ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После нескольких месяцев совместной жизни я заметила, что политические взгляды Геноита начинают доставлять ему неприятности. Он являлся лидером наиболее радикальной антиконфедерационной фракции на Руарле и был связан с возрождавшимся движением вооруженного сопротивления, которое столетие назад выступало против кчеров, когда те прибыли в звездную систему хдигов. Начальство стало оказывать на меня давление, а служба безопасности Конфлота установила за мной наблюдение.

Мы с мужем расходились и в частностях. Он считал, что я столь же недовольна режимом, как и он, но я никак не могла принять его точку зрения и не понимала, на что направлены его усилия.

Наши разногласия достигли апогея, когда однажды группой вооруженного сопротивления был убит кчерский торговец и партия Геноита не стала отрицать своей связи с преступниками.

Геноит признался мне с глазу на глаз, что был участником этого заговора. Похоже, он рассчитывал на то, что я оставлю Конфлот и присоединюсь к инсургентам. Но я не стала этого делать, и вовсе не потому, что лично знала убитого торговца, который был владельцем флота грузовых судов, и работала на него по контрактам.

Я стала держаться подальше от семейного очага, почти перебравшись жить на строительную площадку, и после выполнения задания уехала с Руарлы.

Наконец-то кольцевой лифт достиг Пузыря.

Лица ночных дежурных здесь, на самой верхнем уровне, были не так хорошо знакомы мне, как ночная смена в кольце «Альфа». Когда я вошла, сидевшая за центральным пультом лейтенант Конфлота кивнула мне.

Я спросила ее, как проходит операция службы безопасности, и она, взглянув на экран, ответила, что пока все идет гладко. Мысли о Геноите отвлекали меня от дел. Беспокоясь за судьбу команды Мердока, я рассеянно села за пульт и вывела на экран данные о ходе операции, однако тут же заметила, что бесцеремонно заняла чужое место. Извинившись, я встала и направилась в свой кабинет, чтобы заняться делом.

За моим столом перед включенным монитором с двухмерным экраном сидел Вич.

Я была так ошарашена, что тут же попятилась, решив, что по ошибке вломилась к нему в офис. Он был смущен не меньше меня. Ему, должно быть, было стыдно, что его поймали на месте преступления – за чтением файлов с интерфейса босса.

– Что вы здесь делаете?

Я старалась, чтобы мой голос звучал как можно более спокойно. Наверняка у него заготовлено какое-то разумное объяснение подобного поведения.

– Командир Хэлли?..

Он встал из-за стола и машинально поправил свой костюм. Я быстро подошла к столу.

– Итак? – промолвила я.

Он бросил взгляд на экран, на котором вспыхивало окошко регистрации пароля.

– Я… мне хотелось просмотреть один документ, находящийся в вашей базе данных.

– Почему в таком случае вы не сделали это из вашего офиса?

– Ваш интерфейс серьезно поврежден, и это вызывает затруднения при установлении связи…

Он так старательно отводил глаза от экрана, что я невольно вгляделась в него.

– Но это не административные файлы. Это личная почта.

В комнате на некоторое время воцарилась полная тишина. Я ждала его дальнейших объяснений. Наконец Вич тряхнул головой, как будто пробуждаясь ото сна, его антенны звякнули, ударившись друг о друга.

– Я хотел бы поговорить с вами. – Он посмотрел на кресло. – Но на это потребуется время.

– Говорите, я слушаю.

Я все еще не могла поверить в то, что он пытался совершить что-то противоправное. Хотя Уолш давно подозревала его в нечестной игре… Мне следовало прислушаться к ее словам.

Вич тем временем немного пришел в себя, приободрился и, указывая рукой на стул, спросил:

– Разрешите присесть?

Я заняла свое место за столом, не сводя глаз с экрана. Он тоже сел.

– Знаете, я почувствовал облегчение, когда вы вошли в кабинет, – начал он.

– Почему?

