ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Не плачь
Великий русский
Полночный соблазн
Сновидцы
День, когда я начала жить
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Как стать рыцарем. Драконы не умеют плавать
Земное притяжение
A
A

– Здравствуйте, Билл Макграт! – сказала она, присев на стул.

Очевидно, Уилл рассказал матери о своем новом знакомом.

– Билл, это Грейс. Помнишь, я рассказывала тебе, как она помогла мне, взяв к себе в хижину?

Мердок был в курсе, что Грейс потеряла свою прежнюю работу и переехала жить к бой-френду.

– Приятно познакомиться, Грейс! – улыбнулся Мердок.

И почему он мне так мило не улыбается? – подумала я про себя.

– Вы не из Сиднея, так ведь? – спросила Грейс и посмотрела в сторону «буфета».

Очевидно, Уилл перенял эту привычку от матери. Я понимала, что Грейс не прочь поболтать за чашкой чая, однако мне некогда угощать ее, иначе я опоздаю на работу.

– Я родился на северном побережье. А вы откуда?

– Переехала сюда еще ребенком. С запада.

Грейс посмотрела на пол, где лежал матрас, который нам одолжили знакомые Флоренс. Постель лежала на тех же кирпичах, где когда-то спала Грейс.

– А вы надолго? – снова последовал вопрос.

Мердок кивнул с невероятно серьезным видом, однако отвечал на все вопросы Грейс легко и непринужденно. Он вообще достаточно прост в общении, к тому же умный и добрый. Единственные существа, к которым он испытывает неприязнь, – инвиди и дипломаты Конфедерации.

– Некоторое время я жил за границей, теперь приехал повидаться с Марией.

– Не далеко ли вас занесло? Нижний Сидней – не самое приятное место для путешествий.

– Для меня это не имеет особого значения.

Грейс удивленно вскинула брови и многозначительно на меня посмотрела.

– Так вы давно знакомы?

– С тех пор как я приехала, около пяти месяцев, – вмешалась я в разговор и, собрав сумку, закинула ее на плечо.

Грейс продолжала делать вид, что не понимает, как я спешу.

– Что скажешь – с ней легко жить? – спросил он Грейс, шутливо подмигнув в мою сторону.

– Ну… всякое бывало. Так ведь, Мария?

– Не хочешь прогуляться со мной до Ассамблеи? – Наконец я решила поставить все точки над «i».

– Конечно. – Грейс встала с места. – Билл, а правда, что вы подрабатываете на школьном дворе?

– Правда.

Вчера мы с Мердоком проводили Уилла в школу и там разговорились с одним из педагогов. Пожилой учитель сокрушенно жаловался, что некому убирать груды мусора на школьной территории, отмывать изрисованные стены, чинить поломанные стулья и парты. Посочувствовав детям, Мердок решил помочь и предложил поработать несколько часов в день.

– Очень мило с вашей стороны, однако учителя и сами могли бы выполнить эту работу. По-моему, они просто лентяи. Многие просто ничего не хотят делать.

Я не стала спрашивать, почему же тогда она не предложила свою помощь.

– Ладно, пошли. Надеюсь, увидимся позже, Билл!

– Пока.

Мердок помахал нам вслед рукой.

Некоторое время мы молча шли по людной тропе.

– Классный парень! – восхищенно сказала Грейс. – И явно неравнодушен к тебе, насколько я заметила.

– Мы просто старые друзья, – резко ответила я, обходя кучи мусора. – Одно время вместе работали. Он поживет у меня, пока не найдет себе жилья.

– Что – не в твоем вкусе?

В отличие от Грейс мне совсем не хотелось разговаривать на подобную тему.

– Просто я заметила матрас в углу. Если бы у меня жил такой парень, я бы воспользовалась случаем и погрелась в жарких объятиях вместо того, чтобы глупо мерзнуть в одиночестве.

– Как поживает Левин?

– Ну-ну, решила сменить тему? Левин в порядке, если тебя это действительно интересует. Знаешь, я думаю, наши отношения долго не продлятся.

– Что ты имеешь в виду?

Слова Грейс не удивили меня, но признание из ее уст прозвучало весьма неожиданно.

– Это все из-за его денег и… – Грейс начала говорить, однако, видимо, передумала. – К тому же он в состоянии завести себе подружку и помоложе, хотя и говорит, что зрелые женщины крепче умеют держать язык за зубами. По его словам, в качестве спутницы жизни больше подхожу я, – невесело улыбнулась она.

Мы прошли по задним дворам, выходившим на Крик-роуд. На одном из участков стояло четыре, нет – уже пять заржавевших машин. Бельевая веревка была натянута на старый контейнер от какого-то агрегата.

– Что тебя держит рядом с ним? – задала я глупый вопрос.

Грейс посмотрела на меня так, будто только что мысленно задала себе тот же вопрос. Затем пожала плечами.

