ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Значит, вы хотите выгодно нас продать, — усмехнулась Сабрина. — Мы с Мэри должны найти мужей побогаче, не так ли? Боюсь, придется разочаровать вас: на меня не рассчитывайте.

Здесь решаю я, дорогая, а вам остается лишь благодарить меня за готовность помочь вам составить приличную партию. Что ждет вас в деревне? Грубое общество, бешеные скачки по окрестностям, рыбная ловля, а по вечерам — бокал вина у камина. Право, соблазнительная перспектива! Да я и сам вижу, что все это не очень-то вас прельщает, — удовлетворенно рассмеялся маркиз, будто сказал нечто чрезвычайно умное. — Так что, дорогие, предоставьте устройство вашей семейной жизни своему папеньке, и тогда все у нас пойдет прекрасно, клянусь! — Поднявшись, он взял трость и перчатки. — Глядя на ваши туалеты, я понял: на балы вам выезжать не в чем. Поэтому мы с графиней заказали для вас модные платья. Завтра отправляемся на маскарад, так что с утра надо успеть на примерку. К вечеру все должно быть готово. Только без фокусов, дорогие мои! Роль злодея совсем не по мне, но боюсь, как бы не пришлось играть ее! Когда маркиз вышел, Мэри спросила:

— Налить тебе еще чаю?

— Нет, лучше уж выпить бренди.

— Сабрина, что нас ждет?

— Не знаю. Но нам придется играть с ним в эту игру. Ничего другого пока не остается. Однако сомневаюсь, что у него надолго хватит терпения! Будем надеяться, что нам на голову не свалятся другие беды.

Глава8

Глава о неприятных происшествиях.

Филип Дормер Стэнхоуп, граф Честерфильд

Герцог Камарей обернулся, услышав скрип двери, и увидел на пороге свою невесту. Леди Бланш Деланд вошла в комнату, ведя на поводке двух тявкающих и виляющих хвостами собачонок. Люсьен посмотрел на Бланш, равнодушно отметив, что щеки ее разрумянились, волосы разметал ветер, а светло-голубые глаза блестят.

— О, Люсьен! — радостно воскликнула Бланш. — Вот уж не ждала вас

— Ничего удивительного. Все мужчины время от времени посещают своих невест. — В голосе Люсьена звучала скука. — Я на несколько дней уезжал из города, а теперь решил зайти и узнать, чем вы занимались в мое отсутствие.

— Боже, разве я должна была чем-то заниматься?

Она бросила шарф, перчатки и сумочку на стул, сняла широкополую шляпу и пригладила волосы. Люсьен с любопытством смотрел на нес. Бланш, всегда суетливая и возбужденная, чем-то напоминала своих собачонок, вьющихся возле нес. Проведя несколько минут в ее обществе, герцог начинал скучать, ибо интересы Бланш ограничивались последними модами и скандальными сплетнями. Впрочем, это глупое существо отличалось полной беззлобностью, поэтому равнодушный к невесте Люсьен не питал к ней неприязни.

— И что же вы сегодня приобрели? — шутливо поинтересовался герцог.

— Что я купила?

— Ну да. Ведь вы, разумеется, посещали лавки.

— О да! Конечно! — От смущения щеки Бланш покрылись красными пятнами. — Я купила кое-какие туалеты.

— Иными словами, ваше приданое готово. Ведь на следующей неделе мы обвенчаемся.

Бланш опустилась на диван и взяла на колени одну из собак.

— Да, приданое готово. Помнится, вы любезно предложили мне отнести все расходы на ваш счет. — Она бросила на жениха лукавый взгляд: — Примеряя все это, я казалась себе слишком экстравагантной. Люсьен пожал плечами:

— Собираясь стать герцогиней, вы должны одеваться подобающим образом.

— Что значит «собираясь стать герцогиней»? Я не только собираюсь, по непременно выйду за нас замуж, Люсьен.

— Не сомневаюсь, Бланш.

— Вот и прекрасно. Но помните: я ни в коем случае не откажусь от развлечений и не стану жить затворницей в каком-нибудь вашем имении. По-моему, замужней даме больше пристало развлекаться, нежели девице.

— И вы решили осуществить это в полной мере? — усмехнулся Люсьен.

— Конечно. Как, впрочем, и вы.

— Значит, у нас не возникнет недоразумений, как бы мы себя ни вели? Ни ревности, ни уязвленного самолюбия?

— Совершенно верно. А теперь скажите: когда я получу фамильные драгоценности?

