ЛитМир - Электронная Библиотека

Все оказалось совсем не трудно. Глаза лорда Тривейна стали слипаться, и маркиз удалился на покой. Сэр Джейсон оставался внизу, у камина, выжидая, пока маркиз заснет покрепче. Затем сэр Джейсон пробрался в комнату мисс Димерайс, подошел к кровати и услышал ее глубокое дыхание. Сонное зелье сделало свое дело. Он зажег свечу, осторожно раздел спящую девушку, помедлил мгновение, восхитившись ее наготой, затем поднял обмякшее тело Элисии и крадучись понес его по коридору в комнату лорда Тривейна. Там он опустил ее на постель рядом с маркизом и поспешил раздеть его. На какую-то минуту он ощутил испуг от того, что так все легко получилось. Но затем пожал плечами, сочтя это еще одним проявлением блестящей изворотливости своего ума.

Ему никогда не забыть тот прилив возбуждения, который он испытал, когда, войдя вместе с Твиллингтоном утром в комнату маркиза, увидел два сплетенных в объятиях тела. Это было весьма неожиданно, особенно если вспомнить, как отнеслись друг к другу мисс Димерайс и лорд Тривейн накануне вечером. Однако маркиз был мужчиной и, обнаружив в своей постели красивую обнаженную женщину, не упустил своего. Сэр Джейсон не завидовал мисс Димерайс, которой предстояло долгое объяснение с маркизом.

Бекингема распирало любопытство, ему хотелось узнать, о чем думает прелестная девушка. Вид у нее был растерянный, смущенный и очень трогательный. Бедная мисс Димерайс! Незавидная участь оказаться во власти мужчины, которого она недавно облила презрением! Ирония судьбы.

Он бы вовсе не удивился, если б маркиз после этого просто бросил ее, отказавшись жениться, несмотря на сплетни. Но лорд Тривейн славился умением ценить красоту. Возможно, он сделает ее своей любовницей, что наиболее вероятно, особенно если вспомнить его явное стремление и желание овладеть надменной мисс Димерайс.

Что ж, уже не имело значения, захочет жениться лорд Тривейн на девушке или нет: репутация его будет так опорочена, что даже самые отчаянные в своей охоте за женихами мамаши дважды подумают, прежде чем решиться стать его тещей. Сэр Джейсон сомневался, что лорд Тривейн вообще сумеет теперь найти себе подходящую и приемлемую для общества жену. Особенно если подтвердится слух о том, что его собираются вышвырнуть из Олмэка.

Но главная победа заключалась в том, что Бекингему удалось перехитрить лорда Тривейна. Маркиз какое-то время находился в его власти, в полной зависимости. Господи, да если б захотел, лорд Джейсон мог запросто, пока ненавистный маркиз спал, вонзить ему нож под ребра. Но конечно, несравненно большим наслаждением было видеть, как тот корчится, вынужденный либо жениться против воли, либо покрыть свое имя и титул несмываемым позором. Пусть до сих пор его репутация не блистала чистотой, но даже для маркиза существовала некая черта, которую нельзя безнаказанно переступать.

Сэру Джейсону даже хотелось, чтобы Тривейн прогнал мисс Димерайс прочь. Тогда бы он нашел ее и предложил ей свое покровительство… сделал бы ее своей любовницей. Прелестное создание! Он вспомнил, как призрачно светилось в мерцании свечи ее тело. Да, ему следует хорошенько подумать о таком повороте событий. И он снова не удержался от усмешки при мысли о том, в какой переплет попал спесивый аристократ.

Элисия опустила глаза и старалась разглядеть в темноте свои руки. Она не могла увидеть витое золотое кольцо, которое лорд Тривейн снял с мизинца и надел ей на безымянный палец, но, накрыв его ладонью второй руки, могла ощутить его изогнутую форму. Оно оттягивало палец своим весом и ощущением чего-то постороннего, являясь знаком ее принадлежности хозяину, так как меньше часа назад она дала клятву любить и покоряться этому незнакомцу, молчаливо сидевшему сейчас в карете напротив нее.

Что же это был за человек, ее новоиспеченный муж? Она не могла не думать об этом, украдкой поглядывая на его четкий профиль, изредка высвечиваемый всполохами молний, озарявшими карету. Он сидел, небрежно откинувшись на подушки и вытянув длинные ноги на противоположное пустое сиденье.

Она была теперь его женой, леди Тривейн, а сама едва могла заставить себя назвать его по имени. Она с юности мечтала, что когда-нибудь влюбится, выйдет замуж и будет растить детей, которым отдаст всю свою любовь и нежность… Какая сумасбродная детская наивность! Только теперь она поняла, насколько же уязвимой сделали ее эти мечты.