– У тебя ведь нет детей, поэтому вряд ли ты поймешь меня. Я не могу и не должна думать только о себе, понимаешь?

Мы вышли на Крик-роуд. Здание Ассамблеи находилось в конце улицы. Магазин на первом этаже еще только открывался. Хозяин подметал улицу перед входом. Увидев нас, мужчина лучезарно улыбнулся:

– Доброе утро, леди!

– Доброе утро, но вряд ли мы похожи на леди, – улыбнулась в ответ Грейс.

Они разговорились, а я в это время стала нащупывать ключи. На стенах здания за ночь появились новые граффити. И когда только эти дети угомонятся?!

Ночью я долго ворочалась с боку на бок, прислушиваясь к тяжелому, равномерному дыханию Мердока. Теперь, когда он появился, я поняла, насколько неудобно жить вместе. Грейс – совсем другое дело, к тому же она тоже женщина. Я подсчитала, что делить с Мердоком площадь в несколько квадратных метров мне предстоит по крайней мере еще дней десять, пока не прилетят инвиди. Я попала в достаточно неловкое положение, однако вовсе не потому, что не хотела делить с ним постель. Наоборот – чем больше я думала о таком повороте событий, тем больше мне нравилась эта идея. Наверное, Билл тоже хотел этого, если я не перепутала те едва заметные знаки, которые он мне посылал. Как ни странно, но проблема крылась именно в нашей взаимной симпатии друг к другу. Чем сильнее я желала Мердока, тем с большим трудом представляла нас в роли любовников. Во всем виноват Геноит!

Почти два года я была замужем за хдигом. Сначала все шло очень здорово, но мы разошлись, так как я не могла принять его экстремистские взгляды. Через некоторое время после свадьбы он вступил в организацию, которая называла себя Новым Советом Объединенных Миров. На протяжении семи лет после разрыва отношений я не видела своего мужа и постепенно реабилитировалась в глазах сообщества Земли и Конфедерации. Любой контакт с членом террористической организации сурово порицался. Возможно, я когда-то любила Геноита, но его крайне радикальные убеждения очень быстро положили конец нашему браку. Сначала я сильно переживала, однако со временем почти забыла о нем.

В самый разгар блокады Иокасты мой муж внезапно объявился на станции и заявил, что не считает наши супружеские узы разорванными. Геноит глубоко чтил обычаи своего народа. По законам и традициям его планеты понятия «официальный разрыв отношений» не существует, и даже смерть не в силах разлучить супругов. Когда-то давно я сказала ему, что не верю в такие вещи и что подобные утверждения по меньшей мере необоснованны. Однако мнение Геноита не поменялось. Он считал, что брачные клятвы имеют неограниченную силу и навеки объединяют супругов.

Геноит погиб в самом конце блокады станции. Известие об этом потрясло меня, однако он предал нас и воевал на стороне Нового Совета, так что я не долго оплакивала его кончину. Какое-то время я даже не задумывалась о произошедшем и вскоре начала работать над проектом по созданию «Калипсо-2». Как я полагала, мой бывший муж навсегда исчез из моей жизни. Однако вскоре начались совершенно необъяснимые «визиты». Каждый раз, когда я испытывала сексуальное возбуждение или просто думала о сексе, появлялся Геноит. Иногда он «приходил», даже когда после тяжелого рабочего дня я принимала расслабляющую ванну или просто нежилась в постели. В такие моменты все мои ощущения приобретали довольно странный оттенок. Я всем телом и душой ощущала, будто занимаюсь любовью с Геноитом. Мир куда-то пропадал, время останавливалось, и меня вращало в волнах безумной страсти и пыла. Он появлялся при малейшем возникновении сексуального желания, возникал где-то глубоко во мне, в моем теле. Как ни странно, поначалу я вовсе не переживала по поводу такого «раздвоения» личности и не ощущала дискомфорта. Эти метаморфозы меня даже отчасти забавляли. Я не понимала, почему это происходит и что ему нужно, однако противостоять таким «визитам» не могла. В эти минуты ситуация полностью выходила из-под контроля. Размышляя над внезапными «визитами» покойного супруга, я пришла к выводу, что каким-то образом в мозговой центр, отвечающий за сексуальное возбуждение, отправляется некий сигнал. Там он увеличивается в несколько раз и, принимая иную форму, возвращается обратно. Таким образом удивительный механизм подсознания посылает мне ощущение, будто я занимаюсь любовью с Геноитом. Казалось, во всем теле навсегда остался его след. Если честно, я даже не имела представления, каково заниматься любовью с другим мужчиной: мне попросту не дают возможности сделать это. Постепенно я стала бояться даже просто думать о сексуальных отношениях с кем-либо. Скорее всего Геноит всегда будет стоять на моем пути.

20
{"b":"18543","o":1}