ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
О, мой босс!
Курортный обман. Рай и гад
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Книга, открывающая безграничные возможности. Духовная интеграционика
Экспедитор. Оттенки тьмы
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный

— Да, Алекс. Не так уж это трудно оказалось. — Он выпустил из рук плечи Элисии и отвернулся от нее.

— Я правда очень сожалею, но я всегда ездила одна и не привыкла к тому, чтобы за мной следовал грум, — попыталась она найти оправдание.

— А здесь тебе нельзя ездить одной. Ты будешь делать то, что я велю, и подчиняться моим желаниям.

— Если бы вы объяснили причину, почему мне нельзя ездить одной, я бы последовала вашему совету! — с досадой воскликнула Элисия, забывая о недавней покорности.

— Моя дорогая, мне нет нужды объяснять тебе свои поступки и приказы. Ты будешь выполнять мои распоряжения беспрекословно, — надменно заявил маркиз, бросая на нее вызывающий взгляд.

— Другими словами, я — ваша раба, ваша вещь. Не дождетесь! У меня есть мысли и чувства превыше ваших приказов и повелений! — со всей пылкостью заявила Элисия.

Лорд Тривейн прищурился и сжал кулаки.

— Если б я не был джентльменом, дорогая моя, я дал бы тебе пощечину, но мне жаль портить такое хорошенькое личико.

— О нет, можете исполнить ваше гнусное намерение. Я слышу от вас одни угрозы. С первой нашей встречи вы жаждете применить ко мне какое-то физическое насилие, — запальчиво продолжала она.

— Моя дорогая, если бы ты только знала, чего именно жажду я с нашей первой встречи, не стояла бы ты так вызывающе и не толкала бы меня к физическому проявлению мужского начала. Тебе бы не понравились методы, которые бы я использовал, чтобы тебя подчинить, — презрительно объявил он, и золотые глаза его, в которых отражался огонь камина, медленно прошлись по ее напряженной фигуре.

Испугавшись намека, Элисия попятилась.

— Я не бросаю вам никакого вызова, но вы скоро поймете, что я никогда не стану бесхребетной женой, безропотно выполняющей повеления своего мужа вопреки своим желаниям. И так будет всегда, сколько бы вы ни пытались мной помыкать.

— Неужели, моя дорогая? Надо же, а я и понятия не имел, что женился на такой свободомыслящей девице. Весьма содержательный разговор у нас получился. Я просто потрясен… А что подумают мои друзья?.. — насмешливо продолжал он, усаживаясь в одно из глубоких темно-красных кресел. — Я-то ошибочно считал вас кроткой и послушной девушкой, которая с распростертыми объятиями приветствует во мне своего мужа и господина.

— Вы насмехаетесь надо всем! — с негодованием воскликнула Элисия. Она стремительно направилась к двери, но на пороге обернулась и, сверкнув зелеными взбешенными глазами, объявила: — Так пусть этот брак тоже будет такой насмешкой и фальшью. И никто из нас ничего не требует… и не ждет от другого!

С этими словами она вихрем вылетела из комнаты, не обращая внимания на его сердитый, повелительный окрик.

Элисия перекатилась на спину и устремила невидящий взгляд в темноту нависшего над кроватью балдахина. Она несколько часов ворочалась, тщетно пытаясь уснуть, но ничего не помогало. Поджав колени, она села на постели и оперлась подбородком на скрещенные руки. Мысли ее вновь и вновь возвращались к бесконечному обеду, который она вытерпела до конца, не чувствуя вкуса ни единого из подаваемых блюд. Она радовалась лишь тому, что непомерно длинный стол отделяет ее от маркиза, не сводящего с нее яростных глаз. Она не могла припомнить, чтобы они когда-нибудь получали удовольствие от совместной трапезы. Бедный Антуан, темпераментный французский повар его светлости, должно быть, пребывал в унынии от пренебрежения его кулинарными шедеврами, которые то и дело отправлялись на стол лакеям и служанкам.

Сколько еще удастся им обоим выдерживать эту войну? Элисии, уставшей от нескончаемых препирательств, казалось, что лорд Тривейн купается в этом супружеском противостоянии. С другой стороны, она изнемогала от беспокойного ожидания очередного замечания, чтобы немедленно его отразить. Все ее умственные и душевные силы были сосредоточены на самообороне.