— Всему свое время. Они хранятся у вдовствующей герцогини, которая вручит их только моей законной супруге. Так что вы получите их в день нашей свадьбы.

— Вот как, — разочарованно протянула Бланш. — А я-то надеялась надеть их завтра вечером к новому платью и уже сказала об этом Летти.

Пожалуйста, Люсьен, уговорите вдовствующую герцогиню, умоляю вас!

— Сейчас у нас с ней не лучшие отношения, Бланш. Конечно, за несколько поцелуев я готов попытаться помочь вам.

Последние слова прозвучали с явным сарказмом. И как всегда в таких случаях, на щеке Люсьена особенно четко обозначился шрам. Голубые глаза Бланш тут же уставились на него, и герцог вспомнил другие глаза…

— Как вы поступите, Бланш, если после нашей свадьбы я захочу воспользоваться правами мужа и любовника?

— Подчинюсь вашему требованию. А что такое, Люсьен? Я знаю, вы меня не любите и женитесь лишь для того, чтобы получить свое наследство. Я же хочу стать герцогиней. Все очень просто, да?

— Так ли?

Смущенная взглядом Люсьена, Бланш уставилась в окно. Услышав стук колес, она вспыхнула от предвкушения счастья и вспомнила дрожащие губы, прижавшиеся к ее губам, и обещание приходить впредь.

Полулежа на подушках в своем экипаже, Люсьен смотрел в окно и злился. Вид толпы раздражал его. Он и Бланш расстались быстро и охотно. Вынув из жилетного кармана часы, Люсьен сверил время: издали донеслись удары Биг Бена. К вдовствующей герцогине он явно опаздывал.

В окно кареты просунулась голова возницы:

— На улицах беспорядки, милорд. Какие-то негодяи застопорили движение. Это все ирландцы, они толком и вожжей в руках держать не умеют!

— Постарайтесь как-нибудь пробиться, и, если можно, поскорее. Я еду к очень важной особе, и не хотелось бы бриться еще раз.

— Хорошо, милорд.

Экипаж дернулся и медленно пополз дальше. И тут у фургона, двигающегося впереди, отлетело колесо. Он остановился, развернувшись посередине дороги, и преградил путь еще одному, ехавшему навстречу, а также экипажу герцога. Справа, из узкой улочки, идущей вниз, в этот момент вылетела фермерская телега, доверху нагруженная птицей, со всего маху врезалась в экипаж Люсьена и опрокинула его. К счастью, за несколько мгновений до этого герцог услышал крики, выглянул в окно, увидел мчащуюся телегу и выпрыгнул. Поскользнувшись на мокрой мостовой, он распластался посреди улицы, потеряв ботинок и разорвав сюртук. Зато герцог не угодил под колеса фермерской телеги, которые превратили бы его в кровавое месиво.

— Ваше сиятельство! — воскликнул, склонившись над ним, возница. — Вы живы? Слава Богу! Такого я еще никогда не видел! Думал уже, что вас раздавило!

Люсьен сморщился от боли.

— Я тоже так подумал, — проворчал он и, опираясь на руку возницы, поднялся.

Они с трудом добрались до обломков недавно роскошного экипажа. Лошадей уже выпрягли и отпели в сторону. Фермерская телега разлетелась на части. Вся улица была усыпана куриными перьями. Пух плавал в воздухе. Люсьен посмотрел на свой новый бархатный плащ, покрытый перьями и пухом, а затем перевел взгляд на возницу. Тот, чихая, смахивал с себя пух. Герцог подумал, что они оба выглядят довольно нелепо.

— Чья телега? — громко спросил он.

— Да разве кто-нибудь признается, ми лорд? — Возница развел руками. — Ведь эта телега чуть было не отправила на тот свет такого важного вельможу, как вы. — Он покачал голо вой: — И как эта телега могла сорваться? Ведь улица не такая уж крутая. Не странно ли, ваше сиятельство?

Подбежавший грум был изумлен и испуган.

— Там, наверху, один парень сказал мне, что видел, как двое здоровенных малых столкнули телегу вниз и смотрели, в кого она врежется, потом повернулись и бросились бежать со всех йог.

— Видимо, кто-то хотел убить меня, — мрачно заметил Люсьен и переглянулся с возницей. — Д вам все же придется доставить меня к месту назначения. Не стоять же мне здесь весь день в одном ботинке и изодранной одежде…

29
{"b":"18544","o":1}