ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну и прекрасно, – сказала Рэйчел довольно безразличным тоном.

– Прекрасно? И только? Да это настоящий прорыв в технологии Земли, величайшее достижение с тех пор, как мы начали использовать научные знания внеземных цивилизаций!

– Величайшее достижение… Забавно. В мое время величайшими достижениями называли то, что изобрело само человечество.

Я промолчала. Она была права, но я не могла согласиться с ней. Во всяком случае, сейчас.

– Не знаю, помните ли вы, но транспортное средство, которое Эн Серат самым бессовестным образом использовал для того, чтобы доставить сюда этот замечательный диск перехода, имело на своем борту пассажиров. Мы и не предполагали, что выступаем в роли пассажиров, мы считали, что мы – члены экипажа, исследователи, но это не имеет отношения к делу, не так ли?

Она замолчала, чтобы перевести дыхание.

Я воспользовалась паузой, чтобы вставить слово.

– В чем дело, Рэйчел? Вы чувствуете, что вас предали, но я не понимаю вас. Эн Серат, очевидно, пытается помочь «Девяти Мирам», хотя мы не знаем, по каким причинам. Или, может быть, помогая нам, он преследует какие-то свои цели, о которых мы ничего не знаем. В любом случае нам это выгодно.

– А тем, кто погиб на борту «Калипсо», это тоже выгодно? – парировала она. – Моим друзьям и коллегам, которые не дожили до сегодняшнего дня? Неужели вы думаете, что Эн Серат не знал о мине в точке перехода? Можете ли вы, положа руку на сердце, утверждать, что он действительно заботится о жизни и безопасности людей?

Я покачала головой. Я была почти уверена, что инвиди, по существу, нет никакого дела до нас.

– Нет? И я так считаю, – сказала Рэйчел, заметив мою реакцию. – Поэтому не надо ожидать от меня восторгов по поводу какого-то внеземного устройства, ради которого мы рисковали жизнью, а многие мои товарищи даже поплатились ею.

– Мне надо осмотреть находку, – сказала я после неловкой паузы.

У нас оставалось всего лишь несколько минут, уровень радиации вот-вот должен был достичь критической точки. Для дальнейшего исследования мне достаточно было сосканировать несколько последовательных изменений, происходящих в системе. Затем я извлекла «яйцо», которое покинуло «окно» без всякого сопротивления, и оно – «окно» – немедленно потемнело. Когда я оглянулась назад, то увидела лишь участок обожженной панели, такой же, как и все другие.

По дороге на станцию мы молчали.

Мы со вздохом облегчения сняли наши скафандры, и я, морщась от отвращения, опять надела свою грязную униформу поверх влажного от пота нижнего белья.

Рэйчел казалась подавленной, она с непроницаемым выражением лица молча возилась с застежками скафандра. Я старалась сосредоточиться на мыслях о нашей находке. Мы не были готовы увидеть того, кто появился перед нами, когда дверь шлюзовой камеры открылась.

Это был Эн Барик собственной персоной, одетый в скафандр, в складках которого мерцали отблески света. Его огромная фигура, казалось, заполнила собой весь небольшой тамбур перед шлюзовой камерой.

– Командир Хэлли!

Транслятор Барика был настроен на более громкое звучание, чем обычно, и мы с Рэйчел невольно вздрогнули, услышав его слова.

– Что-то случилось?

Мой голос звучал неуверенно и слабо, но я опустила вежливое обращение «Мастер».

– Да.

Его скафандр ходил ходуном, и я представила, как под ним шевелятся его щупальца.

– Хэлли? Вы здесь?.. – послышался голос Мердока, и через мгновение он появился на пороге тамбура. – Мне сказали, что вы… – Он был здоров и невредим и, по-видимому, находился в хорошем расположении духа. – Полковник Геноит сообщил, что вы отправились на поврежденный корабль. Нашли что-нибудь интересное?

Рэйчел фыркнула. Мердок в сопровождении Геноита вошел в тамбур. Хотя начальник службы безопасности говорил о моем бывшем муже спокойным тоном, чувствовалось, что между ними существует напряженность. В тамбуре было теперь так тесно, что мы едва могли двигаться.

– У вас есть то, что принадлежит ему, – громко заявил Барик.

