ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Владелец моего тела
Я верю в любовь
Последнее прости
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Мужчины на моей кушетке
Путь совершенства
Царство льда
Сияние первой любви
A
A

Люсьен бросил взгляд на друзей сэра Фредерика, помогавших неудачливому дуэлянту дойти до своей кареты.

— Сэр Дженсен будет иметь удовольствие выздоравливать в мое отсутствие, — усмехнулся он. — Это избавит его от лишних волнений.

— Он должен благодарить небо за то, что остался жив, — с отвращением ответил Джереми. — Мало кому так повезло в жизни, как ему сегодня. Посмотрите, Люсьен, кажется, он потерял сознание.

Герцог зло засмеялся и протянул Уинтерсу руку.

— Увидимся, Джереми!

После чего захлопнул дверцу кареты.

Герцог Камарей ехал уже несколько часов и только раз остановился перекусить у придорожной таверны. Постепенно небо заволокло черными тучами, загремел гром, и на упряжку лошадей, тащивших тяжелый экипаж, обрушился ливень. В течение нескольких минут дорогу так развезло, что карета еле двигалась.

Люсьен устало потянулся и, раздвинув занавески, с неудовольствием обвел взглядом унылые окрестности. Тут заднее колесо провалилось в глубокую рытвину, и экипаж так тряхнуло, что герцога отбросило к противоположной стенке.

— Черт побери! — сквозь зубы выругался Люсьен и открыл дверцу, чтобы сказать вознице пару не совсем приятных слов, но вдруг заметил неподалеку, в глубокой канаве, опрокинувшуюся карету. Выпряженные лошади стояли рядом. Два спешившихся верховых, видимо, сопровождавших злополучный экипаж, старались их успокоить. Возница почесывал плечо, а мужчина в ливрее пытался открыть дверцу. Доносившиеся оттуда стоны и истерические крики внезапно сменились рыданиями.

— Господи, Боже мой! — восклицал кто-то испуганно.

Герцог усмехнулся, услышав женский голос, и обернулся к своему вознице:

— Посмотрите, чем можно им помочь. Эй, Сэнди, Дэви, вы тоже!

Два конюха, державшие под уздцы лошадей герцога, бросились к опрокинувшейся карете. Люсьен неохотно выбрался из экипажа и, утопая в грязи, пошел туда же. Он, разумеется, предоставил бы все конюхам и вознице, но любопытство побуждало его узнать, кто ехал в этом экипаже. Судя по сильному акценту и тембру, доносившийся оттуда голос принадлежал молодой и, возможно, красивой итальянке. Подойдя ближе, Люсьен понял, что не ошибся. Грумам и его вознице удалось наконец освободить дверь, и теперь они помогали выйти из кареты очаровательной брюнетке в красной шляпке. Глаза Люсьена с удовольствием скользнули по округлым формам незнакомки, одетой в сильно декольтированное алое платье. Четыре нити крупного жемчуга обвивали стройную белоснежную шею. На прелестном личике молодой итальянки уже сияла лучезарная улыбка, а темно-карие глаза взирали на галантного избавителя с удивлением и даже отчасти с восхищением.

— Добрый день, — сказала она по-итальянски.

— День добрый, — ответил по-английски Люсьен. — Кажется, у вас возникли трудности, синьора. Не могу ли я чем-нибудь помочь?

— О, спасибо, синьор! Мы были бы вам так благодарны!

— Кто это — «мы»? — учтиво осведомился герцог.

— О, подождите секунду! — проворковала синьора и исчезла в темном провале лежавшей на боку кареты. Люсьен терпеливо наблюдал, как вместо молодой красотки из кареты вылез почтенного возраста джентльмен, весьма хорошо одетый. Скрывая разочарование, герцог оглядел его.

— Не попросите ли ваших людей поспешить и поставить экипаж на колеса? — недовольно пробормотал спутник итальянки, озираясь по сторонам. Увидев герб на двери кареты Люсьена, он внимательно посмотрел на герцога:

— По-моему, мы знакомы, не так ли?

— Сомневаюсь, — холодно возразил Люсьен, уже жалея, что остановился и велел своим людям помочь этому достаточно неприятному типу и его очаровательной спутнице.

— Позвольте, да вы же герцог Камарей! — радостно воскликнул брюзгливый джентльмен. — Мы встречались в Вене. Я — Джеймс Веррик, маркиз Рейнтон. Конечно, вы меня не узнали! Ведь все последние годы я прожил за границей.

Он обернулся к открытой дверце кареты и что-то сказал по-итальянски. Затем с благодарностью посмотрел на Люсьена.

