ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Быстро вращается планета
Миф. Греческие мифы в пересказе
Эрхегорд. Старая дорога
Хочу быть с тобой
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Заговор обреченных
Под сенью кактуса в цвету
Изобретение науки. Новая история научной революции
A
A

Флетчер охотно согласился выпить чашку чая, не только желая провести время в обществе очаровательной молодой женщины, но и разрешить еще один мучивший его вопрос. Он отлично знал, что многие женщины принимают его с большим удовольствием, тогда как в глазах Мэри видел лишь непонятный страх.

Пока молодая хозяйка заваривала чай, Флетчер внимательно наблюдал за ней. Ее худые руки уже не дрожали, да и сама она казалась воплощением покоя. Да, эта девушка умеет владеть собой! Пряди ее каштановых волос, собранных в пучок на затылке, локонами ниспадали на плечи. Лицо светилось чистотой и одухотворенностью. Нос был усеян забавными веснушками. Но замечательнее всего были глаза: светлосерые, прозрачные, как горный хрусталь.

Они словно притягивали полковника, и, заметив интерес Флетчера к себе, Мэри удивленно посмотрела на него. Тот смутился:

— Простите за неучтивость, миледи, но в ваши необыкновенно прекрасные глаза хочется смотреть целую вечность!

Мэри вспыхнула, наполнила чашки и опустила длинные пушистые ресницы.

— Я рассердил вас, хотя, клянусь, не хотел этого! — воскликнул полковник. — Что ж, извините, мне пора. Был весьма рад познакомиться. Жаль только, что не видел других членов вашей семьи.

— Увы, мистер Флетчер, тетушка Маргарет редко выходит к гостям. У брата Ричарда сейчас урок, а моя старшая сестра Сабрина… — Тут Мэри осеклась, а затем неуверенно пробормотала: — Моя старшая сестра Сабрина… сегодня… она… нездорова.

— Очень жаль. — Полковник отметил замешательство девушки. — Надеюсь, она скоро поправится. Я буду сообщать вам насчет разбойника, но не стану беспокоить без необходимости. До свидания!..

Полковник поклонился и вышел. Мэри откинулась на подушки софы и долго не могла прийти в себя. Что-то в этом полковнике тревожило ее. Этот человек, видимо, всегда добивался цели, что и пугало Мэри более всего. Сабрина наверняка знала бы, как вести себя, будь она здесь. Мэри с интересом понаблюдала бы за их обменом колкостями…

Сабрина с трудом открыла глаза и зевнула. Потом попыталась потянуться, но боль в забинтованном плече помешала ей. Девушка, нахмурившись, перевела взгляд на сорочку, белоснежную и мягкую. Рукава болтались на ней, а подол, вероятно, закрывал пятки.

Сабрина спустила ноги. В камине горел огонь, согревая комнату мягким теплом. В окно барабанил дождь. После сна девушка заметно посвежела, хотя все еще чувствовала слабость. Приложив ладонь ко лбу, она поняла, что лихорадки у нее нет.

— Кажется, вы возвращаетесь к жизни, — услышала Сабрина глубокий низкий голос из дальнего угла комнаты.

Бросив туда быстрый взгляд, она увидела, что человек со шрамом поднялся с кресла и направился к ее кровати. Сердце у Сабрины неистово заколотилось. Герцог остановился возле девушки и внимательно посмотрел на нее. Она смущенно натянула на себя одеяло.

— Никто не посягал на вас, — усмехнулся герцог. — Пока вы лежали без сознания, я выполнял лишь обязанности врача.

Сабрина, испуганно глядя на него, разумеется, не думала о том, как соблазнительно выглядит в мужской сорочке, с распущенными волосами и округлившимися от страха фиалковыми глазами. Герцог между тем сел на стул возле Сабрины.

— Теперь, полагаю, самое время разрешить некоторые вопросы. Но для начала снова представлюсь: Люсьен Доминик, герцог Камарей. Вы могли это забыть.

— Нет, ваше сиятельство, я никогда не забуду этого имени.

— Вот и прекрасно. Мне остается узнать ваше, только — настоящее. Не утверждайте, что вас зовут Красавчик Чарли.

Сабрина отвела глаза, но ее лицо выражало упрямство. Герцог, приподняв подбородок девушки, пристально посмотрел ей в глаза. Сабрина выдержала его взгляд и горько усмехнулась:

— К чему все это, ваше сиятельство? Скоро здесь появятся солдаты, и меня вздернут на виселице.

— Разве я упоминал о солдатах?

Девушка отвела его пальцы от своего лица, однако герцог тут же взял ее руку.

