ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А как ты считаешь, зачем я вообще примчался на Землю?

Его рука нежно дотронулась до моей ладони, и я едва сдержала дрожь в теле.

– Наверное, чтобы арестовать меня.

– Нет, потому что не мог оставаться в неведении. Я должен был узнать, что с тобой случилось, – Мердок приблизился ко мне еще ближе, – я просто не мог смириться с мыслью, что уже никогда не смогу сделать это.

Билл наклонился и припал к моим губам. Я страстно ответила на его поцелуй, и от накала страсти тело задрожало, как в лихорадке. Мердок обнял меня еще крепче и застонал от восторга.

Внезапно раздался шум, и дверь настежь распахнулась. Мы неловко отодвинулись друг от друга и обернулись. Уилл стоял в дверях, виновато опустив взгляд. Казалось, в следующий момент он побежит обратно домой, однако мальчик спросил:

– Мария, можно остаться у тебя?

Я попыталась успокоить прерывающееся дыхание.

– А Грейс…

Уилл посмотрел в нашу сторону и снова принялся изучать пол.

– Она разрешила. Мать и Левин там… заняты. А еще она разрешила мне пойти с тобой на демонстрацию. Привет, Билл!

Конечно же, десятилетний ребенок вовсе не столь наивен. Очевидно, он застал мать и Левина не в самый подходящий момент и поэтому решил уйти из дома и побыть у меня. И вот – застает меня и Мердока в тот же самый неподходящий момент. Я не могла отказать ребенку в просьбе.

– Ну проходи, Уилл, – сказал хриплым голосом Билл. – Чего ты стоишь в дверях?

Я судорожно потерла руки, тело все еще покрывали мурашки от удовольствия. Черт возьми, как же все не вовремя!

Уилл, впрочем, как и Мердок, заснул почти сразу. У меня же вновь начались проблемы с дыханием. Сев на «кровати», я принялась судорожно хватать воздух. Завтра, нет – уже сегодня наконец-то прилетят инвиди. Яркий свет Луны освещал стены хижины, напоминая таинственные горизонты космического пространства, которые до сих пор во многом оставались для меня загадкой. Как-то раз один из моих знакомых образно сказал, что в руках инвиди находится главное содержание вселенской Книги Судеб. Сегодня человечество слегка приоткроет завесу своей новейшей истории.

Наше сознание ограничивается рядом моментов, которые позднее откладываются в памяти и становятся прошлым. Может, мы только тем и отличаемся от инвиди, что у них более высокая «частота» сознания и, следовательно, они знают события далеко наперед? Однако, несмотря на столь почти безграничные знания, они, как и остальные сущности, непрерывно развиваются и движутся вперед. Значит, понятие и само ощущение времени у них тоже есть.

История уже ушла далеко вперед, сказало мое рациональное сознание. Что бы ты ни делала сейчас, это уже произошло и осталось в прошлом.

Но мне вовсе не хотелось верить назойливому голосу. Неужели все в мире действительно так просто и прямолинейно? Безусловно, какая-то часть моей истории уже произошла, но это было в будущем, на Иокасте. Это была дезада. И в то же время, как ни странно, моя дезада находилась и в этой эпохе. Многое еще не свершилось в моей судьбе, если исходить из момента моего появления в XXI веке. Значит, можно что-то изменить и в этом времени? Конечно, ведь в данный момент я – составная часть прошлого. Да и не только здесь, на Земле, но и дома, на Иокасте, я могу изменить ход событий. «Четыре Мира» командуют всей Конфедерацией и держат в своих руках секрет перемещений в туннелях гиперпространства. А вдруг они захотят лишить остальных и той малой возможности изредка пользоваться гиперпространством? Тогда распадутся все заключенные союзы и потеряют силу принятые соглашения и договоры. Вдруг они решат поместить все остальные цивилизации в одну звездную систему и вообще запретить перемещение в космосе?

