ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С тех пор как прибыл Мердок, желание отдаться ему вспыхнуло с новой силой, однако каждый раз за спиной чувствовалось невидимое присутствие Геноита. Я понимала, что, если позволю нашим отношениям перерасти в нечто большее, если поддамся порыву страсти, скорее всего ничего не выйдет: мозг по-прежнему будет воспринимать эти занятия любовью как секс с бывшим мужем. Открыться Мердоку и рассказать о своей проблеме я не отважусь. Билл просто не поймет меня, к тому же он знает, каким мерзавцем оказался Геноит. Я тоже все прекрасно осознавала, однако все попытки выкинуть мужа из головы оканчивались нулевым результатом: мою волю подавили.

Да и что я скажу Мердоку? «Извини, но, когда мы вместе, я чувствую, как занимаюсь любовью не только с тобой, но и с кем-то еще»? Нет, уж лучше не мучиться и спать на разных кроватях.

– Мария! – прервала Грейс мои невеселые мысли.

– Извини, я просто задумалась.

– Я пойду домой. Приходите с Биллом к нам на ужин в субботу, хорошо? Как раз будет День Австралийской Армии.

Поблагодарив Грейс за приглашение, я попрощалась и наконец, перестав вертеть ключи в руках, направилась к входу. Мистер Дешиндар закончил уборку и теперь вешал у двери объявление. Мне было немного неприятно, что, зная все трудности работы в Ассамблее, Грейс даже не предложила свою помощь. В конце концов заклеивать конверты вовсе не так уж сложно…

Никогда раньше я не делила ни с кем жилую площадь и теперь впервые столкнулась с разными проблемами, неизменно возникающими, когда двое взрослых людей вынуждены делить столь ограниченное пространство. Тем более если они разного пола. Переодевались мы только по очереди. Иногда я на несколько минут выходила, иногда отворачивалась, однако это не решало проблему. Одному из нас приходилось вставать утром раньше, чтобы не толкаться по хижине вдвоем. Мердок делал все быстро, как истинный солдат, а я наоборот – медлила. Иногда моя привычка подолгу переодеваться раздражала Мердока.

– Слава Богу, что у тебя всего пара сменной одежды! – шутливо ворчал он.

Мы о многом успели переговорить: о предстоящем прибытии инвиди, об Иокасте, о будущем. Билл рассказывал о своем прошлом. Странно, оказывается, я практически ничего не знала о нем. А вот он знал обо мне почти все: это входило в его служебные обязанности. Жаль, раньше нам никак не удавалось побеседовать о том, как мы оба жили до прибытия на станцию.

– Перед тем как меня направили работать на Иокасту, я служил на Марсе, – рассказывал Мердок, лежа на матрасе в ночь после прибытия, – однако там не все заладилось. Они считали меня выскочкой с Земли, прилетевшим указывать, что им делать. Конечно, это совсем не так. Дело в том, что более коррупционных властей, нежели на Марсе, трудно представить. Именно по этой причине меня пригласили работать на должности начальника службы безопасности. Полагали, что я не буду вмешиваться куда не следует. А я оказался другим и в итоге был вынужден бороться с властями, а не с бандитами. Так что, можно сказать, мы не поладили, и я уехал. Да и девчонкам моим не нравилось, что я так далеко. Я имею в виду супругу и дочь…

– Да, я поняла. И долго ты жил на Марсе?

– Три земных года. Семья уехала раньше, не дождалась меня. Девочкам было трудно жить там, а я не смел настаивать. Дочери в то время исполнилось тринадцать лет. Мне тоже не нравилась тамошняя обстановка, и я уехал сразу, как только закончился мой контракт. Марсианские колонисты достаточно высокомерны и почти все считают себя на голову выше остальных людей.

– После этого ты сразу отправился на Землю?

– Да, но побыл с семьей совсем немного и почти сразу поступил на службу в Земной Флот.

Билл не видел дочь уже почти пять лет, с тех пор, как прибыл на Иокасту. Я знала об этом и почему-то чувствовала смутную вину. Мало того что из-за напряженного графика работы Мердок не мог навестить дочь, теперь я втянула его в опасную авантюру, и неизвестно, сможем ли мы вернуться когда-нибудь домой. Конечно, я несла вину за случившееся.

