ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что ж, вы известный ценитель женской красоты, — усмехнулась Кэт, бросив взгляд на шрам Люсьена.

— Да, весьма странно, — задумчиво проговорил тот. — Порой невзрачные яблоки бывают очень вкусными, а румяные — с червоточиной.

— Хотел бы посмотреть, какая сердцевина у тебя, — бросил побледневший Перси, подступая к Люсьену.

Видя, что дело пахнет ссорой, герцогиня стукнула об пол тростью.

— Довольно! Петушитесь на улице, а в моем доме ведите себя прилично!

— Извините, бабушка, — спокойно сказал Люсьен. — Но мне пора откланяться. У меня назначена важная встреча.

И он стремительно вышел из комнаты.

— Люсьен, подождите! — крикнула ему вслед герцогиня. Но было уже поздно…

Даже добравшись до дома, Люсьен все еще не успокоился. Кипя от гнева, он начал просматривать газеты и присланные из имения бумаги, но не нашел ни единого упоминания о Красавчике Чарли и двух его сообщниках. Все трое как сквозь землю провалились. Люсьен, впрочем, сразу понял, что ничего загадочного в их исчезновении нет. Просто местные жители, не слишком словоохотливые, отказались делиться информацией с его слугами, а возможно, даже нарочно направляли тех по ложному следу.

Лучше всего поскорее забыть эту маленькую негодницу! Однако это ему не удавалось. «Хватит! — с досадой думал он. — Надо искать рассеяния в обществе, тем более что на днях дают несколько балов. Пожалуй, отправлюсь туда с Бланш, а заодно возобновлю старые знакомства».

Люсьен достал из буфета графин с бренди и налил себе полбокала. Посмотрев в зеркало, он поднял бокал:

— Да будь же ты проклята, черноволосая ведьма с фиалковыми глазами!

— Увидев перед собой эту гнусную физиономию со шрамом, я подумал, что это привидение.

Бросив на стул трость и перчатки, Перси начал возбужденно ходить из угла в угол. Кэт повесила на спинку кровати свой бархатный плащ и злобно посмотрела на брата.

— Я была уверена, что это утро для него последнее. Что ж, занесем в наш список еще один провал. Клянусь, не знаю, с чего я размечталась, что на этот раз с ним будет покончено! Сколько уже было попыток?! Растяпа Дженсен обещал убить Люсьена на дуэли, а сам чуть не отправился к праотцам. Потом два головореза, которых мы наняли. И чем это кончилось? Одного из них Люсьен застрелил, другого прикончил мечом.

— Это были твои идеи, Кэт!

— Да, но очаровательную маленькую актрису нашел ты! Она поклялась, что соблазнит нашего кузена и убьет его во сне, однако, сломав руку, уехала в Европу, и неизвестно, когда вернется! Вес, Перси, хватит. У меня уже началась мигрень.

— Если бы наша семья не исповедовала католицизм и не участвовала в бесчисленных заговорах против короля, мы не оказались бы сейчас в таком отчаянном положении! — с горечью заметил Перси.

— Скажи лучше, если бы мы не были такими мотами!

— При чем тут мотовство, Кэт! Разве деньги существуют не для того, чтобы делать жизнь приятнее?

— То-то теперь нам приходится оплачивать горы счетов и бегать от кредиторов! Я уже не решаюсь открывать дверь, боясь, что они вот-вот потребуют немедленной уплаты долгов! Нет, мы не можем допустить, чтобы Люсьен унаследовал свое имение! Поскольку нам не удается избавиться от него, надо вы думать что-нибудь другое. Кстати, у меня уже возникла одна идея. Уверена, ты одобришь ее.

— Какая же?

— Кажется, на днях наш бедный кузен собирается идти под венец. Сделаем так, чтобы он не дошел до алтаря, и это будет страшным, сокрушительным ударом.

Перси тихо засмеялся:

— По-моему, милая сестрица, ты страдаешь от неразделенной любви к кузену. Может, это началось еще в детстве. Недаром же ты расцарапала ему физиономию!

— Придержи язык, братец! Не то я вырву его и подам к обеду!

— Предлагаю перемирие, — уступил Перси. — Мы вместе способны совершить вес, и частности заставить Люсьена ползать перед нами на коленях.

— Шутки в сторону, Перси! Времени у нас в обрез. Когда ты похитишь невесту Люсьена?

— Думаю, завтра вечером на балу у лорда Харриера.

