ЛитМир - Электронная Библиотека

— Адмирал поздравляет вас, сэр. Мы заметили французский военный корабль в полдень. Он держится в отдалении, явно выжидая, чтобы проскочить под покровом тумана, — доложил лейтенант, едва сдерживая волнение при мысли о предстоящем бое.

— Они еще не повернули к берегу, лейтенант?

— Нам просигналят с «Отважного», сэр, как только они начнут маневр… Мы будем их ждать. — В голосе юноши слышалось нетерпеливое ожидание схватки.

— Позаботьтесь, чтобы шлюпка была хорошенько спрятана, — предостерег его Айан, придирчиво наблюдая за действиями матросов. — Да, мы, разумеется, подождем, но сейчас надо действовать. — Айан был напряжен как пружина и по-деловому сух. — Уведите своих людей в укрытие. Пусть рыбка как следует запутается в сетях, и тогда она не сумеет уплыть обратно в море. — Он замолчал, прикидывая величину узкого оврага. — Главное, чтобы они не забились, как кролик, в нору, почуяв опасность. И еще. Лейтенант, не стреляйте в местных жителей, если только они не начнут стрелять в вас. Не стоит калечить их понапрасну.

Когда груженую лодку контрабандистов волной вынесло на берег, он выглядел совершенно пустынным. Ракушки и галька громко заскрипели под тяжестью вытаскиваемого суденышка, заглушая слабый плеск воды.

Спрятавшись за скалами, Айан и его команда напряглись при крике совы, прозвучавшем сверху, и, затаив дыхание, смотрели, как цепочка лошадок медленно выбиралась из глубокого оврага, где они явно поджидали сигнала о прибытии лодки и отсутствии опасности.

— Передайте вашим людям, — прошептал Айан юному лейтенанту, укрывшемуся рядом, — по моему сигналу — вперед.

Лейтенант Харгрэйв отдал приказ готовым к схватке матросам, расставленным по всему берегу, а в это время караван лошадок, увязая в песке, двигался мимо, направляясь к лодке. Там и встретились обе шайки контрабандистов.

Айан выждал еще минуту и оглушительно свистнул. Пронзительный звук мгновенно привел в действие засаду.

Моряки окружили контрабандистов и стали наступать, постепенно сужая кольцо вокруг растерявшихся французских матросов и испуганных местных жителей. Однако когда французы попытались столкнуть шлюпку на воду, начался хаос. Суденышко было еще не разгружено и не поддавалось их тщетным усилиям. Местные, бросив соучастников на произвол судьбы, кинулись спасаться, но мокрые сапоги тяжело шлепали по песку, смешанному с водой, не давая удирать от преследования военных моряков.

Из-за прикрытия так и не спущенной на воду лодки раздались выстрелы: французы поняли всю тщетность попыток уйти.

Айан одним стремительным прыжком оказался на мягком песке с взведенным пистолетом в руке, но французов уже одолевали, кольцо сомкнулось и сжало их в смертельном объятии. Открытые для стрельбы и слева, и справа, они сдались, оставив на месте несколько убитых и раненых.

Айан передал командование лейтенанту, глаза которого сверкали боевым задором на перепачканном лице, а недавно безупречная форма была измазана и порвана, сам же отправился к пленным. Его не интересовали согнанные к лодке французские матросы или угрюмые жители деревни. Он пока не обнаружил ни шпиона, ни его донесения. Внимательно разглядывая людей, сопровождавших караван лошадок и мулов, он отыскивал глазами графа или сквайра, но не находил ни того, ни другого. Присутствовали только обыкновенные местные жители, которые всегда разгружали контрабанду и развозили груз по многочисленным тайникам.

Это не сулило ничего хорошего: либо граф, либо сквайр обязаны были здесь находиться, не имея иного выхода, особенно граф с его сведениями. Однако жадность всей шайки привела к тому, что она решила захватить лишнюю партию товаров для сквайра, надеясь, по-видимому, выручить побольше денег. В таком случае без сквайра бы здесь не обошлось, равно как и без графа, для которого и предназначалась эта лодка.

Выругавшись, Айан недоуменно огляделся вокруг и внезапно заметил мимолетное движение на крутом склоне горы.

