ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не рассчитывала на ночлег в гостинице, собираясь отправиться в почтовой карете прямо до Лондона. Теперь она вынула свою драгоценную горстку монет, которая таяла на глазах. Придется заплатить около пяти пенсов за милю да еще дать кучеру и верховому сопровождающему, который охраняет пассажиров от разбойников. Завтра предстоит оплата гостиницы, еды и остатка пути. Элисия надеялась растянуть ничтожную сумму до Лондона, но сомневалась, что останется на жилье, без которого никак не обойтись. Ладно, об этом она подумает уже в столице.

Элисия уже собралась погасить свечу, когда в дверь постучали. Приоткрыв ее, она увидела Тиббитса, стоявшего у порога с маленькой кружкой какого-то питья, над которой поднимался парок.

— С поклоном от сэра Джейсона, мисс, — произнес он, вручая ей кружку. — Джентльмен рекомендует вам для большего комфорта и лучшего сна.

— Спасибо, — пробормотала Элисия, с радостью принимая горячий напиток, — будьте так любезны передать сэру Джейсону мою сердечную благодарность.

Она закрыла дверь и, обхватив горячую кружку ладонями, подумала, согреваясь, что, возможно, слишком поторопилась с суждениями. Возможно, не все лондонские джентльмены негодяи, которых следует опасаться. Изумительное тепло сдобренного ромом напитка медленно растекалось по ее иззябшему телу. Чувствуя, как затуманивается голова, она забралась в постель и натянула одеяло. «Наверное, это действует ром, — смутно подумалось ей. — Я ведь не привыкла к горячительному». Зато теперь ей было тепло и уютно. Элисия завернулась в одеяло и погрузилась в глубокий сон.

Глава 5

Я встретил деву средь лугов,

Прекрасную, как фея.

Она скользила меж цветов,

Я созерцал, немея.

Волос струился водопад,

Сверкал безумным блеском взгляд.

Д. Китс

У Элисии было ощущение, что она качается вниз головой. В голове стоял туман, он медленно плыл, лениво раскручиваясь…

Девушка кудрявая, полная огня,
Иди-ка поскорее замуж за меня.
Не будешь ты коров доить,
Свиней пасти, посуду мыть.
На мягкую подушечку
Сядешь, моя душечка,
Станешь сливки попивать,
Ягодками заедать.

Ягодки? Сейчас им не сезон, но она любит ягоды с сахаром и сливками. Клубника со сливками. Она захихикала…

Ах эта Полли, проказница крошка,
Уселась в золу, чтоб погреть свои ножки.
Но скоро пришлось ей надуть свои губки:
Отшлепала мама за сажу на юбке.

На юбке? Давно не было у нее новой юбки… Было бы приятно сидеть в новом наряде и есть клубнику с сахаром и сливками. О-ох!.. Как же болит голова! Что с ней такое? Что-то неладно. Она уже давно вышла из того возраста, когда твердят детские стишки… В ушах стоял шум дождя, стучащего по стеклу. Значит, ей нельзя будет сегодня пойти погулять…

Дождик, дождик, погоди,
Лучше завтра приходи.

Дождь все громче стучал в окно, и Элисия, открыв сонные глаза, уставилась на хрустальные ручейки, струившиеся по стеклу, как крохотные реки эльфов. Девушка закрыла глаза и попыталась снова поймать убегающий сон, но он ускользал, не давая себя запомнить; она почувствовала, что плывет за ним легко, как на облаке, и улыбнулась приятному ощущению. Надо бы открыть глаза и проснуться, но ей было так тепло и хорошо, а веки были такими тяжелыми, не хотели подниматься, и не в ее власти было их открыть. В это пасмурное, холодное утро ой как не хотелось вылезать из постели.

Она перекатилась на бок, прижимая к себе подушку, и услышала мерный стук своего сердца. Он звучал у нее под ухом. Но как это может сердце биться сразу в двух местах? Что за вздор? «У меня же одно сердце, а не два», — промелькнуло в сонной голове. Мысли двигались неповоротливо, голова была словно набита ватой.