– Можно я расскажу вам все по порядку? – спросил он и, когда я кивнула, продолжал: – Все началось в то время, когда Центральный сектор был недоволен размещением на Иокасте базы Земли. Это рассматривалось как чисто политический жест, не подкрепленный никакими расчетами и очень дорогостоящий, поскольку требовалась подготовка персонала, обеспечение обслуживания и защиты.

– Те, кто придерживался подобного мнения, были правы. Правда, на нас потратили лишь малую толику средств, которые обещали вложить в проект…

– Это было сделано для того, чтобы сбылись самые дурные пророчества, – заметил он. – Впрочем, продолжу. Когда встал вопрос о том, кто займет пост управляющего станцией, было решено назначить на него должностное лицо, разделяющее обеспокоенность Центра.

– Значит, вы все это время шпионили за нами… за мной, работая на высокопоставленных чиновников Центра?

– Да, – после секундного колебания признался он. Нельзя сказать, что я была изумлена подобным открытием, но оно оставило в моей душе неприятный осадок.

– Вы сообщали им обо всем подряд или отвечали на конкретно поставленные вопросы?

– На Иокасте нет особо важной информации, которая могла бы заинтересовать отдел службы безопасности Центрального сектора. Я просто посылал регулярные отчеты о том, что происходит. Думаю, их передавали куда следует.

– Значит, они лежат в Центральном секторе и ждут своего часа, – сказала я. Эти отчеты должны были раз и навсегда доказать, что «Девять Миров» не способны самостоятельно работать и поэтому не могут быть полноправными членами Конфедерации.

– Но вы не делали ничего дурного, и в отчетах не содержалось компрометирующего материала.

Я была рада, что он так считает. Однако я знала, что все выглядит отнюдь не так хорошо, как это пытается представить Вич.

– Торговец Триллит каким-то образом пронюхал о моих полуофициальных сообщениях в Центр и начал требовать информацию в обмен на свое молчание. В противном случае он грозился донести на меня в службу безопасности станции…

– Он шантажировал вас?

– По существу, да. Сначала это серьезно не влияло на качество и частоту моих сообщений, но постепенно требования Триллита стали чрезмерными. Мое начальство и я решили положить этому конец, но тут нагрянули сэрасы, и связь прервалась. В новой ситуации я попал бы в очень неловкое положение, если бы Триллит рассказал вам, представив доказательства, о нашем с ним сговоре.

Невозмутимый вид Вича делал его признание похожим скорее на рабочий доклад. Я нервно потерла шею.

Вич, казалось, не чувствовал за собой особой вины. Я слышала, что каждый представитель бюрократического аппарата в Центре вел свою политическую игру. Это свидетельствовало о том, что они серьезно относились к своей работе.

– Я еще могу понять, что вы тайком посылали отчеты о положении дел на станции в Центральный сектор, – сказала я. – Но то, что вы имели дело с Триллитом, могло поставить под угрозу безопасность станции. Вам не следовало идти у него на поводу.

– Теперь, оглядываясь назад, могу сказать, что вы, возможно, и правы, – согласился он так, словно речь шла об упущенной возможности заказать какое-нибудь второстепенное оборудование.

Его реакция приводила меня в бешенство.

– Это касается безопасности всех нас. Как часто вы рылись в моем интерфейсе?

Его антенны выпрямились.

– Ни разу. Ведь вы наверняка заметите бы, что в вашу систему кто-то проникал. Вы прекрасно разбираетесь во всех тонкостях технических устройств. Во всяком случае, не хуже меня.

– Почему же вы сегодня изменили своим правилам? Неужели он рассчитывал на то, что я поймаю его за руку. Действительно, Вич вел себя очень неосторожно.

Он не сразу ответил. Вич сидел несколько секунд молча, сжав руки. Его антенны подергивались.

– Я приходил сюда сегодня рано утром. Связавшись с вашим жилым блоком, я узнал, что вы уже поднялись, и решил, что вы здесь.

Сегодня рано утром я разговаривала с Мердоком об убийстве Кевета.

– А почему вы не проверили индикатор коммуникатора?

– Он был отключен.

65
{"b":"18542","o":1}