошо, я действительно не подумал, что кого-то может заинтересовать устаревшее радиоактивное оборудование.

– Я тоже об этом не подумала, – со вздохом призналась я. Впрочем, существовала еще одна версия случившегося. – А не может ли это преступление быть связано с теми негативными чувствами, которые большинство жителей Иокасты испытывают к представителям «Четырех Миров»? В последнее время многие открыто выражают свое недовольство.

Его блуждающий взгляд внезапно сфокусировался на мне, и в глазах зажегся тревожный огонек.

– У вас опять были неприятности?

– Подобные той недавней, когда взорвали мой кабинет? – Он сердито посмотрел на меня, и я пожалела, что вложила в свои слова насмешку. – Простите. Скажите, как вы думаете, мог ли такое сделать человек?

Мердок принял мои извинения.

– Нет. Слишком широк размах удара. Чтобы иметь такие руки, человек должен быть трехметрового роста.

– Возможно, убийца хотел, чтобы мы нашли тело в том состоянии, в котором он оставил его, именно поэтому он не использовал энергетическое оружие. Или не заботился об уничтожении следов преступления. А где было установлено устройство, блокировавшее систему замка?

Мердок сделал жест, собираясь взять из моих рук сканер, но я покачала головой.

– Нет, – сказала я решительно. – Мне он нужен для разговора с Эном Бариком.

– Прекрасно. Я очень рад, что вы сделаете это за меня, – с облегчением сказал Мердок. Ему было трудно ладить с инвиди. – Хотите посмотреть, что будет, когда мы включим гравитационное поле?

– Нет, спасибо. – Необходимо было выбраться отсюда, пока мне снова не стало плохо.

День второй, 3:00 ночи

Кольцевой лифт доставил меня почти к самому входу в зону Дыма, секцию кольца «Дельта», отведенную для существ, дышащих не кислородом. Ее неофициальное название происходит от кчерского прозвища инвиди.

Я решила не беспокоить Квотермейна. Было слишком поздно, и от Эна Барика мне хотелось добиться лишь одного – подтверждения того, что обнаруженное Мердоком устройство, взломавшее замок отсека, было создано на основе технологий инвиди и принадлежало ему самому. Инвиди не придерживаются суточного ритма, по которому живут люди, поэтому с ними можно встречаться в любое время. Кроме того, мне порядком надоело постоянное присутствие на наших переговорах Брина, который играл роль своеобразного буфера между инвиди и мной. Порой даже казалось, что чужеземец прячется за спину Квотермейна.

Я шла по полутемным коридорам Холма, и в моей душе росло чувство тревоги. До входа в зону Дыма оставалось миновать всего несколько проходов. Огни почти нигде не горели. Кто-то, должно быть, сейчас потреблял настолько большое количество электроэнергии, что напряжение в сети понизилось.

Вокруг стояла тишина. До моего слуха доносились лишь обрывки разговоров из-за дверей жилых блоков, мимо которых я проходила. Изредка я замечала темные силуэты случайных прохожих. Внезапно совсем рядом послышалось громкое проклятие, за которым последовал грохот падения какого-то металлического предмета.

Меня прошиб пот. Перед мысленным взором сразу же возникла страшная картина: разбросанные по отсеку части тела Кевета. Темнота, которая раньше в моем восприятии всего лишь скрывала грязь, теперь таила в себе неведомую опасность.

Я наконец добралась до главного воздушного шлюза. Раздался зуммер, и загорелись две лампочки предупреждения. Здесь существовал еще один индикатор, который люди не могли видеть. На станции обитают семь различных видов разумных существ, которые дышат иной, чем люди, смесью газов, и удовлетворение их потребности в собственной атмосфере очень осложняет работу службы, контролирующей окружающую среду. В чрезвычайной ситуации мы должны иметь возможность блокировать этот сектор в целях своей собственной безопасности и безопасности ее обитателей.

30
{"b":"18542","o":1}