ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ледяная Принцесса. Путь власти
После тебя
Иди к черту, ведьма!
Русалка высшей пробы
Макбет
Предложение, от которого не отказываются…
Врач без комплексов
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
A
A

Я замедлила шаг и, оглянувшись, увидела, что тело Вича напряглось, а антенны, изогнувшись, застыли. Его реакция была для меня неожиданной. Наконец Вич вышел из оцепенения и зашагал вслед за мной.

Неужели он знает Триллита?..

Трудность в общении с другими видами разумных существ состоит в том, что вы можете неправильно истолковать их реакцию. Вполне возможно, что Вич знаком с Триллитом или сталкивался с ним. Они оба были представителями «Четырех Миров», а их на Иокасте осталось очень немного. Триллит был известен тем, что с презрением относился к «младшим» членам Конфедерации. Он вполне мог сблизиться с Вичем.

– Да. Мистер Мердок хочет, чтобы мы спросили его, знал ли он Кевета. У нас есть основания полагать, что они были связаны.

– Вряд ли, если учесть разницу в их социальном статусе. Неужели Мердок полагает, что Триллит причастен к преступлению? – Вич говорил, как всегда, безразличным тоном. Как управляющий он уже получил отчет Мердока.

Я внимательно взглянула на Вича.

– Не думаю, что у него есть какие-то подозрения на этот счет. Вы слышали о кчине?

– Я получил отчет службы безопасности за несколько минут до того, как вы меня вызвали.

– Логично было бы предположить, что кто-то из кчеров знает о кчине на станции. Ведь это – порождение самих кчеров, часть их культуры, их геном.

Вич промолчал. Его лицо выражало полное безразличие.

Триллит жил в так называемом роскошном квартале станции.

Самой большой роскошью на Иокасте считается неограниченный доступ солнечного света, который поступает как сюда, так и в сельскохозяйственный сектор, и меньшая гравитация, характерная для внутреннего кольца. Конечно, она была не намного меньше, но все же на нижних уровнях по сравнению с верхним ощущалось более сильное давление на тело, что сказывалось и на состоянии духа.

Этот сектор располагался между главными административными блоками, в которых с одной стороны размещались Пузырь, часть клиники и исследовательские лаборатории, а с другой – сельскохозяйственный сектор, занимавший треть кольца.

Уровень «Альфа» все еще был похож на рекламную картинку, соответствующую старым представлениям о «космическом городе», – центральная магистраль уходила прямо в небо, а расположенные вдоль нее жилища на террасах осеняла листва декоративных кустарников. Просторно, светло, чисто. И дорого. Для большинства обитателей станции жить здесь было не по средствам, в том числе и для меня. Однако факт оставался фактом: отрезанные от Центра, мы вынуждены были для пополнения запасов необходимых продуктов собирать как можно больше налогов и пошлин. Жилье на уровне «Альфа» должно было привлечь тех, кто мог его себе позволить. Как, например, Триллит. Мне не нравилась подобная несправедливость, поэтому я поддерживала проект распределения площадей, разработанный комитетом по жилищным реформам.

– Могу я вас кое о чем спросить? – обратился ко мне Вич.

– Да?

– Почему вы настроены против предложений комитета по жилищным реформам?

Вич не сразу ответил: он шел, потупив взор, и как будто разглядывал розоватый керамический пол главной магистрали. Его антенны подрагивали в такт шагам.

– Я настроен против поспешных действий, которые могут иметь необратимые последствия. Перераспределение населения в таком масштабе требует серьезной подготовки. Мы должны быть уверены, что не тратим впустую время и ресурсы.

– Напротив, мы рассчитываем сэкономить ресурсы, – сказала я.

Мог ли Вич получить своего рода взятку за лоббирование интересов жителей уровня «Альфа»? Нет, конечно, нет…

– Скажите, результаты исследования ДНК у вас не вызывают сомнения? – внезапно спросил он. – Мне кажется невероятным, что… – Вич использовал слово не из лексикона языкового стандарта, которое, возможно, означало «кчин», – существует поныне и действует на станции. Ведь до сих пор мы не получали никаких известий о грабежах или других бедствиях, которые могут быть связаны с присутствием на Иокасте подобного зла.