Элисия с тоской вспомнила родителей и стала размышлять о том, как бы они отнеслись к такому повороту ее судьбы. Они не разделяли бытовавшее в свете мнение о пользе устроенных браков. Их собственный счастливый опыт заставлял верить только в брак по любви. Они никогда не позволили бы дочери принести себя в жертву и вступить в брак по расчету ради какой бы то ни было выгоды. Но несмотря ни на что, она сидела в карете, выйдя замуж за беспутного светского щеголя, богатого, красивого и не знающего жалости при достижении своих целей. Этого человека, холодного как лед, нимало не трогали ее переживания и чувства.

Почему он настоял на браке с ней? Он не счел нужным скрывать, что никто не может заставить его сделать что-либо против его воли и желания. Репутация у него и без того не из лучших. Одним скандалом больше, одним меньше — суть дела от этого не менялась. Он заявил о своем желании иметь наследника. Что ж, вокруг наверняка хватало женщин, которые сочли бы за честь родить ему детей. Но только не она! И если он решил, что Элисия ему покорится, то он жестоко ошибся. Любви здесь и близко нет. Хотя Элисия знала, что возбуждает в нем желание. И мысленно поклялась не уступать маркизу.

Она до сих пор ничего не могла понять. Если он всего-навсего желал ее, почему же не сделал свое дело нынче утром, когда она лежала беспомощная, целиком в его власти, раздавленная его силой? У него не было никаких причин жениться на ней… Он явно не относился к тем, кого встревожила бы участь девушки с подмоченной репутацией.

Элисия содрогнулась, подумав о том, что едва не случилось с ней сегодня утром. Мурашки побежали у нее по коже при воспоминании о том, как близко было падение.

— Продрогла? — раздался из темноты голос Тривей-на. Не дожидаясь ответа, он наклонился и притянул Эли-сию к себе на колени, закутал своим плащом ее дрожащее тело и крепко сжал в объятиях. — Лучше? — пробормотал он, щекоча теплым дыханием ее шею.

— Да, благодарю вас, но мне было вполне удобно и на прежнем месте, — задыхаясь, проговорила Элисия, стараясь высвободиться, но его руки лишь крепче сомкнулись вокруг нее.

— Сиди спокойно, — мягко пророкотал он, и губы его ласкающе скользнули ей за ушко.

— Пожалуйста, — умоляюще произнесла она, чувствуя, как при этом прикосновении новая волна озноба прокатилась у нее по телу.

— Что пожалуйста, дорогая моя… жена? — еле слышно засмеялся маркиз, и губы его наконец прильнули к ее губам. Он целовал ее долго и страстно, его рот безжалостно раздвинул ее губы, неумолимо вжимая жестокий поцелуй в их нежную покорность. Она чувствовала на себе движение его ищущих рук. Вот они обнаружили маленькие пуговки ее лифа и осторожно расстегнули их. Его ладонь скользнула внутрь, лаская теплую упругую плоть. Губы его оторвались от ее рта и двинулись вниз по шее, пока он не уткнулся лицом ей в грудь, упиваясь ароматом ее тела и судорожно сжимая ее в объятиях.

— Ты пахнешь как сад, полный роз и жасмина, — хрипло прошептал лорд Тривейн. Губы его снова вернулись к ее лицу, и он вновь стал покрывать ее поцелуями — безумными, страстными, вновь жадно впился в ее рот, пока она не почувствовала, что задыхается.

Наконец он оторвался от ее воспаленных губ и стал осыпать ей лоб, виски и щеки дождем легких летучих поцелуев. Одной рукой он притянул ее к своему плечу, а вторую по-хозяйски положил ей на грудь, взяв в горсть ее сочную упругую тяжесть. Откинув голову, он прикрыл глаза, на твердых мужских губах играла торжествующая улыбка.

Спустя какое-то время Элисия услышала под ухом его ровное дыхание. «Он просто дьявол», — подумала она со слезами, совершенно обескураженная от тех чувств, которые он в ней пробудил. Ей следовало бы презирать его. И разумеется, она его презирала, но одновременно он заставлял ее испытывать такую слабость, такой жар. Этого никогда с ней не случалось. Она была сама не своя, не находя никакого объяснения доселе неизведанным чувствам. Все эти странные ощущения где-то внутри… когда она так его ненавидит! Элисия закрыла глаза, раздумывая о его поцелуях, и задремала… по-прежнему прильнув щекой к его сердцу.

26
{"b":"18545","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пистолеты для двоих (сборник)
Синяя кровь
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Всеобщая история любви
В объятиях лунного света
Маленькая страна
Код да Винчи
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Метро 2035: Стальной остров