ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нет ни сэрасов – их корабль-контейнер незаметно для наших датчиков покинул станцию и исчез где-то в районе пояса астероидов, – ни их имплантата. Я не знаю, почему рассеялись другие серые корабли, но мы радовались этому обстоятельству. Возможно, так они были запрограммированы. Корабли Конфлота преследовали их, но не догнали.

После исчезновения серых кораблей мне как будто чего-то стало не хватать. В душе росла пустота, существующая в уголках сознания, полных тягостных воспоминаний и образов – образов смерти, чудовищ и ловушек. У меня не было сил обращаться сейчас к этим воспоминаниям, и я сидела, тупо глядя в пространство и стараясь ни о чем не думать. Я знала, что комиссия с флагмана вернется через час и заседание продолжится, и понимала, что мне сейчас нельзя лечь и заснуть, потому что образы нахлынут на меня и разбередят душу. Я так устала, что мне требовалось сделать над собой усилие, чтобы поднять чашку.

Кофе был замечательным. Меня удивил его забытый горьковатый вкус. Я вспомнила Землю и родной дом, и эти воспоминания имели для меня больше реальности, чем сегодняшние переговоры. Я сделала глоток и закашлялась. Горячий кофе обжег горло.

– Хорош кофеек, а? – раздался рядом со мной голос Мердока.

Поставив свою чашку на столик, он плюхнулся в кресло, и оно заскрипело под ним.

Не произнеся больше ни слова, он устало потер подбородок и стал молча пить кофе. Сделав несколько глотков, с довольным видом крякнул и на мгновение застыл с чашкой в руках, уставившись, подобно мне самой, невидящим взглядом в пространство.

Так мы сидели минут десять, похожие на мумии, находящиеся в состоянии криостаза.

– Билл…

– М-м?..

Он медленно повернулся ко мне, ему, очевидно, было трудно сосредоточиться. Мердок выглядел ужасно – налитые кровью глаза, сухая кожа, обтягивавшая сильно проступавшие височные кости и скулы. Куртка расстегнута.

– Ремонт системы рециркуляции зоны Холма уже закончили?

– Да, сегодня утром. Макгир сказал, что послал вам отчет. – Он допил кофе и посмотрел на меня, держа чашку в руках. – Вы получили его? О Господи, Хэлли. Вы ужасно выглядите. Неужели вам так и не удалось поспать?

Я не могла сдержать усмешки.

– Что смешного я сказал?

Он был слишком утомлен, чтобы раздражаться.

– То же самое я подумала о вас.

Мердок откинулся на спинку кресла. Я решила изменить тему разговора, но не сразу нашлась.

– Мы выдвинули обвинение против Триллита? – спросила я.

Он задумался на мгновение.

– Да. Но он может позволить себе заплатить большой штраф. Я слышал, он сейчас ведет переговоры о получении лицензии на занятие туристическим бизнесом здесь, на станции.

– Он хочет заняться туризмом?

Со стороны мы, наверное, были похожи на пьяных.

– Да, теперь сюда будут приезжать, чтобы развлечься.

Мердок зевнул и, почесав затылок, взглянул на меня.

– Кстати, я вспомнила. Вич хочет остаться здесь.

– Что?..

– Я думаю, его поставили перед выбором – или вернуться, получить выговор и понижение в должности, или остаться на Иокасте. Он выбрал последнее.

– Ну что ж. Нам ведь нужен управляющий.

Сначала мысль о том, что придется и дальше работать с Вичем, показалась мне неприятной. Тогда я подумала: что за черт, он ведь прекрасно справляется со своими обязанностями, а в случае чего у нас есть на него управа.

– С вами все в порядке?

– Да.

Я вспомнила минуты, предшествовавшие гибели Геноита: я с болью сознавала, что мы потеряли диск, и в моей душе росло беспокойство при мысли о том, что мы попали в ловушку. Но после, проводя операцию в центре станции против кчина, я ощущала облегчение от того, что начала действовать. Не знаю, что нашло на меня, но подозреваю, что это был один из тех моментов в жизни, о которых потом вспоминаешь с изумлением и спрашиваешь себя: какой же надо было быть идиоткой, чтобы сделать такое?

