ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэри вздохнула:

— На все у тебя есть ответ, Рина. Что бы мы без тебя делали?

— Вели бы спокойную и праведную жизнь, дорогая.

— После всего пережитого она показалась бы мне очень пресной…

Глава 7

Дело сделано — быть беде.

Джон Хэйвуд

Громоздкий, неуклюжий экипаж вез семью Веррик в Лондон по пыльным, грязным, забитым телегами и повозками дорогам. Они то взбирались вверх к старым селениям, то спускались к новым живописным поселкам, раскинувшимся по берегам рек. Указатели и дорожные столбы попадались редко. Путешественники миновали безымянные селения, возникшие лет сто назад. Их жители мало чем отличались от своих предков, чтивших ее величество королеву Елизавету I.

Ричард нервничал и волновался. Тетушка Маргарет вышивала. Служанка Хоббс дремала, забившись в угол кареты. Мэри задумчиво и печально смотрела в окно.

— Тебя что-то беспокоит, Мэри? — спросила Сабрина.

Мэри смутилась:

— Вовсе нет. Я просто не знаю, что нас ждет в Лондоне и удастся ли достать для Ричарда хорошие очки.

Это прозвучало неубедительно, и Мэри поняла, что сестра ей не поверила.

Сабрина, украдкой понаблюдав за Мэри, повернулась к окошку. Экипаж подъехал к перекрестку, где, как водилось в Англии, стояла виселица с казненными разбойниками — в знак назидания и предостережения тем, кто занимался таким же промыслом.

Сабрина поспешно отвернулась, ибо страх, что она попадет в руки правосудия, все еще преследовал ее наяву и во сне…

Виселица проплыла совсем рядом, и Ричард, увидев ее, сжал руку Сабрины. Та ободряюще улыбнулась брату. Когда экипаж свернул на широкую липовую аллею, Сабрина и Ричард с облегчением вздохнули.

Среди дня семейство пообедало в одной из придорожных гостиниц, где был заказан отдельный кабинет, отгороженный от шумного и душного общего зала. Трапеза состояла из свежих устриц, жареной утки, овощей, фруктов и пирогов с ягодами, сыром и яблоками, поданных на десерт. Затем все разошлись по комнатам верхнего этажа. Усталость ли одолела их или так подействовал сытный обед, но путешественники проспали три часа непробудным сном, а после, освежившись отменнейшим чаем, пустились в путь.

К вечеру экипаж уже катил по предместьям Лондона. Смеркалось здесь раньше из-за окутавшего город серого, непроницаемого тумана. Миновав возделанные поля и пригородные деревушки, они поехали вдоль Темзы — водной артерии Лондона. У берегов этой реки швартовались корабли под флагами всех стран мира, груженные самыми разнообразными товарами.

Узкие, извилистые, мощенные булыжником улицы Лондона напоминали лабиринт и были тесны для транспорта. Кареты, телеги, запряженные волами, почтовые дилижансы, всадники и пешеходы ожесточенно прокладывали себе путь. Громоздкий экипаж Верриков медленно тащился по запруженной дороге, но наконец, свернув с берега и миновав деловую часть города, выехал на более широкие улицы.

Лондонский особняк маркиза Рейнтона стоял на тихой живописной площади неподалеку от Гайд-парка. Кирпичный фронтон двухэтажного особняка с подъемными окнами и высокой крышей украшали широкие железные пластины, тянувшиеся вдоль карнизов и опоясывающие массивные дымовые трубы.

Сабрина коснулась плеча крепко спящего брата:

— Ричард, проснись! Приехали!

Мэри помогала Хоббс собирать с пола кареты рассыпавшиеся швейные принадлежности тетушки Маргарет. Сабрина послала одного из грумов оповестить домашнюю прислугу об их приезде.

Пока семейство шло к парадному входу, на ступеньках появился мажордом в синей ливрее и с явным неодобрением оглядел нежданных гостей.

Представившись и представив своих спутников, Сабрина прошла мимо застывшего мажордома.

— Я смертельно устала, — простонала тетушка Маргарет, почти падая на руки Хоббс, всегда готовой ее поддержать.

— Проводите леди Маргарет в ее комнату, — приказала Сабрина мажордому, направляясь в гостиную. — Распорядитесь, чтобы ей подали чай и приготовили ванну.

Улыбка девушки расположила к ней мажордома.

— Все будет исполнено, миледи, — сказал он. — Для всех вас немедленно приготовят комнаты. Всегда к вашим услугам, миледи.

— Спасибо. Как вас зовут?

