ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Потерпите немного, Лючиана! Убежден, Лондон вам понравится.

— Как я понимаю, графиня, вы первый раз в Англии? — осведомился герцог.

— О да! И надеюсь, в последний. Это не та страна, которая располагает к себе. То ли дело Италия! А здесь — о Боже! — И графиня воздела руки к небу, как бы моля Всевышнего о защите.

Люсьен засмеялся:

— Все англичане любят свою страну. А как вы знаете, влюбленный мужчина часто не замечает недостатков своей избранницы.

— Значит, вы признаете, что в Англии есть недостатки? — улыбнулась графиня. — Я предпочла бы мирно покачиваться на волнах в венецианской гондоле.

Она вздохнула, но тут карета подпрыгнула на ухабе, и Лючиану отбросило к дверце.

— Боже! — снова воскликнула итальянка. — Эти экипажи, кажется, предназначены для безумцев. Осмотрительный человек никогда в них не сядет!

— Полагаю, ваши владения не здесь, а где-нибудь подальше? — спросил лорд Рейнтон.

— Да. Я как раз собираюсь посмотреть не давно купленное имение, — ответил герцог. — Видимо, эти места вам знакомы? Вы когда-то жили поблизости?

— Я родился и вырос здесь, — сообщил сэр Веррик. — Мое имение Веррик-Хаус вон в той Долине. Правда, оно ничем не примечательно. Простой маленький дом в елизаветинском стиле. Кстати, я не видел его Бог знает сколько лет! Даже не представляю, на что он сейчас похож.

— Милый, — проговорила итальянка, — мы должны непременно там побывать. — Лючиана объяснила герцогу: — Видите ли, ваше сиятельство, я третья жена маркиза и еще не встречалась ни с кем из его родственников. Сколько у вас деток, милый? — снова обратилась она к мужу. — Двое, трое? Или еще больше?

— Если не ошибаюсь, трое, — равнодушно пожал плечами маркиз.

— Вы, верно, давно их не видели? — полюбопытствовал Люсьен, саркастически улыбнувшись.

— До сих пор маркиз был не слишком внимательным отцом, — уколола мужа графиня. — Но скоро ему придется исправиться. Теперь он уже не сбежит от своего ребенка, как от тех трех бедных деток.

При этих словах маркиз густо покраснел. Графиня же, довольная тем, что уязвила супруга, обратилась к герцогу:

— А вы, ваше сиятельство, женаты? У вас есть дети?

— Пока нет, графиня.

— Понимаю. Вам пришлось пережить сердечную драму, не так ли? О, это очень печально! Но у вас, наверное, было немало романов? Не сомневаюсь, при внешней холодности в душе вы Люцифер, падший ангел. А этот шрам на щеке — предостережение возможным обидчикам. Верно?

Маркиз заерзал на сиденье и смущенно взглянул на герцога:

— Пожалуйста, ваше сиятельство, не принимайте всерьез слова Лючианы. Она, как все итальянки, говорит не думая.

— Полагаю, маркиз, супруга доставляет вам немало хлопот, — рассмеялся Люсьен. — Что до меня, я давно привык к женской язвительности, поэтому не реагирую на слова графини.

После полудня ливень сменился моросящим дождем, но дорогу уже развезло, и упряжка лошадей устало тащила переваливающийся с боку на бок экипаж. Колеса то и дело застревали в рытвинах.

— Надеюсь, мы скоро приедем? — нервничала графиня. — Я больше не могу, меня сейчас укачает. — Она толкнула в бок служанку: — Проснитесь, Мария! Вы ужасно храпите!

Экипаж вдруг замедлил движение, а затем и вовсе остановился.

— Слава Богу! — воскликнула графиня, чуть подавшись вперед.

Герцог, нахмурившись, протянул руку, чтобы отдернуть занавески, но в то же мгновение дверца кареты открылась. Снаружи пахнуло сыростью и холодом.

— Что за че… — начал Люсьен, но его пре рвал голос:

— Не двигаться! Руки вверх!

Герцог потянулся было за пистолетом, но вторая дверца кареты тоже с шумом открылась, и громила огромного роста направил дула двух револьверов прямо в грудь Люсьену и сэру Веррику.

— Боже мой! — в ужасе закричала графиня, прячась за спину служанки.

— А, здесь женщины! — с удивлением воскликнул первый разбойник. — Если вы, джентльмены, на несколько минут выйдете из кареты, мы не задержим вас надолго. Избавить пассажиров от кошельков — минутное дело.

Герцог посмотрел на пистолеты, на перепуганную графиню и побагровевшего от ярости маркиза, пожал плечами и вылез из кареты. Бросив беглый взгляд на того, кто явно возглавлял разбойничью шайку, Люсьен заметил клетчатый шотландский плед, приколотый к его плечу.