— Мы ехали в Лондон, и наша карета опрокинулась. Это едва не стоило нам жизни. А прибыли из Франции, которую, как мне сейчас кажется, можно считать центром цивилизации. Я уже забыл, какие грубияны английские слуги!

— Извините, Джеймс, — раздался из глубины кареты голос прекрасной итальянки, — но я устала сидеть здесь и ждать, когда вы закончите беседовать.

— Извините, дорогая! — поспешно откликнулся лорд Рейнтон, явно опасавшийся женской истерики. — Не поможете ли нам, ваше сиятельство?

Люсьен кивнул:

— Конечно. Я не оставлю в беде вас и… и леди. — Он замолчал и вопросительно посмотрел на сэра Веррика.

— Леди Рейнтон, — пояснил тот, — моя жена. Однако в Италии она привыкла к титулу графини.

— Понимаю, — вздохнул Люсьен. — Я провожу вас до ближайшей гостиницы, где вы сможете нанять экипаж до Лондона. А затем нам придется разъехаться.

— Для начала было бы неплохо вылезти из этой проклятой канавы.

Лорд Рейнтон заглянул через открытую дверцу в экипаж. Люсьен с интересом наблюдал за ним. Джеймсу Веррику было, видимо, за сорок. Бесспорно красивый, он не отличался ни мужественностью черт, ни атлетическим сложением. Внимание привлекали его темно-синие глаза, опушенные длинными густыми ресницами.

— Лючиана! — окликнул он жену. Графиня выглянула и нерешительно посмотрела на мужа.

— Прыгайте! Я вас поймаю, — приободрил ее Джеймс.

— Разрешите мне! — сказал Люсьен. — Я буду безмерно счастлив услужить графине.

Лорд Рейнтон нахмурился, но все же кивнул:

— Хорошо, ваше сиятельство. Меня совсем выбил из колеи этот ужасный инцидент, не то я сам помог бы жене.

Герцог подошел к карете, поднял графиню на руки и вынес на дорогу, понимая, что лорду Рейнтону, который вслед за ним с трудом выкарабкался из канавы, такое оказалось бы не под силу. С графиней на руках Люсьен направился к своему экипажу. Дорога между тем превратилась в грязное месиво, и, когда герцог поскользнулся, графиня испуганно обхватила его шею. Люсьен почувствовал пряный аромат ее духов и про себя усмехнулся. Итальянка охотно позволила ему крепче прижать ее к себе.

— Спасибо, — пробормотала Лючиана, устроившись в экипаже герцога.

— Не стоит благодарности, — с легким поклоном ответил Люсьен.

— Боже! — вдруг воскликнула графиня, обращаясь к подошедшему сэру Веррику. — Там же осталась Мария, наша служанка! Мы должны взять ее с собой. Ведь она ни слова не знает по-английски!

Лорд Рейнтон беспомощно посмотрел на Люсьена, и тот знаком подозвал к себе Сэнди.

Спустя минуту оттуда, где лежала перевернутая карета, раздался пронзительный визг. Люсьен обернулся и разразился громким хохотом. Сэнди, перекинув Марию через плечо, тащил ее к экипажу. Служанка, не понимая, что происходит, отчаянно вопила, брыкалась и дергала грума за рыжие волосы. Не дойдя нескольких шагов до экипажа, Сэнди угодил ногой в рытвину и упал вместе со своей ношей, оказавшись погребенным под пышными телесами служанки.

Герцог, смеясь, подал руку испуганной женщине, поднял ее и перенес в карету, Мария же бормотала в адрес неудачливого грума французские слова, нелестный смысл которых не оставлял сомнений.

— Мария! Да замолчите же наконец! — крикнула ей графиня, давясь от смеха.

Сказав несколько слов вознице, Люсьен сел в карету и захлопнул за собой дверцу.

— У вашей кареты сломана ось, — сообщил он Рейнтонам, — поэтому ехать в ней дальше невозможно.

— Это даже к лучшему, — откликнулся сэр Веррик. — Признаться, я не слишком доверял этому вознице и его помощнику. Не поручусь, что они оба не связаны с какой-нибудь шайкой разбойников, задумавших ограбить нас на дороге.

— Боже правый! — простонала итальянка. — Этого нам только не хватало!

— Думаю, теперь вам нечего опасаться, — заверил ее герцог. — Мои люди хорошо обучены и знают, что делать в подобном случае.

— Какая неприветливая страна! — устало пробормотала Лючиана. — И зачем я согласилась на это путешествие, Джеймс!

12
{"b":"18544","o":1}