— Купер.

— Прекрасно, Купер. Мы должны освежиться и отдохнуть.

— Не согласитесь ли вы, — смутился мажордом, — остановиться в одной спальне с леди

Мэри? Видите ли, у нас тесновато, ибо вернулись маркиз и графиня.

Сабрина похолодела. Заметив, что девушка изменилась в лице, Купер участливо спросил:

Вам дурно, миледи? Может, нужна нюха тельная соль?

— Нет, благодарю вас. Я хорошо себя чувствую. Однако меня удивило ваше сообщение о маркизе.

— Маркиз и графиня сейчас путешествуют по стране, навещают своих друзей. На днях они собираются в Веррик-Хаус, повидаться с семьей, а в Лондон вернутся в субботу, так что вы их увидите.

— Они сейчас в Веррик-Хаус?! — воскликнула Сабрина. — Боже мой!

Войдя в гостиную, Мэри сокрушенно сказала:

— Ричард слишком устал и не будет пить чай. Я уложила его в одной из гардеробных… — Она умолкла, взглянув на сестру. — Что случилось?

— Маркиз был здесь, а сейчас направляется в Веррик-Хаус, а может, уже там!

Мэри рухнула на софу. Руки ее дрожали. Послав Купера за чаем, Сабрина спросила сестру:

— Ты это предвидела?

— Да, — прошептала Мэри. — Я знала: случится что-то необычное. Незадолго до отъезда я сидела у себя в комнате и на минуту закрыла глаза. И тут передо мной возникло лицо, очень похожее на твое с такими же чертами и фиалковыми глазами. Но это была не ты. Сейчас я понимаю, что видела маркиза, и жалею, что не сказала тебе об этом.

— Черт бы побрал его фиалковые глаза! Что же теперь нам делать? И как он посмел отправиться в наш дом после стольких лет! Не могу без отвращения думать, что сейчас он и его графиня в доме, который именно мы превратили в семейный очаг!

Поставив на стол серебряный поднос с чаем, мажордом с поклоном удалился. Мэри наполнила чашки.

— Сейчас уже поздно негодовать, — сказала Сабрина, отхлебнув чай и немного успокоившись. — Мы не в силах ничего изменить. Надо поскорее получить Ричарду очки и убраться отсюда. Я не хочу встречаться с этим человеком. У нас еще есть немного времени, и было бы разумнее поискать другое пристанище. Вернуться домой, где сейчас маркиз, нельзя. У нас остались четверг и пятница. Как по-твоему, мы успеем управиться?

— Боюсь, что нет.

— Что ж, так или иначе, нам надо выспаться и набраться сил, ибо впереди два трудных дня. Надеюсь, с Ричардом все обойдется. Это важно для него и для всех нас.

Горничные помогли им раздеться и приготовиться ко сну. Кровати подогревались снизу медными тазами с горячей водой. В камине тлел огонь. Сабрина улеглась и устало потянулась:

Всем этим медным тазам и грязному углю я предпочла бы хороший камин с сухими дровами.

Мэри улыбнулась:

Ты все-таки провинциалка, Рина. Тебе по давай камин с ароматными яблоневыми дровами, мохнатую собаку, мед с собственной пасеки и пирог с голубиными яйцами.

— Зачем мне голубиные яйца? Куда лучше лобстеры с шампанским или сдобная ватрушка с миндалем. А еще я хотела бы ходить в шелках и кружевах, умащиваться дорогими благовониями и носить бриллиантовые диадемы. И кроме того…

— …и кроме того, ездить в золоченой карете по Беркли-сквер, носить напудренный парик и черную бархатную юбку на случай встречи с королем, — подхватила Мэри.

Сабрина рассмеялась, и ее напряжение тут же исчезло. Уже в полудреме она пробормотала:

— Спасибо, Мэри… — и сразу забылась сном.

Рано утром Сабрина и Ричард поехали к врачу, мистеру Смитсону. После завтрака на мальчика, который очень нервничал, надели серый костюмчик с золотыми пуговицами, жилет с серебряным шитьем, белоснежную сорочку и такие же носки. Теперь он выглядел настоящим джентльменом.

Они сели в экипаж. Возница маркиза показывал дорогу. В эти ранние часы воздух был еще свеж и чист, а улицы не так запружены. На маленьких магазинчиках и мастерских пестрели вывески. Книгопродавцы, кузнецы, торговцы чаем и мануфактурой старались выдержать конкуренцию с парфюмерами, изготовителями париков, галантерейщиками и гробовщиками.

26
{"b":"18544","o":1}