Я еще до конца не поняла, как отношусь к смерти Геноита. До сих пор у меня не прошел шок, поскольку все произошло так внезапно. Конечно, я сожалею о его смерти. Но если говорить начистоту, к этому примешивается чувство облегчения. Облегчения от того, что Геноит меня больше никогда не обманет.

Мердок похлопал ладонью по столу, чтобы привлечь мое внимание.

– Вы уверены, что с вами все в порядке?

– У меня болят ушибы, – призналась я. – И одежда все еще пахнет отбросами, которые перерабатываются в системе рециркуляции. Наверное, надо завести новую.

Я пошла к люку обслуживания, чтобы налить себе еще чашечку кофе.

– Что вы теперь собираетесь делать? – спросил Мердок, полуобернувшись ко мне.

– Теперь?..

– Ну, после того, как вся эта шумиха утихнет.

Я снова села за стол, не зная, что ему ответить. Честно говоря, я не загадывала так далеко. Сейчас моя голова была занята переговорами.

– Думаю, найду себе работу по специальности.

Он удивленно взглянул на меня.

– Вы хотите сказать, что снова станете инженером? – Мердок обвел рукой зал. – А кто будет руководить всем этим?

О возвращении к своей профессии я сказала, не подумав, однако втайне я давно мечтала об этом.

– Я не политик, Билл. Если идея независимости восторжествует, людям нужен будет избранный глава станции. На эту роль подойдет тот, кто хорошо ладит и с Конфедерацией, и с другими политическими силами.

– То есть не вы?

– Нет, думаю, не я. Дэн Флорида был бы хорош на этом посту. А что вы будете делать?

Он пожал плечами.

– Я не собираюсь подавать в отставку, если это то, о чем вы спрашиваете. Приму любое назначение, которое последует от руководства.

– После пребывания здесь вы заслуживаете более спокойной работы.

Я хотела, чтобы он улыбнулся, но выражение его лица оставалось серьезным. Наклонившись вперед, Мердок положил ладони мне на колени. Ладони были очень большими и тяжелыми.

– Чем бы вы дальше ни занялись в жизни, берегите себя, ладно? – И он поцеловал меня.

Я была так изумлена, что ответила на поцелуй. Он был коротким и целомудренным. Так, наверное, целуются старомодные возлюбленные, чтобы просто подтвердить существование друг друга.

Мердок убрал руки с моих коленей и встал. У него был непринужденный вид, но он не совсем твердо держался на ногах.

– До свидания.

– Да, до встречи…

У меня было что сказать ему, но я решила не делать этого сейчас.

Генерал сообщил, что привез с собой нескольких гостей.

На этот раз со станцией состыковался очень вместительный шаттл, и когда мы – Мердок, Вич и я – вышли встречать прибывших, то поняли, почему они прибыли на таком большом корабле.

– Мы привезли Эна Барика, которого вы хорошо знаете, – сказал генерал. – А это – Эн Серат.

– Вызовите Гриффиса и Рэйчел, – шепнула я Сасаки, которая командовала группой эскорта.

Генерал, который настоял на том, что только трое его охранников должны быть вооружены – это, кстати, вызвало бурю негодования со стороны Мердока, – произнес речь. Конфедерация в его лице, заявил он, ознакомилась с нашим заявлением и обещала рассмотреть его на ближайшем заседании Совета Конфедерации. Члены Совета сняли также судебные обвинения со всех, включая офицерский состав Конфлота. Это великодушие было проявлено с учетом того, что мы сохранили станцию для Конфедерации.

В этот момент появились Рэйчел и Гриффис. Потрясенные, они не сводили глаз с инвиди, а Сасаки давала им краткие объяснения.

Оба инвиди тихо стояли в тесном помещении вестибюля. Они не были похожи друг на друга, несмотря на одинаковую одежду. Барик выглядел более подтянутым, он был высок и строен. Эн Серат, напротив, был толстым, и его костюм потерял свои яркие краски. Он, должно быть, ходил в нем второе столетие. Чувствовалось, что они в натянутых отношениях. Но, как противоположные полюса магнита, их тянуло друг к другу.

– Я хотела бы задать Эну Серату несколько вопросов, если он не возражает, – сказала я вежливо.

97
{"b":"18542","o":1}