Она с трудом открыла глаза и медленно поморгала, чтобы взгляд сосредоточился. Все было каким-то зыбким. Растерянно посмотрела она на подушку, к которой прижималась щекой. Она выглядела как… грудь мужчины.

Ахнув, Элисия вскинула глаза и уставилась в спящее лицо. Маркиз! Она ошеломленно поняла, что лежит, прильнув к его боку, причем нога ее интимно пристроилась между его бедрами, а рука обхватывает мускулистую волосатую грудь.

Она осторожно отодвинулась, попыталась сесть, но когда обвела взглядом комнату, почувствовала головокружение. Что он делает в ее комнате? Но нет, это была вовсе не ее комната! Она очутилась в совсем незнакомой комнате! Элисия пришла в отчаяние… Как могло произойти такое? Прошлой ночью она заснула в своей комнате, в этом она была уверена. Что же делает она здесь, в постели незнакомого мужчины? О Боже, что же произошло? Как получилось, что они с маркизом оказались в одной кровати?

Откинув одеяло, Элисия вытянула ноги, чтобы вскочить, и поняла, что они голые! Потрясенно глянув на свои обнаженные стройные бедра, она поспешно прикрылась, трепеща от такого открытия.

На ней не было ничего! Где ее ночная рубашка? Сжавшись под одеялом, она отчаянным взглядом обежала комнату, но не увидела никаких признаков своих вещей. Беспокойно прикусив ноготь, она подозрительно посмотрела на спящего маркиза. Неужели это его рук дело? Не может быть, он с первого взгляда проникся к ней открытой неприязнью. Ей с самого начала показалось, что он в такие игры играть не станет… Одно было ясно: ей надо выбраться из этой комнаты, прежде чем он проснется и… И что? Да просто, если он не виноват в этом, он, несомненно, предположит самое худшее — она сама явилась в его комнату… и в его постель. О! Только не это! Что же ей делать?

Элисия услышала, как он глубоко вздохнул, потянулся… Ее охватил дикий ужас при мысли, что он сейчас проснется и найдет ее здесь. В полной панике она вскочила и со всех ног бросилась к двери, но тут же испуганно вскрикнула, потому что не успела она сделать и двух шагов, как сильные руки схватили ее и притянули обратно на постель. Она боролась, как дикая кошка, билась руками и ногами, пытаясь царапаться и брыкаться, но он был сильнее. Так что вскоре она оказалась пригвожденной к постели его мощным телом, с руками, вытянутыми над головой и крепко схваченными железной ладонью. Ее ноги были прижаты его ногами, а все ее обнаженное тело бесстыдно соприкасалось с его также обнаженным. Оба они тяжело дышали. Зеленые, широко распахнутые глаза с расширенными зрачками уперлись в его золотые, удивленные. Вперив друг в друга взгляды, они молчали.

Она увидела, как по его лицу медленно стала расплываться кривая улыбка, а глаза заскользили, рассматривая ее черты: полуоткрытые дрожащие губы, трепещущие от испуга тонкие ноздри… Затем они перешли на ее распущенные волосы, рассыпавшиеся красно-золотой волной по плечам, и, наконец, сузились и потемнели, когда он посмотрел ниже, на порывисто вздымавшуюся под ним грудь.

— Ну и ну, — протянул он. — Должен сказать, что такого приятного сюрприза у меня не было много лет. Обнаружить, проснувшись, что Афродита ночью скользнула ко мне в постель… и так подходяще одетая. — Он замолчал, и свободная рука его двинулась вниз по ее обнаженному телу с оскорбительной медлительностью. — Или, сказать точнее, так подходяще раздетая? Поистине нежданная радость. Но ее нежелание будить меня… Это непростительно.

— Пожалуйста, пожалуйста, выслушайте меня, — умоляюще начала Элисия, когда его губы прильнули к ее шее и двинулись вверх, а затем она ощутила легкое покусывание: его зубы нежно прихватили мочку ее ушка, вызвав волну мурашек по всему телу.

21
{"b":"18545","o":1}