ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В скором времени, – ответил де Люка.

Переводчик передал ответ нетерпеливому ребенку из соседней машины.

Время шло, однако мы не двигались с места. Я тоже начала испытывать нетерпение. Как же все-таки здорово, что у нас на станции существуют специальные звуковые трансляторы, которые автоматически переводят чужую речь. Не представляю, какой была бы жизнь, если бы мы пользовались услугами таких мрачных неприятных типов вроде тех, что стояли у машин.

Наконец вереница автомобилей двинулась в сторону запретной зоны, где стояли «тарелки». Старинные механизмы на колесах двигались гораздо медленнее, чем аэромобили; двигатели, работавшие на жидком топливе, остались в наследство от беспутного XX века. Мердок рассказывал, что наиболее сносными из устаревших машин были джипы. Считалось, что их гораздо легче чинить и содержать, однако даже в них невозможно было установить современные электронные устройства.

В лицо дул прохладный утренний ветер. Лето постепенно подходило к концу, и уже чувствовалось первое дуновение осени.

– Вон они! – дружно закричали дети.

Впереди действительно показались две высокие фигуры в защитных серебристых костюмах. Сердце забилось от радостного предвкушения. Сколько раз я говорила с инвиди? Смешной вопрос. Тогда почему же так волнуюсь? Надо расслабиться, ведь я – одна из двух человек на Земле, которые знают, как выглядят инвиди под защитными скафандрами.

Мы вышли из джипа и прошли вперед около двадцати метров. Я еще раз про себя посетовала на полное отсутствие у инвиди чувства дипломатии. Они даже не сделали попытку первыми поприветствовать своих гражданских посетителей. Проехать вперед несколько лишних метров и сухо кивнуть – максимум их доброжелательности. Один из них именно так и сделал, чем несказанно удивил меня и Мердока. В наше время они уже более равнодушны и неприступны. Полы защитных костюмов развевались от порывов ветра. Уилл схватил меня за руку, и я ласково прижала мальчика к себе. Посмотрев в его округлившиеся от радости глаза, я ободряюще подмигнула.

Инвиди заговорил, сиплый голос раздался из скрытого транслятора.

– Приветствуем вас. Присоединяйтесь к нам. Мы пообщаемся.

Поначалу я не поняла сказанное. Устройство передало слова на смеси испанского, английского, древнегерманского и земного стандарта XXII века. Постепенно смысл коротких фраз дошел до меня, однако в ушах еще некоторое время звучало неприятное эхо.

– Какой язык ты услышал? – тихо спросила я Мердока.

Он недоуменно моргнул.

– В общей сложности – английский.

Устройства перевода речи инвиди оказались слишком недоработанными и примитивными по сравнению с теми, что существовали в XXII веке. Неудивительно, ведь они всего лишь несколько дней назад впервые услышали человеческую речь и еще не успели выработать соответственную технику общения.

Один из маленьких детей сделал несколько шагов вперед. У маленькой белокурой девочки благоухал в руках букет живых цветов. Цветы были маленькие и хрупкие, но в ее руках казались большими. Один из мужчин взял малышку на руки, чтобы она смогла подарить букет инопланетным гостям, однако охранники отстранили его. Девочку поставили на землю, и она, поднявшись на цыпочках, протянула букет инвиди. Раздался звонкий голосок:

– Дети Земли приветствуют вас! Давайте станем друзьями!

Инвиди слишком медленно прореагировал на детскую реплику. Он слегка наклонил верхнюю конечность, похожую на серебряный шнур, дотронулся сначала до цветов, а затем и до руки девочки. Длинная конечность на миг повисла в воздухе и снова прижалась к телу. Девочка обернулась назад и в нерешительности посмотрела на взрослых, потом, по-детски задумавшись, взглянула на стоящего перед ней пришельца и перевела глаза на цветы в своих ручонках. Видимо, собравшись с силами, она вытянула вперед руку и аккуратно отдала букет пришельцу.

– Возьмите, пожалуйста. Это – подарок для вас.

Все молча стояли рядом и ждали, что же последует дальше. Серебряное щупальце аккуратно обхватило букет.