Она испытывала тягостную тревогу, словно на краю пропасти, когда один неверный шаг способен отправить ее в бездну, возврата из которой не будет. Не слишком разбираясь в характере маркиза, Элисия тем не менее сердцем понимала, что он кипит от злости и с каждой минутой эта злость становится все более яростной. По-видимому, она обладала какой-то особой способностью выводить его из терпения, лишать всегдашней невозмутимости. Что ж, значит, надменный маркиз нашел в ней достойного противника, равного ему по силе. Элисия улыбнулась про себя, наслаждаясь своей ролью шипа, вонзившегося в его аристократический бок. Она осторожно разыграет свою партию… Маркизу еще придется увидеть, что в этом поединке выигрышная карта досталась не ему. Но разумеется, она вовсе не собиралась ставить под удар свое не слишком прочное положение и дразнить его чересчур часто и ядовито. Она и так заставила сегодня его кровь вскипеть и заглянула в бурлящий котел страстей, которые он обычно держал при себе. Да, у нее была причина испытывать страх. Так что теперь ей придется ходить на цыпочках. Она слишком дорожила своим спокойствием, чтобы напропалую пускаться в опасные игры с маркизом.

Откинув простыни, Элисия соскользнула с постели и нащупала ногами изящные туфельки бирюзового цвета в тон ее бархатному халату. Накинув его поверх рубашки тончайшего полотна, подхваченной под грудью узкими бархатными ленточками, она с наслаждением почувствовала, что согревается.

Элисия потуже завязала пояс и, подойдя к камину, зажгла от почти прогоревшего огня свечу, а затем вышла в коридор, тишину которого нарушал лишь отдаленный шум морского прибоя. Элисия двигалась медленно, стараясь не заглядывать в темные углы и ниши. Свеча бросала перед ней неверный свет. Согнутой ладонью она старательно заслоняла пламя свечи от сквозняков, чтобы случайный порыв не задул колеблющийся огонек.

Когда она спустилась с лестницы, старинные часы б холле пробили два. Их звучные, похожие на колокольный звон удары эхом отражались от каменных стен, и Элисия испуганно оглянулась на дверь кабинета лорда Тривейна. Но свет не пробивался из-под нее, наверное, он уже отправился спать. В конце обеда, не дожидаясь десерта, он покинул столовую, захватив с собой бутылку портвейна. Когда Элисия спустя несколько часов удалилась к себе, он все еще оставался в своем кабинете.

Вот и библиотека. Подняв повыше свечу, Элисия двинулась вдоль шкафа с книгами, посматривая на корешки в попытке выбрать что-то увлекательное, но довольно легкое, чтобы можно было наконец уснуть. Элисия потянулась было к томику латинских стихов, как вдруг почувствовала, что не одна в библиотеке, и быстро обернулась.

Лорд Тривейн стоял в дверях, соединяющих библиотеку с его кабинетом. Без сюртука и галстука, он оперся на дверной косяк, отсвет каминного огня падал на его мощную фигуру, играя на полупустом хрустальном стакане в руке.

— Ну и ну, что мы видим? — произнес он, перешагивая через порог. — Полуночный набег на мою библиотеку?

— Я полагала, вы уже в постели, — промолвила напуганная странным блеском в его глазах Элисия, судорожно прижимая к груди толстый том словно щит.

Он взял свечу из ее пальцев и, держа перед собой, стал медленно рассматривать в ее мерцании фигуру девушки с волной распущенных волос, переливающихся всеми оттенками пламени.

— Дверь была открыта, и мне послышался какой-то шум. Я решил проверить, в чем дело… И что же нахожу? Мою ученую жену! — В голосе его зазвучала издевка. — Не можете заснуть? Это ужасно, но в фальшивом браке утешить вас под утро могут только ваши книжки.

— Этого вполне достаточно. Вы считаете, что только мужчины должны быть образованными? Женщины имеют точно такое же право развивать свой ум и пользоваться им…

— Им нет никакой нужды развивать свой ум, моя дорогая, — прервал он ее. — Все, что им нужно для достижения своих целей, это воспользоваться своим телом.

Элисия задохнулась, кровь бросилась ей в лицо, затопила щеки алым румянцем.

— Ложь! — с жаром воскликнула она, в гневе подступая к нему. — Это вы, мужчины, держите нас в невежестве и используете только для своего удовольствия. Ваша жена обязана слушаться ваших приказов, рожать вам детей, вести дом, а ваша любовница — быть покорной и удовлетворять ваши желания. О да, вы будете и дальше держать нас в невежестве, потому что, если мы будем образованны, если у нас будут права, вы нам не понадобитесь!

39
{"b":"18545","o":1}