ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не желая дальше продолжать телесную пытку, я резко встала.

– Наверное, надо немного отдохнуть от всех этих приключений. Завтра необходимо быть свежей и отдохнувшей и приняться за дела со светлой головой.

Мердок тоже встал, слегка задев ногой столик.

– Ты действительно хочешь спать?

Его рука скользнула по моему запястью. Я вмиг забыла невидимое присутствие Геноита, бросилась в объятия Билла и с пылом прижалась к его мощному телу. Наши губы слились в жарком поцелуе. Его горячий язык плавно и нежно опустился ниже, к подбородку, и медленно заскользил по шее. Однако нежности мне хотелось меньше всего. Нетерпеливо взяв его лицо в руки, я вновь исступленно припала к влажным губам.

Дежа-вю… Мы точно так же целовались тогда, в трущобах, в ночь перед прибытием инвиди, в ту самую ночь перед пожаром. Уилл ворвался в хижину, как маленький вихрь, и, увидев мальчика, мы смущенно отстранились. Удовольствие резко сменилось чувством неудовлетворенного желания.

Мердок почувствовал, как я напряглась, и, слегка разжав объятия, спросил:

– Что такое?

Словно ответ на вопрос раздался звонок в дверь.

– Черт побери! – выругался он и убрал руки с моей талии.

– Открыть дверь! – приказала я хриплым голосом.

На этот раз за дверью стоял Вич. Антенны слегка повисли, словно извиняясь за позднее вторжение. Он не сразу вошел, сначала немного постояв на пороге.

– Капитан Хэлли, извините, пожалуйста, за поздний визит! Шеф Мердок, я хотел уточнить, придете ли вы в 10:00 на собрание и предоставите ли документы вашего расследования.

– Вич, а почему вы не связались с шефом через переговорное устройство? – спросила я.

– Не хотел беспокоить вас. В том случае, если вы уже спите, – объяснил он Мердоку, предварительно кивнув мне.

Вряд ли он говорил правду. Вич мог узнать через интерфейс, включен ли монитор в моей комнате в режим сна или нет. Наверняка он что-то умалчивал, и, по всей видимости, на его языке так и вертелся какой-то вопрос. Признаки дискомфорта и беспокойства были налицо: антенны сворачивались в пружины и снова возвращались в исходное положение.

– Шеф, вам также необходимо правильно заполнить бланки, – заметил управляющий, поправляя на руке коммуникатор. – А еще предоставить предварительные данные расследования дела капитана Хэлли.

– Не успела я вернуться домой, как ты уже мечтаешь снова от меня избавиться, – пошутила я, будучи не совсем уверена, что Вич поймет человеческий юмор.

Он понимал шутки людей, только находясь в расслабленном состоянии. По явно обеспокоенному виду я поняла, что шутка прошла мимо.

– Наоборот, капитан. Я пытаюсь сделать так, чтобы у Конфедерации не возникло оснований арестовать вас дважды.

– А не может ли это подождать?.. – начал Билл, но, взглянув в мою сторону, замолчал.

– Как ты считаешь, может ли Конфлот нарушить наш временный нейтралитет и ворваться на станцию, чтобы силой забрать шаттл? – спросила я.

– У меня нет достоверной информации, чтобы прогнозировать такое развитие событий, – ответил Вич. – Однако я считаю, что сегодня произойдут некоторые изменения. Сообщение мистера Стоуна уже должно дойти до Эн Барика или кого-нибудь из его коллег инвиди…

– Подожди, – оборвал Мердок. – Какое еще сообщение?

– Мистер Стоун продолжил личную связь с Эн Бариком после того, как прежний наблюдатель покинул станцию, – пояснил Вич с таким видом, словно хотел добавить: «Неужели это новость для вас?»

– Давно это случилось? – спросила я.

Когда я покинула станцию, Эн Барик еще жил на Иокасте в качестве представителя Совета Конфедерации. До этого несколько лет он был наблюдателем.

– Примерно двадцать дней назад, – ответил Вич.

– Значит, семнадцать дней спустя моего отъезда, – задумчиво произнес Мердок.

– Почему Стоун посылает ему сообщения? – спросила я.

Вич сделал странное движение, похожее на пожатие плечами.