Нет уж, спасибо. В сердцах я ударила кулаком по простыне. Надо оставить все эти мрачные мысли. Наверное, инвиди все же немало удивятся, когда узнают, что в XXI веке есть люди, которым знакомы их космические технологии. Мало того, системам охраны придется опасаться и прямой физической опасности. Секрет переходов в гиперпространстве теперь близок к разгадке. Надеюсь, я получу обратно «Калипсо-2», тогда, возможно, удастся извлечь немало интересной информации. Большую часть своей жизни я, как и многие другие, использовала технологии и механизмы, которых не понимала и не имела возможности изучить. Когда наконец у меня появилась возможность исследовать переход во времени, оказалось, что это не совсем то, о чем нам рассказывали. И раз уж мне довелось совершить незапланированный полет в прошлое, я не собираюсь возвращаться с пустыми руками!

Глава 9

Во сне я преследовала какую-то смутную фигуру, шедшую впереди меня по улице незнакомого города, напоминавшего трущобы Нижнего Сиднея. Над головой, в желтоватом небе, завис корабль инвиди, которого никто не замечает, так как нижняя часть «тарелки» сливается с небом. Хотелось рассказать всем вокруг о пришельцах, но я не могла остановиться: тогда незнакомец впереди исчезнет из виду. В ушах раздается все тот же властный голос Геноита, повторяющий одну и ту же фразу: «И даже смерть не разлучит нас, и даже смерть не разлучит нас…»

Не знаю, что меня разбудило, но я проснулась, словно меня толкнули. В хижине стояла тишина, лишь под боком тихонько сопел Уилл и подальше, в углу, громко храпел Мердок. С крыши раздавался звук падающих капель, а ветер гонял по улице пустые пластиковые пакеты и железные банки.

Во сне мальчик перевернулся и ударил ногой прямо мне в живот. Я слегка отодвинулась и накрыла его покрывалом. Он вновь резко дернулся и раскинул руки по всей кровати. Мне не оставалось ничего другого, как отодвинуться на самый край и свернуться калачиком. Наручные часы Билла, которые тот положил на корзину, показывали два часа ночи. Нет, слишком рано для прибытия инвиди. Первое май только-только наступило.

Тихонько встав, я подошла к двери и слегка приоткрыла ее. Далекий гул Сиднея в темноте звучал еще более отчетливо. Дневной шум трущоб заглушал многие звуки. Где-то вдалеке низко над землей летали самолеты, по трассам ехали машины. Ночное небо, как всегда, неестественного коричневато-серого цвета, а на горизонте приобретает слегка желтоватый оттенок. Ни одна звезда не искрилась на этом грязноватом ночном полотне. Убогие хижины и шаткие лачуги лишь дополняли унылую картину мира XXI века. Запах открытых канализационных ям наполнял ночной воздух улицы, однако к нему примешивалось что-то еще. На одной из соседних улиц залаяла собака, охранявшая телегу сборщика металлолома, затем еще одна, и где-то вдалеке лай подхватила целая стая бродячих псов. Ночь прорезал лай нескольких десятков по неизвестной причине взволнованных животных. Я посмотрела вверх. Может, в отличие от людей собаки уже чувствуют приближение неведомых ранее человечеству существ?

Раздался чей-то сонный голос, велевший собакам заткнуться, потом доследовало несколько других окриков. Внезапно я поняла, что запах, который поначалу не удавалось определить, – дым. Ветер принес с собой запах гари, и с каждым порывом это чувствовалась все сильнее. В лицо ударило облако пыли и каких-то мелких крупинок. Горячий ветер дул с юго-запада. Едва я повернулась к Мердоку, чтобы разбудить его, кто-то на улице крикнул:

– Пожар!

– Вставай, Билл!

Мердок вскочил и в темноте стал машинально нащупывать брюки.

– Что случилось?

– Пожар, насколько сильный – не знаю.

– Черт, этого еще не хватало!

Билл мгновенно оделся и схватил две бутылки с водой.

– У тебя есть здесь ценности?

– Нет, все основное хранится в офисе Ассамблеи. – Я вытащила из-под кровати ингалятор и начала будить ребенка: – Уилл, вставай, дорогой! Просыпайся!

Шум на улице нарастал, звучали крики людей, так же, как и мы, спешивших укрыться от дыма. Толпа мчалась мимо хижины и направлялась в противоположную от огня сторону.

– Скорее, скорее! – торопил Мердок.

Передав мне бутылки с водой, он поднял на руки сонного ребенка. Выскочив на улицу, я едва не столкнулась с пробегавшей женщиной.

28
{"b":"18543","o":1}