— Такая изящная и столь кровожадная ручка! — Камарей рассмеялся. — Невероятно: маленькая девчонка держала в страхе всю округу! — Внезапно он напрягся и бросил на Сабрину пронзительный ледяной взгляд. — Кто вы? Откуда? А тот верзила — ваш муж?

— Конечно, нет! Надеюсь, ваши люди не убили его?

— Он сидит у меня в погребе, но, боюсь, долго будет страдать от головной боли.

Сабрина с облегчением вздохнула. Если бы с Уиллом случилась беда…

— Вы так и не ответили на мой вопрос, — заметил герцог. — Кто вы?

— Бедная деревенская девушка, которой приходится заботиться о себе самой.

— Ха! Я бы сказал — весьма богатая деревенская девушка. И кроме того, настолько умная, что долго дурачила всех.

Камарей подумал, что, вероятно, кажется этой незнакомке смешным, поскольку вызвал на дуэль женщину! Боже, как это отвратительно! Ведь она могла умереть! Девушка, видимо, ничуть не раскаивалась в том, что занималась разбоем. Герцог же, напротив, был весьма смущен и подозревал, что она это замечает. Теперь он понял, что перед ним отнюдь не обычный разбойник. Эта девушка, конечно, незаурядно умна и, судя по манерам, знатного происхождения. Может, внебрачная дочь какого-нибудь вельможи? Однако ей следует преподать хороший урок!

— Вы воровка, лгунья и… — Герцог, помолчав, так и не нашел нужных слов. Махнув рукой, он добавил: — …и вообще не знаю, кто еще!

— Я не воровка! — вспыхнула Сабрина. — Во всяком случае, не обычная, ибо никогда не беру больше того, что мне необходимо. Половину же отдаю бедным, которым не на что жить. Не смейте меня оскорблять!

Герцог насмешливо улыбнулся:

— А вы неплохая актриса. Но это не смягчит приговора. Веревка сдавит горло, вы начнете задыхаться, кровь бросится в голову, лицо побагровеет, потом посинеет, кожа покроется пятнами. Признаться, не слишком приятная перспектива для такой очаровательной женщины!

Пальцы герцога обхватили нежную шейку девушки и чуть сдавили ее. У Сабрины перехватило дыхание, в глазах потемнело, комната поплыла, а в ушах зашумело. Теряя сознание, девушка попыталась разжать пальцы герцога. Он сразу отпустил ее. Пелена рассеялась, шум в ушах утих, а комната перестала вращаться.

— Не очень приятно, верно? — На губах Люсьена заиграла жестокая усмешка. — Нет, Красавчик Чарли, я не верю, что вы испугались, ибо привыкли смотреть в глаза смерти. Страх вам неведом. Впрочем, поживем — увидим.

Сабрина, сдерживая дрожь, взглянула на своего мучителя:

— Вам не удастся поставить меня на колени. Неужели вы думаете, что сможете диктовать свои условия? Ошибаетесь, ваше сиятельство! — Сабрина надменно вскинула голову. Глаза ее загорелись ненавистью. — Не хотите же вы, чтобы ваши друзья узнали, как герцог Камарей вызвал на дуэль слабую женщину и едва не убил ее? Полагаете, они обрадуются, обнаружив, что знаменитый разбойник, кровожадный Красавчик Чарли, так долго наводивший на них ужас, — всего лишь молоденькая девчонка? Вряд ли они поблагодарят ваше сиятельство за подобное открытие. Смогут ли тогда эти люди появляться в светских салонах с гордо поднятой головой и надменным взглядом? — Сабрина рассмеялась, почувствовав себя хозяйкой положения, и нанесла обескураженному герцогу очередной удар: — Вы растерянны, ибо на карту поставлены ваше самолюбие, честь джентльмена и имя. Так передадите ли вы властям разбойника Чарли?

Камарей нахмурился:

— Звучит весьма убедительно, но с чего вы взяли, будто я намерен передать властям известного разбойника? Дело можно представить иначе — так, словно ко мне в дом забрались два мелких воришки.

Тогда ваш дружок, за которым, несомненно, водятся серьезные грешки, угодит на виселицу, а вы — в тюрьму. Или посадят вас обоих, а по окончании срока вышлют из страны, что тоже не очень заманчиво. Подумайте серьезно о сложившейся ситуации и постарайтесь правильно оценить ее. Тогда мы с вами все обсудим.

С этими словами герцог вышел из комнаты. Сабрина, охваченная яростью, проводила его глазами, зарылась в подушки и дала волю слезам. Что ей делать? В прошлом она находила выход из любого положения. Но никогда еще ей не встречался такой человек, как герцог Камарей, — жестокий, изощренный и, безусловно, умный. И вот теперь она в его власти.

19
{"b":"18544","o":1}