ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«О происшедшем» хотела сказать я. Слова оборвались, поскольку солдат схватил меня и волоком потащил из зала. Его рука, как железные тиски, схватила меня за локоть. Дверь закрылась. Лорна и Флорида остались в зале. Их протестующие голоса постепенно стихли: мы шли по коридору. Жаль Дэна: он столько сделал, чтобы привезти на станцию делегатов, а я испортила этот важный ужин!

Солдат взял меня за руку еще крепче. Очевидно, опасаясь, что я попытаюсь бежать. Рука безумно болела, как и запястье, которое чуть не сломала мне капитан. Но боль в данный момент ничего не значила. Я шла, как в тумане, как будто все это происходит не со мной.

Капитан шагала впереди, задыхаясь от быстрого шага словно бегемот. Мы следовали за ней. Сзади нас прикрывали еще двое солдат. В коридоре было темно, свет приобрел темно-синий оттенок. Люди, увидев бендарлов, разбегались в стороны. Я то и дело спотыкалась, но солдаты неумолимо тащили меня вперед.

Перед нами, возвышаясь над остальными, шел Эн Барик. Вскоре мы его обогнали.

– Подождите, – попросила я, пытаясь затормозить, когда мы поравнялись с инвиди.

Солдат, державший меня под руку, замедлил шаг.

– Эн Барик, послушайте меня, пожалуйста!

Реакции не последовало.

Капитан что-то проревела и обошла Эн Барика.

– Пожалуйста! – закричала я ему.

Бендарл толкнул меня, и я ударилась о стену почти перед самым носом у Барика.

– Ответьте хотя бы на мой вопрос! – попросила я, тяжело дыша.

Раньше Эн Барик всегда охотно отвечал на вопросы. Солдат еще крепче схватил меня за руку и вывернул ее назад. От боли перед глазами все замелькало.

– Какой вопрос? – глубоким голосом транслятора спросил инвиди.

Я с облегчением повисла на руках солдата. Бендарл слегка ослабил хватку и посмотрел на командира. Та недовольно махнула рукой.

– Давай, пошли быстро! – раздраженно сказала она и направилась вперед.

– Какой вопрос?

Странно… Барик, которого я знала, никогда не проявлял нетерпения.

– Этот корабль может создавать новые туннели в гиперпространстве? – спросила я, нимало не беспокоясь о том, что меня слышат солдаты.

Пусть хоть вся Конфедерация слышит!

– Вы поэтому не хотите, чтобы им завладел Серат?

Немедленный ответ:

– Работа нестабильна. Он запутывает все дороги. Его нельзя использовать.

Использовать «Провидца» опасно?

– Но он может создавать новые туннели в гиперпространстве?

– Не спрашивай.

– Но почему… – начала я, но в следующий момент солдат закрыл мне рот своей шершавой лапой.

– Молчи. Разговор окончен, – прорычал он.

– Да, – ответил Барик.

– Нет!

Рука солдата плотно зажимала мой рот, и я не могла ничего сказать. В маленький карикар зашел весь отряд, включая капитана и Эн Барика. Я чувствовала себя рыбой в бочке. Тонкий материал формы не спасал, и оружие вонзалось мне в спину. Рука и плечо горели в том месте, где их схватил солдат. От боли и неприятного запаха их дыхания начала кружиться голова. Но терять сознание нельзя, иначе меня потащат прямо за ноги.

Коридоры, коридоры… Где мы? Уровень третий? Каждый раз, когда я пыталась посмотреть по сторонам через прозрачные стены кабины карикара, очередной рывок валил меня с ног.

Сквозь мутную пелену помню лишь отрывки… Входной люк в стене… Плыву через какой-то серый туннель… Знакомый голубой цвет земных эмблем исчез… Кабина… Трое солдат, стоявших плотным кольцом, каждую минуту грозили раздавить меня. Они закрывали мне глаза, однако я все равно пыталась их открыть. Хотелось еще раз посмотреть на родные спирали Иокасты, прежде чем мы скроемся в огромном бескрайнем космосе.

Глава 28

Я чувствовала себя более или менее сносно до тех пор, пока они не стали срывать с меня одежду.