– Возможно, существует тайное соглашение между вашим земным министерством и Эн Бариком. А может, это личная просьба Эн Барика, и Стоун не смог отказать ему.

– Не вижу особой разницы. «Мститель» послал курьера с новостью о случившемся в Центр, так что Эн Барик так или иначе обо всем узнает.

Порой я задавалась вопросом, почему Эн Барик остался на станции после того, как мы получили временный нейтралитет. Тем более что на Иокасте царит довольно недружелюбное отношение к представителям «Четырех Миров» и вряд ли он чувствовал здесь полный комфорт. Жителям не нравилось превосходство инвиди и союзников, впрочем, как и сам факт того, что станция управляется Конфедерацией.

Если только он не ждал нашего возвращения из прошлого!.. Вероятно, наше возвращение было достаточно большим «узелком» на их безупречной ткани прошлого. Он знал о прибытии «Калипсо», о моем сооружении «Калипсо-2» и участии Серата в ловушке. Возможно, если бы Барик находился здесь, Серат бы не приехал.

Что же заставило экс-наблюдателя покинуть станцию в критический момент нашего возвращения? Может, в самой Конфедерации произошло нечто из ряда вон выходящее? Нечто, противоречащее планам Серата? Или, наоборот, наше возвращение на корабле не так опасно, как я предполагала?!

– А Стоун знает, что тебе известно о его переписке с Эн Бариком? – спросил у Вича Мердок.

– Думаю, да.

В глазах мелота появилось искреннее выражение невинного ребенка.

Люди запрограммированы на то, чтобы понимать многое из взгляда другого существа. К сожалению, мелоты передавали свою подсознательную информацию другими способами. Например, с помощью движения антенн и частей тела. Чтобы привыкнуть к подобным знакам, пришлось некоторое время хорошенько понаблюдать за ними. Я немного отвыкла от подобного общения, а потому не очень понимала, что же все-таки думает Вич о сложившейся ситуации и как действительно относится к Стоуну. Когда я попала на Землю, то бесконечная вереница лиц, мелькавшая передо мной за день, действовала угнетающе. Другие обитатели Вселенной всегда вносят свои особые черты и нюансы в общение. Существа другого цвета, вида, мышления разбавили однотонную бесцветную гамму человеческого мира. На самом деле только сейчас я поняла, как мне не хватало такого общения. Странно, но я даже отвыкла понимать те или иные движения и жесты инопланетян.

Вич выглядел более спокойным, нежели в момент обсуждения Стоуна. Он до сих пор даже не подал намека на то, чтобы мы тоже рассказали что-нибудь в ответ.

– Ты имеешь в виду, что не сказал ему? – сдаваясь, спросил Мердок. – Так же, как не сказал Хэлли, что читал ее личную корреспонденцию?

Я подумала, что Мердоку не следовало поднимать сейчас этот вопрос. Прошло уже некоторое время с тех пор, как в конце блокады сэрасов произошли некоторые неприятные события, связанные с кчинами.

Вич выглядел вполне спокойным.

– Я не обсуждал детали с мистером Стоуном, однако думал об этом. Он достаточно профессиональный и хороший администратор, он осведомлен о моих мерах.

– Тебе нравится работать с ним? – спросила я.

– Мистер Стоун показывает некоторое понимание сложных концептуальных вопросов организации жизни станции. Представители вашей расы обладают отличными организаторскими способностями. Это впечатляет.

– Это должно облегчать твою работу, – едко заметила я.

– Это снимает многие задачи. Такие, например, как перепроверку операций. И, возможно, смягчает интерактивный аспект моей работы.

– Уже поздно, – заметил Мердок.

Он протянул руку и обнял меня за талию. Этот открытый собственнический жест поразил меня почти так же, как и Вича. Антенны управляющего резко выпрямились.

– Давай продолжим разговор утром. Нам надо поспать хотя бы пару часов, – невозмутимо продолжил Мердок.

Вич взял в руку переговорные устройства и прижал их к груди.

– Да, это самый лучший подход. Спокойной ночи, командир, шеф!

– Спокойной ночи, Вич, – хором ответили мы.

Через несколько секунд входная дверь плавно закрылась.

62
{"b":"18543","o":1}