Произнося последнее слово, он сделал круговое движение, словно начертил в воздухе знак, отпугивающий черные силы.

– И все же это похоже на правду. Найдена улика, подтверждающая эту версию. Однако поведение кчина не совсем ясно.

– Я считаю, что если бы мы действительно имели дело с кчином…

– …то давно уже были бы все мертвы, – хмуро закончила я его мысль.

– Да.

– Не знаю, Вич. Мы можем основываться только на имеющихся у нас фактах. А они свидетельствуют о том, что на станции находится кчин. Мы должны просмотреть все отчеты, имеющиеся в центре. Я очень надеюсь, что в одном из них есть интересные сведения, которые система наблюдения успела зафиксировать, прежде чем вышла из строя.

Датчики службы безопасности посылают информацию в центр, где она хранится в течение двадцати дней. Конечно, это большой срок, но ведь никогда не знаешь, что может приключиться и какая информация понадобится.

– Если у вас есть какие-нибудь соображения, прошу вас, поделитесь с нами, – добавила я.

– Я не собираюсь учить вас или мистера Мердока, как надо работать…

Общество мелотов делится на касты и подвиды, каждый из которых играет свою особую социальную роль. По-видимому, Вич считал, что я и Мердок принадлежим к касте, к которой сам он не имеет никакого отношения.

На уровне «Альфа» не было заметно следов присутствия кчина. Во всяком случае, очевидных. Обитатели шли или ехали – главным образом на велосипедах – по дорожкам и между жилыми блоками. Один из ахелианцев планировал на бесшумном летательном аппарате над нашими головами – это единственная разрешенная форма полетов внутри колец.

Землян среди прохожих было очень мало, и все они суетились, направляясь куда-то по делам или выполняя поручения зажиточных обитателей «Альфы». Служба безопасности не допускала сюда, в зону аккуратных жилищ и садов, нежелательные элементы. Однако, несмотря на это, на улице раздавались резкие голоса. Это не были крики детей или возгласы торговцев, зазывающих покупателей, – нет, звуки доносились из-за плотно закрытых дверей и окон, обращенных вверх, к небу. Я часто задавалась вопросом, какие драмы разыгрываются там? «Альфа» представлялась мне чужой, незнакомой планетой, несмотря на то что здесь была земная растительность и спроектированная людьми архитектура.

Жилой блок Триллита возвышался прямо у магистрали – расположенные уступами простые серые ряды стен, которые тем не менее дышали роскошью.

Мы вошли через высокую арку во внутренний двор и, миновав его, сели в транспортер. Меня охватило знакомое еще по работе на инопланетных кораблях чувство: я казалась себе маленькой в этом огромном помещении. Устройство речевых команд работало нормально, и вскоре нас в полной тишине доставили на нужный этаж. Ни один карикар в Пузыре не функционировал так хорошо, и я отметила про себя, что необходимо обсудить эту проблему с командой технического обслуживания.

Мы вошли в огромную комнату, залитую бледным светом. Там царила тишина. Казалось, здесь можно было дотянуться до арки небосвода. С трех сторон нас окружали стены с закрытыми дверями.

Засунув руки в карманы, я с небрежным видом осмотрелась, чтобы не выдать своих истинных чувств на случай, если за нами кто-нибудь наблюдал.

– Очень мило, правда? Стены несколько унылого цвета, но ведь нам никогда не угодишь…

Вич был тих, внешне спокоен, но при звуке открывающихся дверей он вздрогнул. Это были двери, которых мы не заметили, они находились в четвертой стене, рядом с транспортером.

– Могу ли я быть чем-нибудь вам полезным?

Голос был человеческим, мужским. Хорошо поставленный, ровный, он принадлежал мужчине с гладкой лысой головой, одетому в бежевое трико. Вошедший перевел свои невыразительные карие глаза с Вича на меня и обратно.

– Э-э… не знаю. Мы ищем куваи Триллита.

Я использовала форму уважительного обращения, которую не раз слышала от самих кчеров.

Человек проигнорировал мою попытку подольститься и отвесил легкий поклон.

47
{"b":"18542","o":1}