Молчала, даже когда произошла слишком грубая посадка, и, казалось, в следующий момент меня просто размажет по стене. Я не обращала внимания на оскорбления лейтенанта бендарлов и его попыток опросить меня в «комнате для интервью». Я помнила, что должна настаивать на том, что в данный момент являюсь гражданским лицом, и требовать законного следствия и адвоката. Они, конечно же, не слушали меня, но мне было немного лучше, когда я настаивала на своем. Это помогало успокоиться и убедить себя, что в скором времени кошмар кончится и все будет нормально.

Слагать с себя полномочия я на самом деле не планировала, слова как-то сами вылетели. Я чувствовала себя совершенно выбитой из колеи, как предмет, который поместили в кабину без гравитации. Я двадцать три года служила в Конфлоте, большую часть лет проработала в Техническом корпусе. Там всегда было мало бендарлов и почти не существовало военных распорядков. Наверное, если бы я служила в другом отделе Конфлота, то не продержалась бы так долго.

Что касается слов Эн Барика по поводу «Провидца», то я не знала, как следует их понимать. Возможно, он имел в виду системы корабля, которые представляли собой комбинацию технологий инвиди и торов. Вероятно, эта «жгучая смесь» была не до конца изучена и управляема. Вполне согласна с таким утверждением. Вряд ли органическим технологиям торов нравилось совместное функционирование с технологиями инвиди или даже соседство с какой-либо инородной системой.

А может, он просто хотел посеять у меня сомнения и помешать исследованию корабля? Но ведь я уже пилотировала «Провидец»!

Сколько усилий я потратила на диагностику систем этого корабля! Приборы только-только начали составлять приблизительную схему систем. Неужели бендарлы потащат к себе «Провидец» вместе со всеми моими приборами? Может, надо было рискнуть и связаться напрямую с его системами, но я боялась, что не выдержу и мозг просто отключится от перенапряжения. Однако сейчас я бы имела хоть какую-то информацию…

Действительно ли «Провидец» может открывать новые туннели в гиперпространстве? Если да, то во многом благодаря органическим технологиям торов. Тогда, наверное, можно объяснить разницу в координатах, которая произошла при нашем возвращении обратно в будущее. Мы вошли в туннель совсем не там, где предполагали, потому что попросту открыли новый. Это также означало, что теперь из 2023-го в 2122 год существует два туннеля и оба длиной в девяносто девять лет. Если моя теория по поводу выброса радиации 16 мая 2023 года правильна, то к следующему дню из двух туннелей остался только один. Однако, если «Калипсо» использовал оставшийся туннель в 2027 году, почему же его длина сократилась на пять лет? «Калипсо» должен был прибыть в 2126 году.

Лучше бы я никогда не знала, что такое «переход» в гиперпространство.

Когда сержант потребовал, чтобы я сняла одежду для детального осмотра тела, я пришла в бешенство и заорала, что требую нормального следствия, суда и квалифицированного медицинского работника. Однако подобная просьба лишь еще более усугубила мое положение. Двое бендарлов схватили меня, а сержант принялся меня тормошить. Для этих существ не имеет значения, с кем и как обращаться. Им дела не было до чужой боли. Когти больно ранили кожу, и я заплакала. Скорее от унижения, чем от боли. Обиден не примитивный и жестокий осмотр, а железные руки с когтями, сжимающие руки и ноги, как железные прутья.

После того как они закончили свое исследование, я встала с искаженным от отвращения и зла лицом и отошла в самый дальний угол комнаты, обхватив себя руками от холода. Тело покрылось гусиной кожей, коленки тряслись.

Страх и беспокойство за дальнейшую судьбу Мердока неприятным комком осели в желудке. Интересно, они его тоже арестовали?

В конце концов солдаты вытолкнули меня, все еще голую, в серые коридоры. Свет слишком яркий для человеческих глаз. Каждая тень черная как смоль и странно искажает кабели и кнопки на стенах и потолке. Круглые двери указывали на то, что коридор имеет множество ответвлений. Очевидно, корабль проектировали так, чтобы в случае нападения его можно было легко оборонять. Мы шли, вернее, я плелась. Бендарлы используют более сильное гравитационное поле, чем земляне. Я с трудом тащила свое тело. Самочувствие – хуже некуда.

82
{"b":"18543","o":1}