— Так-так! — усмехнулся главарь. — Да это же это мой приятель со шрамом на щеке. Ведь мы встречались всего несколько дней назад на одном званом вечере! Поистине, сэр, вам везет!

Красавчик Чарли громко рассмеялся.

Возница и оба грума, стоя на обочине, со страхом наблюдали за происходящим. Их оружие валялось на земле под присмотром одного из разбойников.

— Окажите любезность, попросите вашего спутника выйти из кареты и присоединиться к нам, — обратился Чарли к герцогу, понимая, что терять времени не стоит.

Лорд Рейнтон вылез из экипажа и встал рядом с герцогом. Широкополая шляпа скрывала его лицо.

— Итак, какой взнос вы готовы уплатить сегодня? — насмешливо спросил Чарли Люсьена. — Несколько золотых гиней нам, право, не помешают. Впрочем, ни один состоятельный джентльмен не путешествует без туго набитого кошелька. Отдайте мне его, сэр!

Последние слова прозвучали как приказ. Люсьен опустил руку в карман и чуть задержал ее там. Это движение не ускользнуло от Чарли.

— Не делайте глупостей, сэр, — угрожающе предупредил он.

Люсьен стиснул зубы, вынул из кармана кошелек и бросил его разбойнику.

— А ваш друг? — спросил тот, поймав кошелек.

Маркиз с кислой миной вручил Чарли свой кошелек. Тот с легким поклоном сунул его в карман и заглянул в карету.

— Теперь, с вашего позволения, мы попросим дам поделиться драгоценностями с теми, кого не балует судьба.

Красавчик Чарли сделал знак Люсьену и сэру Веррику отойти на шаг. Уилл снова направил на них пистолеты.

Графиня усердно обмахивала веером потерявшую сознание Марию, но, увидев разбойника в маске, забыла про служанку.

— Боже! — в ужасе воскликнула она, машинально продолжая махать веером.

— Вы не англичанка, — с сожалением заметил Чарли, бросив взгляд на украшавшее шею Лючианы прекрасное ожерелье. — Поэтому оставьте этот жемчуг себе. С нас хватит ваших сережек. Поскольку ваша спутница, видимо, без чувств, мы не станем ее тревожить.

Разбойник насмешливо поклонился, принял серьги из дрожащих рук Лючианы и сказал по-итальянски:

— До свидания, синьора! Повернувшись к мужчинам, Красавчик Чарли оглядел с ног до головы герцога в промокшем насквозь плаще.

— Примите, пожалуйста, мои извинения. Жаль, что заставил вас стоять под дождем. Можете сесть в карету. Надеюсь, я не причинил вам обоим слишком много неприятностей. Хотя, конечно, весьма прискорбно, что вы предстанете в столь жалком виде перед вашими очаровательными спутницами. Однако это лучше, чем драться с нами и отправиться на тот свет.

Шрам на лице герцога побелел, но он спокойно проговорил:

— В сопровождении двух вооруженных громил вы держитесь очень храбро, приятель, однако хоте лось бы посмотреть, чего стоите вы сами. Говорите вы хорошо, но держу пари, что шпагой вы владеете куда хуже, щенок. — Помолчав, Люсьен вдруг рассмеялся и добавил: — Вы — свинья, недостойная облизывать даже сапоги уличного бродяги!

Глаза Чарли злобно сверкнули под маской. Не удержавшись, он поднял руку и ударил герцога наотмашь по лицу. Рейнтон замер от изумления. Люсьен же процедил сквозь зубы:

— Не слишком увесистый удар для известно го и, видимо, жестокого разбойника с большой дороги. Впрочем, чего еще можно ждать от наглого хвастуна?

— Садитесь в карету, — внезапно охрипшим голосом приказал Чарли, направив дрожащей рукой пистолет на Люсьена. — Или я продырявлю вам шкуру!

— С превеликим удовольствием. Теперь я спокоен.

Герцог расположился в карете рядом с маркизом и захлопнул дверцу. Чарли попятился к своему коню, намереваясь вскочить в седло, но, прежде чем он взялся за луку, Люсьен выхватил из кармана пистолет и выстрелил в разбойника, сидевшего верхом и все это время державшего на прицеле возницу и грумов. Тот вскрикнул от боли, и тотчас же прогремели три ответных выстрела. Пули изрешетили дверцу кареты, но не задели никого из пассажиров. Тем не менее молодая итальянка истошно завопила. Лошади разбойников помчались вперед, и через несколько секунд все трое исчезли за деревьями.

13
{"b":"18544","o":1}