ЛитМир - Электронная Библиотека

Но, осознав, что люблю тебя, я кое-что утратил. Я не могу причинить тебе вред или боль, чтобы исполнить свои желания. — Он стоял перед огнем, как бы желая согреться его теплом. Единственным признаком волнения были крепко сжатые кулаки — побелевшие костяшки стиснутых пальцев резко выделялись на фоне загара, Элисия задумчиво улыбнулась. Что верно, то верно: человек он властный и надменный, пожалуй, не жестокий, просто привыкший все подчинять собственным желаниям. Гордый, царственный аристократ. Но она его любила. Ее улыбка сделалась ослепительной, зеленые глаза засияли, заискрились: она поверила в его любовь.

Полено упало в камине, искры взлетели и рассыпались, когда оно улеглось на новом месте. Элисия шевельнулась, ее оцепенение развеялось треском пламени. Чары, державшие ее в плену, сотканные его волшебными словами, растаяли, и она шагнула к нему… К мужчине, которого любила.

Алекс почувствовал, как нежные руки обвились вокруг его талии: Элисия прильнула к его широкой спине, прижимая к себе, словно боялась потерять. Она торопилась ответить на его слова любви. Он ощутил волну жара, прокатившегося по его телу, вызванную совсем не близостью пылающего камина. Она потерлась щекой о его плечо, но он оставался неподвижен, давая ей возможность сделать первый шаг.

— Алекс. — Голос ее мягко прозвучал у него под ухом, как довольное мурлыканье. Она ластилась к нему как кошечка. — Мне здесь нравится, милорд. По правде говоря, я с удовольствием возьму на себя роль хозяйки поместья. А как же мне сохранить остроту ума, если я не буду оттачивать его на таком упрямом, надменном, невыносимом… и горячо любимом муже? — проворковала она.

Элисия почувствовала, как плечи Алекса дрогнули, услышала его раскатистый смех, от которого содрогнулось все его тело. Он схватил ее руки и разомкнул их. Мгновенно обернувшись, он крепко прижал любимую к своей груди.

— Ах, миледи! Где найдется другая такая, как ты? — Он не смог удержать счастливого смеха. — Ты слышала предание об удаче Тривейнов? Говорят, у меня заключен союз с дьяволом. Теперь этот слух только подтвердится. Кто усомнится в нем, увидев мою зеленоглазую ведьму-жену, которая всех нас опутала своими чарами? Но, — предостерегающе добавил он, — только я буду ее хозяином, только мне будут принадлежать ее медвяные поцелуи. Несомненно, у наших детей будут рога и хвосты, но мы принадлежим друг другу, как ни одна женщина, ни один мужчина нигде и никогда.

Алекс еще крепче стиснул жену в объятиях.

— Дайте мне, миледи, еще раз услышать, что вы меня любите, — пророкотал он, покусывая мочку нежного ушка. — Меня никогда не насытят эти слова.

— Разве не предпочтете вы, милорд, чтобы я показала, как сильно вас люблю? — осведомилась Элисия, поднимая на него невинные зеленые глаза. — А может, вам больше нравится слушать об этом? Тогда я стану рассказывать о моей любви к вам.

Алекс улыбнулся уголком рта, золотые глаза его сияли счастьем.

— Вы играете моими чувствами, миледи? Тогда принимайте последствия этой игры, потому что я испытываю страшный голод, утолить который будет не так-то легко.

Он ласкал нежное лицо Элисии, пока его жадный рот не нашел ее полуоткрытые губы и не приник к ним пылко и страстно. Элисия обвила шею Алекса руками и прильнула к нему, упиваясь его сладостным натиском, с наслаждением чувствуя руки любимого на своем теле.

Он оторвался от нее на миг и посмотрел в потемневшие от пробужденной им страсти зеленые глаза с отяжелевшими веками. Они не уступали ему по силе желания.

— Так как, миледи? Не слишком высока цена? — осведомился он, и глаза его сверкнули дьявольским блеском.

— Цена не может быть слишком высокой, если дело того стоит, милорд, — прошептала Элисия, маня его взглядом, полным ответного огня.

74
{"b":"18545","o":1}