Скорее всего имелось в виду небольшое устройство, которое он передал Квотермейну, – «яйцо», оттягивавшее мне сейчас карман брюк.

– Как вы узнали об этом?

– Оно само сообщает ему о своем присутствии. Где оно?

Возможно, Барик хочет сказать, что «яйцо» послало ему сигнал, когда я использовала его на «Калипсо». Я не подумала о такой возможности.

– Я оставила его на корабле.

– Вы лжете.

Мердок в замешательстве поглядывал то на меня, то на инвиди.

– Хэлли, какого… – начал было он, но я не дослушала его.

– Да, я солгала, – сказала я инвиди.

Я и не надеялась, что он поверит мне.

Барик приблизился ко мне вплотную, стоявшая рядом со мной Рэйчел отшатнулась.

– Отдайте нлитри.

Он сказал «нлитри», а не «диск перехода».

– Вы же сами не знаете, что это такое, не правда ли? Так или иначе, но я не отдам его вам.

Скафандр инвиди слегка колыхался.

– Вы должны отдать. Вы не понимаете всех последствий. Отдайте немедленно, иначе будет слишком поздно.

Его слова заставили меня задуматься на мгновение. Возможно, он действительно «видел» ужасающие последствия моих действий, которые могли еще более ухудшить и без того сложную ситуацию. Искушение сдаться и отдать инвиди его нлитри было велико, но тут я вспомнила слова Эна Барика о том, что личности сами прокладывают пути в соответствии со своей природой.

– Отдайте нлитри.

Мастер выпустил щупальце с удивительной быстротой, но Геноит был еще быстрее. Он бросился вперед, молниеносно схватил меня за руку и оттащил в сторону.

Барик замер на месте, не предпринимая больше никаких действий.

– Это не ее личная вещь, и она не может отдать вам то, о чем вы просите, – с вызовом сказала Рэйчел, скрестив руки на груди и вскинув подбородок. – Это принадлежит нам, поскольку находится на нашем корабле. И вы не имеете никакого права на нашу собственность.

Теоретически она была права. Но время теоретических дискуссий прошло.

– Вы не сможете сопротивляться. – Смоделированный голос Эна Барика звучал огорченно, но в нем не слышалось и тени страха. – Скоро здесь будут вооруженные силы Конфедерации. Он вызвал их.

Значит, все это время Барик стремился только к одному – заполучить диск перехода. Или скорее не дать нам завладеть им. Теперь, когда к нему поступил сигнал, он вызвал корабли Конфлота.

– Мои силы тоже ожидают приказа прибыть сюда, – сказал Геноит. Он повернулся ко мне, его пальцы все еще сжимали мое предплечье. – Дай мне диск, Хэлли. Я смогу уйти, прежде чем Конфлот появится здесь. Мы не должны допустить, чтобы он достался им.

– О да, конечно. И ты оставишь нас на произвол судьбы, один на один с сэрасами и силами Конфедерации. Вот в кого ты превратился за это время!

Я вырвала у него свою руку и отступила за спину Мердока. Я чувствовала, что меня одурачили. Ведь я думала, что мы с Геноитом на этот раз действуем на одной стороне.

– Мы действительно стремились к союзу с тобой и были готовы заплатить за это разумную цену. Но мы не можем рисковать, вступая в прямой конфликт с Конфедерацией. Пока не можем. – Теперь Геноит говорил холодным отчужденным тоном. – Немедленно отдай мне диск… или я сам возьму его.

– Ты не сможешь сделать этого, – сказала я, разъяренная его словами. – Он установлен на борту «Калипсо». И даже не пытайся достать его. Я установила в системе диска взрывное устройство.

Я старалась не смотреть на Рэйчел и надеялась, что ей хватит ума оставаться невозмутимой.

– Вы снова лжете. – В голосе Эна Барика слышалось беспокойство. – Вы бы никогда не подвергли риску станцию. Это не в вашем характере.

– Да, но мы все ведем себя сегодня не так, как обычно, не правда ли? Я считала, что инвиди – наши друзья. – Я чувствовала, что мой голос звучит очень сердито, но не стала усмирять свой гнев. – При взрыве «Калипсо» станция не будет разрушена. А легкие повреждения, которые она получит, мы как-нибудь устраним.

84
{"b":"18542","o":1}