— Эй, парни, за мной! — крикнул он вооруженным морякам, без дела стоявшим после схватки. Рванувшись к утесу, Айан не сводил глаз с фигуры, заметавшейся на самом верху.

— Ищите потайной ход!

Со всех ног они бросились обыскивать кусты и камни в поисках тропинки, по которой ускользнул беглец, растворившись в тумане, укрывшем всю окрестность плотной белой пеленой. «Я не могу дать им уйти… Только не теперь, когда мы подошли к ним вплотную», — подумал Айан, закипая яростью.

— Здесь! Я его нашел, сэр! — раздался торжествующий крик из тумана.

Тайная тропинка была искусно скрыта между двумя валунами, громоздившимися под нависшим скальным козырьком. Она вилась через узкую расщелину в камне, выходя наружу с другой стороны утеса, укрытая сверху и снизу от любопытных глаз.

Айан в сопровождении моряков медленно продвигался по узкой тропе. Туман скрывал и ее неровности, и обрыв, по краю которого она шла. Но если моряки двигались с трудом, то и преследуемые ими контрабандисты вряд ли могли легко скрыться. Время от времени в просветах клубящегося тумана они видели их спотыкающиеся фигуры. Заметив беглецов в очередной раз, Айан сделал поверх голов предупредительный выстрел. Одна из фигур помедлила нерешительно, однако затем все же продолжила подъем.

— Теперь стрелять только на поражение, — приказал Айан своим людям, которые уже держали пистолеты наготове.

Туман клубился и завивался тающими вихрями, маня и сбивая их с толку обманчивыми силуэтами преследуемых противников.

— Стойте, или будем стрелять! — крикнул Айан, когда беглецы показались на мгновение снова… но те упорно продолжали подъем.

— Огонь! — скомандовал Айан, однако туман опять сомкнулся, и выстрелы раздались вслепую.

— Проклятие! — пробормотал Айан, когда им пришлось вновь пуститься в погоню за ускользающим врагом. Внезапно дорогу им преградил темный камень, лежавший как раз посреди тропинки.

Айан нагнулся и потрясенно ахнул, увидев сквайра. Черный плащ накрывал его как палатка. Айан осторожно перевернул Блэкмора. Сквайр был мертв… Пуля угодила ему в голову.

— Пошли, у нас еще много дел впереди, — мрачно проговорил Айан, переступая через труп сквайра Блэкмора, невидящие глаза которого были устремлены в небо.

Глава 15

Троны королей превыше их самих.

У. Питт, граф Чатам

Сознание вернулось к Элисии на волнах тошноты и сверлящей виски боли. Она почти была готова вновь погрузиться в безмолвную пучину бесчувствия. Жалобно застонав, она попыталась сесть, но не сумела, потому что острая боль где-то внутри головы, за глазами, пронзила ее, и она рухнула на холодный каменный пол пещеры.

Медленно открыв глаза, молодая женщина растерянно обвела глазами стены, но они кружились в безостановочном хороводе, а свет факелов, воткнутых в расщелины, неясно мигал и расплывался, не давая ничего рассмотреть. Откуда-то издали доносился мерный гул моря, бьющегося о скалы.

С трудом поднявшись, Элисия села, прислонясь к какой-то бочке, и ощутила ее жесткую и такую обыкновенную опору. Постепенно зрение ее начало проясняться, равновесие вернулось, и пол пещеры выровнялся и перестал качаться. Она поднесла трясущуюся руку к затылку и ощутила на волосах липкую, запекшуюся кровь. Прикосновение к огромной шишке заставило ее сморщиться от нестерпимой боли. Она закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула, желая избавиться от подступившей тошноты. Все тело ныло и казалось чужим. Осторожно опустив глаза, Элисия увидела свою порванную, перепачканную кровью амазонку. При мысли о том, сколько труда стоило Дэни отчистить ее и привести в порядок после недавнего несчастного случая, она чуть не рассмеялась и одновременно чуть не разрыдалась. Похоже, платье уже отслужило свое.

Подавив невольную дрожь, Элисия посмотрела на ведущие вверх узкие крутые ступеньки, высеченные в боковой стене пещеры. Они поднимались на головокружительную высоту к большой железной двери в пагоду.

65
{"b":"18545","o":1}