– Спасибо, – сказал инвиди.

Ребенок счастливо улыбнулся, и один из стоящих сзади репортеров громко зааплодировал. Люди облегченно вздохнули.

Смелость, искренность и доброта предков поразила меня до глубины души. Какое же мужество надо иметь, чтобы так смело взглянуть в глаза неизвестности и не дрогнуть. С какой гордостью и достоинством человечество восприняло факт, что во Вселенной существуют гораздо более развитые существа. Интересно, осознают ли инвиди, что значит для людей отпустить к ним на встречу своих детей? Оценят ли эту высшую степень доверия землян? Насколько известно, у инвиди не существует естественного процесса продолжения рода. Каждого представителя цивилизации создавали индивидуально с помощью генетических технологий.

Наверное, родители юных делегатов ЮНЕСКО безоговорочно верили словам официальных лиц о том, что инвиди абсолютно безопасны и не способны причинить вред. А может, им просто хорошо заплатили за это. Власти всегда прежде всего думали о собственном имидже и авторитете, а потому не исключено, что у родителей просто «купили» детей на пару часов экскурсии к загадочным пришельцам. Я размышляла о том, задумывалась ли мать этой девочки о том, что ждет ее чадо при встрече с инопланетянами?! Неужели она спокойно заплетала ей косички и не думала о сегодняшнем событии?! Отправить ребенка в неизвестность – либо величайшая храбрость, либо невероятное безрассудство.

Я повернулась к Мердоку. Он глядел по сторонам, оценивая степень охраны и общую ситуацию на взлетно-посадочной полосе. Казалось, он превратился в саму бдительность.

– Давайте пройдем внутрь, – предложил сотрудник обслуживающего персонала.

Инвиди плавно развернулся и направился к кораблю.

– Это Эн Серат, – прошептала я Биллу на ухо.

Толпа, оживленно делясь первыми впечатлениями, устремилась вслед за двумя серебристыми фигурами. Несколько репортеров шли впереди общей массы и снимали на камеру.

– Ты уверена? Они ведь все похожи друг на друга, – ответил он, пытаясь разглядеть идущих впереди пришельцев.

– Это точно его голос!

Судя по взгляду Билла, мой довод прозвучал недостаточно убедительно.

Здание представляло собой большой ангар. Внутри хранилось различное техническое оборудование. В середине полукругом стояли несколько десятков стульев для гостей вокруг небольшой плоской деревянной платформы. Зайдя в здание, люди бросились вперед занимать места на первых рядах. К великому разочарованию Уилла, мы успели сесть только во втором ряду. Репортеры предпочли расположиться с камерами вдоль стены. Первую в мире встречу гражданских лиц и пришельцев будут транслировать в прямом эфире через космический спутник. Однако эта встреча вовсе не означала, что подобные экскурсии в ближайшее время станут обычным делом. Пока ученые и военные до конца не изучат инопланетных гостей, доступ к ним простых смертных будет временно запрещен.

Один из главных лиц обслуживающего персонала, худощавый сутулый мужчина около пятидесяти лет, встал на импровизированную сцену рядом с инвиди. Он улыбнулся с притворной вежливостью и медленно начал:

– Посол инвиди произнесет короткую речь, после которой охотно ответит на ваши вопросы.

Мердок сел рядом со мной и принялся внимательно изучать пришельцев.

– Думаю, они могли бы найти в качестве земного представителя кого-то более увлеченного своей работой, – едко заметил он, посмотрев на ведущего.

– Тихо! – сердито прошептал Уилл.

После нескольких дежурных фраз сутулый мужчина покинул сцену, и его место занял один из инвиди. Второй пришелец сошел со сцены вместе с ведущим, предоставив своему товарищу отвечать на вопросы любопытных землян.

– Мы прибыли сюда из далекой звездной системы, – начал свою речь инвиди, которого я сочла Эн Сератом. – Для пересечения космического пространства мы используем технологии, которые в настоящий момент неизвестны вашей науке. Мы прибыли к вам с дружескими намерениями.

46
{"b":"18543","o":1}