– А вдруг инвиди сами позовут нас? – спросил Билл, когда мы шли к Ассамблее. – Я имею в виду, зачем мучить себя и придумывать какие-то устройства связи? Можно просто подождать, пока они сами найдут нас.

– Это вряд ли возможно. Хотя бы потому, что у нас остается мало времени. Если предположить, что временной туннель, через который мы попали сюда, по-прежнему открыт, значит, на Иокасте время идет так же, как и здесь, – с нормальной скоростью. Остается ровно тридцать четыре дня, в течение которых решится вопрос о независимости станции. Инициатором заявления выступала я, поэтому мне просто необходимо вернуться к тому моменту, когда придет решение «сверху».

– Да, конечно. Ты права.

– Если честно, я даже не представляю, что произойдет, когда прилетят инвиди. А ты?

Мердок понимающе кивнул.

– Мы знаем только общую историю, а не детали. Известно, что инвиди прибыли на Землю и помогли людям спасти планету, однако как именно развивались события после появления в небе первого корабля, подробно нигде не описывается.

– Да уж, теперь к деталям можно присоединить и нас с тобой. Жаль только, что в исторических архивах не упомянуто, вернулись мы домой или нет, – пошутил Мердок.

– Иногда мне даже приходит в голову мысль: а почему, собственно говоря, инвиди должны помогать нам в возвращении?!

– Если ты помнишь, нас отправил сюда Эн Серат, так что он и несет за нас ответственность.

– А вдруг они предложат нам остаться здесь, мотивируя тем, что это наша родная планета?

– Ты что, заранее придумываешь им оправдание? Решил стать «адвокатом дьявола»?

Билл тоже остановился и укоризненно посмотрел. Не выдержав этого взгляда, я отвела глаза в сторону. Ну вот – снова обидела его своими словами. В конце концов не он виноват в том, что с нами произошло.

– А почему ты назвалась фамилией Вальдон?

– Так звали моего отца.

– Он ведь был писателем, да?

– Да. А почему ты взял фамилию Макграт?

Мы шли вдоль вереницы лачуг.

– Это фамилия моего брата. Когда он женился, взял фамилию жены.

– Ясно.

– Мы почти не общаемся. Он всегда считался в семье белой вороной. В некотором смысле родные отказались от брата и называли потерянным человеком.

– Почему? – изумилась я.

Подобные слова было странно слышать от Билла. В детстве я всегда мечтала о брате или сестре, однако мечта так и не сбылась. Наверное, потому, что я знала, каково быть одной на свете, идея разрыва отношений с родным человеком показалась мне ужасной.

– Долгая история. Кстати, он считает, что «слоняться по Вселенной» – пустая трата времени и сил. Сам-то он толком ничем серьезным не занимается, только картинки рисует.

– Я не знала, что у тебя есть среди родственников художник.

– Вообще-то все не совсем так… – Билл на минуту замолчал. – А у тебя, по-моему, среди предков известная Альварес? Ты уже нашла о ней какую-либо новую интересную информацию?

– Нет, она вовсе не родственница, а близкая подруга прабабушки. Альварес умерла пять лет назад.

– Да, я в курсе. Но ведь она знаменитость, значит, вокруг нее до сих пор ходит масса занимательных историй.

Мысль об Альварес вызвала у меня почти мучительные ассоциации. Я испытывала неприятное чувство, будто предала сама себя, однако Марлена действительно разочаровала меня. Теперь я понимала, что во многом излишне идеализировала ее.

– Знаешь, возможно, это покажется странным, но в XXI веке она вовсе не такая известная, как в наше время, – сказала я вслух.

– Движение «Земля-Юг» еще не набрало мощь, да?

– В некотором смысле да.

Как говорила Марлена, многие слишком беспокоились о сохранении своей жизни, чтобы заниматься политикой, а другие – слишком мудрые, чтобы ожидать от нее результатов.

– Отчасти мы сами придумали себе Альварес.

– Неужели ее не существовало на самом деле? Ну и дела!

21
{"b":"18543","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Древний. Расплата
Темный паладин. Рестарт
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Черная полоса везения
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Данбар