— Тогда это будет поистине чудесный вечер! — И Кэт плотоядно улыбнулась.

— Выдохни, — сказала Мэри, затягивая на сестре корсет.

Сабрина подчинилась. Она только что натянула черные шелковые чулки и прикрепила их к подвязкам с серебряными застежками.

— Не туго? Если графиня не задержится со своим туалетом, я не успею. Придется познать и помощь горничных.

— Не выдумывай! Ты все прекрасно дела ешь. Только помоги мне надеть этот ужасный кринолин. Вот так!

Сабрина облачилась в черную нижнюю юбку, затем в декольтированное вечернее платье из белого атласа, расшитое серебряной нитью и украшенное черным кружевом.

— Великолепно, Сабрина! — Мэри наблюдала, как сестра надела белые шелковые туфли на каблуках. — Теперь серьги и ожерелье.

Мэри открыла коробочку с драгоценностями.

— Сначала ты, — откликнулась Сабрина. Мэри вынула из своей коробочки серьги и ожерелье, как нельзя более подходящие к ее наряду и прическе.

— Прекрасно. — Сабрина одобрительно кивнула, посмотрев на сестру. — Теперь я.

И тут же на шее у нее засверкало бриллиантовое колье, а в ушах — тяжелые серьги с драгоценными камнями.

— Идем?

— Идем, — ответила Мэри.

Маркиз в кремовом шелковом камзоле и графиня в алом платье, усыпанном бриллиантами, ждали их в гостиной.

Лючиана с восхищением оглядела девушек.

— Боже, до чего хороши!

— Да, они превзошли мои ожидания! — Маркиз от волнения потирал руки. — Просто невероятно! Надев маски, они станут еще загадочнее.

Он сам надел маски на дочерей. Девушки посмотрели на себя в зеркало и рассмеялись. Маркиз нахмурился:

— Что тут смешного?

— То, что мы едем на первый в своей жизни бал в масках, — ответила Сабрина, чуть сдвинув маску.

Графиня бросила напряженный взгляд на старшую сестру.

— Почему мне это так знакомо? — прошептала она. — Но нет, этого не может быть!

— Пойдемте, мы и так уже опаздываем. — Маркиз поднялся. — Вот, накиньте на плечи. — Он вручил каждой из дочерей по шелковому платку.

В карете все молчали. Лишь колеса мерно постукивали по булыжной мостовой да поскрипывали рессоры. Неподалеку от Беркли-сквер их экипаж оказался в конце длинной очереди, тянувшейся до парадного входа в особняк. Когда они наконец остановились у подъезда, слуга в роскошной ливрее открыл дверь кареты и помог дамам выйти.

В холле было многолюдно. Сотни свечей горели в люстрах и канделябрах. Официанты разносили напитки и закуски. Звучала музыка. Пробираясь сквозь нарядную толпу, маркиз церемонно кланялся, дружески кивал и самодовольно улыбался, замечая, как мужчины бросают восторженные взгляды на его очаровательных дочерей и жену.

Когда они добрались до парадной лестницы, ведущей в бальную залу, их остановила дама, сверкающая драгоценностями.

— Вы здесь, дорогой Джеймс! — воскликнула она. — Значит, я не зря надеялась, что вы посетите мой скромный бал, вернувшись из путешествия. — Она оглядела Лючиану и стоявших рядом с ней Сабрину и Мэри. — С вашей суп ругой, маркиз, мы уже знакомы. А кто эти девушки? Уж конечно, не ваши дочери. Я даже не припомню, была ли у вас когда-нибудь семья? Ах вот оно что! Это дочери графини!

Лючиана натянуто улыбнулась:

— Ошибаетесь, миледи, это дочери Джеймса. Но скоро у нас будет общий ребенок.

— Маркиз, почему же я до сих пор их не видела? Неужели вы решили утаить от общества свое главное достояние?

Ее собеседник улыбнулся с наигранным простодушием:

— Бог с вами, ваша светлость! Я только ждал случая, чтобы ввести моих любимиц в высший свет. И вот этот случай представился. — Он гордо, как любящий отец, посмотрел на девушек. — Миледи, позвольте представить вам мою старшую дочь Мэри и младшую — Сабрину, которая, как утверждают, очень похожа на меня.

Девушки с трудом удержались от смеха, ибо Сабрина оказалась права: дражайший родитель не знал возраста дочерей, а возможно, даже путал их имена…

31
{"b":"18544","o":1}